Мнение эксперта

Эдуард ЧУРКИН,заместитель директора по аналитике консалтинговой компании Strategic modelling group: — Если рассматривать налоговую амнистию в контексте реальных институциональных проблем современной российской экономики, а не с позиций всевозможных политических выгод, то следует отметить несколько принципиально важных направлений позитивного воздействия данной реформы. Первое — привлечение дополнительных средств в бюджеты всех уровней. Второе — увеличение налоговой базы в долгосрочном периоде. Что касается федерального бюджета, то его пополнение вряд ли имеет какой-либо смысл при сложившемся уровне профицита, в регионах же подобные средства могли бы стать более востребованным инструментом экономической политики. Безусловно, стоит присмотреться к опыту многих стран, в частности США, где подобного рода реформы проводились прежде всего на уровне отдельных штатов. В сущест­вующем проекте налоговой амнистии этот принцип «регионализации» тоже имеет место, теперь дело за реализацией. Третий важный вопрос — репатриация капитала. Здесь что-то определенное сказать достаточно сложно, но уже сейчас возникают серьезные сомнения в дейст­венности этого механизма применительно к данной проблематике. Существует множество других механизмов реинвестирования ранее выведенных доходов, вопрос в том, есть ли желание? Четвертый аспект — выведение из тени значительной части экономики. Огромный сегмент российской экономики находится «вне правил» и вне легального рыночного пространства — это реальная проблема. Амнистия могла бы стать одной из возможных альтернатив выведения экономики из тени. И, наконец, пятое направление — повышение законопослушности и общей степени доверия в экономике. В контексте всего вышесказанного хотелось бы подчеркнуть важное обстоятельство — отсутствие четкой направленности на какие-то конкретные аспекты налоговой амнистии. У нас она и для репатриации, и для выведения из тени, и для многого еще чего. Понятно, что может быть два варианта налоговой амнистии: общая и частная (когда целью выбирается одно или несколько направлений, скажем, репатриация капитала). История знает много примеров реализации обоих сценариев, но стоит отметить, что сценарий общей налоговой амнистии становился по-настоящему эффективен только тогда, когда для каждого направления амнистии была разработана схема и конкретные механизмы, делающие реально выгодным или по крайней мере вынужденным участие в ней соответствующих сегментов налогоплательщиков. Наличие и действенность таких механизмов в данной редакции налоговой амнистии не очевидны. Существует опасность того, что без ощутимых экономических плюсов и реальных угроз в случае неучастия налоговая амнистия будет попросту безынтересна бизнесу. В итоге в отсутствие четкой направленности амнистии все решится в зависимости от того, насколько велико число тех бизнесменов, которые за свой легальный статус готовы заплатить рублем. Причем основной движущей силой данного процесса станут скорее психологические, нежели экономические факторы.

Мнения бизнесменовВиктор Казаков, вице-президент банка «САТУРН»: — В данном случае действия властей не являются новыми для России. Как известно, первый опыт был еще 27 октября 1993 года, когда президент РФ Борис Ельцин издал указ № 1773 «О проведении налоговой амнистии в 1993 году». Указ устанавливал, что предприятия, учреждения и организации, а также физические лица, объявившие о своих неуплаченных налогах и внес­шие их в бюджет, освобождаются от каких-либо санкций, предусмотренных налоговым законодательством. Итог — по оценке властей, амнистия не приносит ожидаемых результатов. Хотя ранее, в 1995 году, была еще одна неудачная попытка — на этот раз Министерства науки, которое предлагало принять закон «О налоговой амнистии». Затем в 1997 году Госналогслужба России оперативно готовит законопроект «О добровольной легализации доходов физических лиц в 1998 году». Согласно ему граждане, подавшие декларацию о ранее не декларировавшихся доходах, должны уплатить специальный сбор за их легализацию в размере 10% от общей суммы. При этом к налогоплательщику, уплатившему сбор, не применяются меры ответственности, установленные законодательством. Но законопроект так и не обсуждается в правительстве. И последнее: накануне кризиса 1998 года правительство Сергея Кириенко готовит так называемый второй пакет антикризисных законопроектов. В него должен войти и законопроект о легализации капиталов, но после кризиса, как помнится, власти отказываются от этой идеи. Отдельно хотелось бы сказать вот о чем: проведенные исследования по ряду амнистий в различных штатах США показали, что в долгосрочной перспективе амнистия уменьшает добросовестность налогоплательщиков и, как следствие, снижает сборы. Именно по этой причине в 1997 году Америка отказалась от идеи проведения налоговой амнистии на территории всей страны.При подготовке законопроекта власти, по их словам, использовали международный опыт. Между тем именно международный опыт показывает, что амнистия не всегда приводит к желаемым результатам. Действительно, в мировой практике нет примеров, когда с помощью амнистии удавалось вернуть в страну значительные средства. И еще не стоит забывать, что Россия имеет свой неповторимый «колорит» (как говорится, что одному хорошо, то русскому…).Полностью разделяю позицию Правительства России, что задача возвращения капитала из-за рубежа остается и ее обязательно нужно решать. И положительно отношусь к амнистии капиталов, но сомневаюсь в эффективности возможной отдачи по предлагаемому гражданам закону.