Студенческие разрушительные отряды

4 сентября нынешнего года в Москве начнется конференция по мирному урегулированию в Афганистане.
Афганистан – это вообще особая статья. Название его на одном из тюркских диалектов означает «страна скрывшихся», то есть это даже не название населяющего ее народа, хотя слово «афган» в большинстве случаев ассоциируется с самым многочисленным народом Афганистана — пуштунами. Территория страны труднодоступна для чужеземцев, и племена, поселившиеся там в раннем средневековье, почти всегда сохраняли независимость от различных непрошенных гостей.
А их было много: и персы, и арабы, и османы, а в новое время Афганистан стал ареной противоборства двух мощнейших империй, Российской и Британской, поскольку Россия присоединила Туркестан и быстро приближалась к «жемчужине» Британской короны – Индии.

Следует сразу отметить, что, несмотря на формальные победы британцев, они никогда по-настоящему не контролировали Афганистан, а в 1919 году им вообще пришлось покинуть его, не солоно хлебавши. Хотя, по правде говоря, хлебать там и с солью особенно нечего. Страна – одна из беднейших в мире: в 2009 году по размеру ВВП (800 долларов на душу) занимала в мире 219-е место по паритету покупательной способности, и с тех пор положение вряд ли улучшилось.
Единственный, пожалуй, спокойный период в жизни Афганистана был, когда страной правил король Мухаммед Захир-шах. Многие афганцы вспоминают годы его правления как «золотой век» Афганистана, отличавшийся стабильностью и даже некоторым прогрессом. Ему принадлежит знаменитая фраза: «В Коране нигде не сказано, что Аллах против научно-технического прогресса, так почему с ним надо бороться?». Ходили слухи, что он сказал даже и так: «В Коране нигде не сказано, что Аллах против коммунизма, так почему с ним надо бороться?». Такой вариант никак не исключался, поскольку король крепко дружил с советскими лидерами.
Но короля, который правил 40 лет, свергли, и страна постепенно погрузилась в пучину сначала гражданских войн, а потом и новых иностранных вторжений, что продолжается до сих пор.
Однако воинской славы там не снискали не только британцы, но и последующие радетели за свободу и процветание местного населения. В 1979-1989 годах это был «Ограниченный контингент советских войск в Афганистане», который был введен всего-то для того, чтобы отстранить от власти Хафизуллу Амина — убийцу «коммуниста» Нур Мухаммада Тараки. Но этот ввод превратился в затяжную кровопролитную войну наших с моджахедами, которых поддерживало ЦРУ. Причем, по официальной версии, помощь ЦРУ моджахедам началась в течение 1980 года, то есть, после того как советская армия вошла в Афганистан 24 декабря 1979 года. Но на самом деле американцы спровоцировали СССР на вторжение – относительно недавно стало известно, что президент Картер подписал директиву о тайной помощи борцам с просоветским правящим режимом Афганистана 3 июля 1979 года.
Тем не менее сейчас в Афганистане многие вспоминают шурави (советских военных) с теплотой, по сравнению с американцами, которые аж с 2001 года застряли там с их «Несокрушимой свободой», и конца этой «свободе» не видно.
А как же там оказались американцы? Если помните, они решили наказать правящий там режим талибов за укрывание Усамы бен Ладена, которого США считали ответственным за теракты 11 сентября того самого года. Хотя, по некоторым сведениям, настоящей причиной был отказ талибов поддержать прокладку Трансафганского трубопровода (ТАПИ) на американских условиях.
И наказали. Но не до конца. Основные силы талибов ушли в горы Вазиристана в Пакистане, и оттуда начали снова потихоньку отвоевывать ранее подвластную им страну. Сейчас, по разным сведениям, они контролируют большую часть сельской местности, то есть до 70% территории страны, да и некоторые крупные города, например Газни, который они недавно легко захватили, и так же легко из него ушли.