В пояснительной записке к законопроекту говорится, что он нужен для привлечения капитала в национальную экономику и создания доверительных отношений между властью и бизнесом благодаря легализации доходов граждан. И глава Минфина заверил бизнес, что специальных проверок декларантов проводиться не будет, однако тут же заявил, что граждане получат амнистию только от санкций по налоговому законодательству. Впрочем, чуть позже он сказал, что готов обсудить возможность амнистии за нарушение валютного законодательства. Дополнительно министр отметил, что согласно новому законопроекту налоговые преступления не являются основанием для возбуждения соответствующих процедур по закону о легализации и отмыванию денежных средств. Со своей стороны хочу отметить этическую сторону вопроса, ведь амнистия не только освобождает от ответственности нарушителей налогового законодательства, но и ставит их в привилегированное положение по сравнению с законопослушными гражданами, которые добросовестно уплатили все налоги. В конечном счете в России продолжается либерализация экономики, но в то же время остаются серьезные проблемы с бюрократией и коррупцией, отсутствует традиция уплаты налогов, огромны масштабы теневой экономики. В любом случае и решение воспользоваться амнистией, и решение не декларировать свои «старые грехи» приводят к двойственному эффекту для бизнеса, о котором уже говорилось. Необходим поиск реально действенных механизмов. Думаю, что следует продолжать идти по пути облегчения налогового бремени, создавая со стороны государства возможность инвестиционной привлекательности для бизнеса, поддержки экспорта. Кроме того, необходимо также и участие государства в крупных проектах, где для софинансирования можно привлечь бизнес. И здесь я полностью согласен с премьером Фрадковым, что у государства «средства есть и ими надо правильно распорядиться, исходя из общенациональных интересов».Тигран Тамазян, вице-президент страхового холдинга Prime Insurance:— Вопреки надеждам многих предпринимателей упрощенное декларирование доходов не коснется юридических лиц, законопроект распространяется только на физические лица.Это разовая акция, в дальнейшем она повторяться не будет. И думаю, что для тех, кто недоплачивал налоги в предыдущие годы, имеет прямой смысл ею воспользоваться. Государству вполне разумно объявить амнистию, а потом относиться ко всем с одинаковой мерой жесткости. Скорее всего, этот шаг — предпосылка к следующему: наведению порядка и ужесточению контроля. Налоговый контроль, в том числе за доходами физических лиц, может быть ужесточен уже после думских и президентских выборов. Налоговики получат полное право задавать гражданам вопросы о происхождении денег на крупные покупки. А наши чиновники постараются сделать так, чтобы механизм контроля существовал не только на бумаге, а действительно работал.Владимир ДУНАЕВ, председатель совета директоров группы «Магнезит»: — Ответ на вопрос, кому налоговая амнистия более выгодна, очевиден: раз государство инициирует это мероприятие, значит, оно прежде всего и рассчитывает на долгосрочный эффект. В такой ситуации трудно ожидать доверчивости от российского бизнеса. Две предыдущие налоговые амнистии — 1993 и 1996 года — имели минимальный эффект, хотя это скорее даже мировая практика в XX столетии. Поскольку сам по себе закон об амнистии не содержит объяснения, почему налогоплательщики в массе своей должны стать лояльнее, то эффект, вероятнее всего, по-прежнему будет небольшим. Но все-таки определенные доходы бюджет может получить, а это лучше, чем ничего.Что касается мер по облегчению налогового бремени, то в целом государству стоит взять тайм-аут в постоянном изменении правил игры: от частых переписок законодательства не выигрывают ни бизнес, ни бюджеты разных уровней, которые налоги получают.Речь не идет о налоговой амнистии!Александр ИВАНЕЕВ, заместитель директора Департамента налоговой и таможенно-тарифной политики Министерства финансов России:— Сразу хочу отметить, что речь ни в коем случае не идет о налоговой амнистии. Такой термин вообще не нужно употреблять, потому что тогда мы просто нечестно поступаем с добропорядочными налогоплательщиками. Это означало бы, что государство стало на сторону скрывавшихся все это время «богатеев», а добропорядочные налогоплательщики оказываются дураками за свою честность. Речь идет только об упрощении порядка декларирования денежных средств. О необходимости это сделать в прошлом году сказал президент в своем послании Федеральному собранию. Техника возврата денег была максимально упрощенной: декларантам требовалось просто перечислить свои сбережения в российские банки и заплатить с них налог в размере 13%. После этого президентского поручения целый год шли острые дискуссии. Пытались просчитать, как можно его лучше реализовать. В конце лета прошлого года схематичный закон даже поступил на рассмотрение в правительство и, в общем-то, был одобрен. И все же в законе оставались белые пятна, и потому он был отправлен на доработку. Вопросы были, например, такого характера: так ли уж необходимо обязательно переводить деньги в наши банки? Может, лучше их инвестировать, а не бегать по кругу: сначала переводить в банк, потом забирать, потом инвестировать? Поэтому в новом варианте законопроекта максимально упрощенная процедура легализации. Все, что нужно будет сделать налогоплательщику (неважно, иностранец это или российский гражданин), — это заполнить в декларации две строчки: в первой написать декларируемую сумму, а во второй — подтвердить, что заплатил 13-процентный налог.Важно сказать об ответственности за сокрытые средства. Заполнив декларацию, человек получает копию платежного документа, которую он может положить дома в сейф и спать спокойно. Но если вдруг какому-нибудь налоговику удастся «раскопать», что этот человек задекларировал, скажем, миллион, а у него их три, то тогда ему придется отвечать по всей строгости закона за незарегистрированные деньги. Претензий к задекларированной сумме у государства не будет, оно берет на себя обязательство не интересоваться ее происхождением.Предполагается, что период упрощенного декларирования продлится девять месяцев — с середины нынешнего года до 30 октября 2007 года. Но это пока еще не точно, возможно, срок будет сокращен до полугода.Сказать определенно, какие суммы могут быть возвращены в страну, нельзя. Такие подсчеты никто не вел. Министерство финансов этим тоже не занималось, поскольку не является заинтересованным лицом: все вернувшиеся деньги пойдут не в федеральный бюджет, а останутся в регионах. Повторяю, что никаких фискальных задач в ходе упрощенного порядка декларирования средств государство перед собой не ставит.