Так кто же такие талибы, что их никак не удается ликвидировать сильнейшей армии в мире (как бы они сами не ликвидировали эту сильнейшую армию)?
А просто студенты. Правда, исламские. И вот отряды этих студентов в 1996 году сокрушили в Кабуле «Северный альянс» и советского ставленника Наджибуллу, а сейчас вполне успешно теснят американцев с их натовцами.
Дело в том, что Талибан весьма популярен среди простых афганцев, и завоевал он популярность благодаря успехам в борьбе с коррупцией и восстановлению мира. Талибы утверждали, что они строят мирное исламское государство, следующее законам шариата, и без коррупции. Талибы следуют очень строгой интерпретации шариата — ашаризму, ввели публичную смертную казнь, упразднили права женщин на образование и профессиональную деятельность, запретили телевидение, музыку, изобразительные искусства, кино, компьютеры и Интернет, мужчин обязали носить бороды, а женщин полностью закрывать тело в общественных местах. Звучит парадоксально, но в Афганистане большинство это приветствовали.
Мораль этого проста: не пытайтесь насаждать демократию там, где ее не ждут.
Для остального же мира их режим стал синонимом мракобесия и нетерпимости: взорванные памятники архитектуры – Бамианские Будды, отрубание рук ворам, ликвидация прав женщин и прочие прелести. Поэтому во многих странах, в том числе и у нас, их движение объявлено террористическим.
Но реальность диктует свои законы. Бесконечная война в Афганистане достала всех. А без переговоров с талибами ее не закончить.
Чем же особенна предстоящая вскоре конференция в Москве?
Ведь на ней будут представлены привычные участники: Россия, Китай, Индия, Пакистан, Иран и пять среднеазиатских стран. В апреле 2017 года такая конференция не стала успешной. Тогда отсутствовали талибы и основной игрок – США. В Госдепе тогда заявили «Мы считаем, что такая инициатива вряд ли будет способствовать какому-либо прогрессу на данном направлении». Да и нынешние власти Афганистана вроде бы не поддерживают такую встречу.
Какой же в ней тогда смысл для нас? Ведь американцы ни за что не поддержат событие, инициируемое Москвой. А без них никакого афганского урегулирования не предвидится. Но не предвидится его и без талибов. А вот они как раз вроде бы приедут в Москву, как было заявлено нашим МИДом.
До сих пор талибы считали бессмысленным диалог с правительством страны и требовали переговоров непосредственно с США. Американцы против, так как это стало бы признанием их бессилия в Афганистане, хотя неофициально Госдеп ведет диалог с катарским офисом Талибана. А как раз представители этого офиса и должны появиться в Москве в начале сентября.
Власти Афганистана, как уже сказано выше, тоже не поддерживают встречу. Явно. А неявно, помощник президента Афганистана по национальной безопасности Ханиф Атмар встречается с нашим послом и обсуждает с ним возможности перемирия с талибами.
До недавнего времени Россия игнорировала талибов, считая их террористами и потенциальными агрессорами против Средней Азии. Но время показало, что они все-таки не выходят за границы своей страны и не угрожают среднеазиатским соседям, а совсем даже наоборот воюют против чужаков для Афганистана — отрядов ИГ (запрещена на территории РФ), которые как раз и являются угрозой для Средней Азии. Так что они со временем могут и расстаться со званием террористов.
Что все это означает для России?
Совершенно не факт, что конференция пройдет успешно, ведь без США, как уже говорилось, афганское урегулирование не просматривается.
Но фактическое признание официального Афганистана, что Россия является влиятельным участником мирного урегулирования в этой стране, успешные, что ни говори, действия наших военных в Сирии, приближающие завершение войны, и подчеркнуто уважительные взаимоотношения нашего президента и израильского премьера говорят о том, что Россия вернулась на Ближний (и Средний) Восток полноправным игроком.
Хорошо это или плохо?
Поживем — увидим.

©Юрий Кузьмин

Издатель