Виталий МУТКО: футбол должен стать спортом номер один в России

Беседу вела Анастасия Саломеева

Футбол, несомненно, самый массовый и самый популярный в России вид спорта. Однако, по мнению Российского футбольного союза, выбравшего своим девизом емкую фразу: «Футбол — больше, чем игра», роль, которую может и должен играть этот красивый вид спорта в жизни нашего общества, значительно шире.
Своими мыслями о современном состоянии отечественного футбола, о его проблемах и перспективах с нашим корреспондентом поделился президент Российского футбольного союза Виталий Мутко.


— Виталий Леонтьевич, какие первоочередные задачи стоят сегодня перед Российским футбольным союзом?
— Сделать его очень мощной и уважаемой организацией, центром научного, методического и организационного управления футболом.
Нужно поднять престиж российского футбола. Не секрет, что последние 15—17 лет мы имеем очень мало успешных выступлений на международной арене, на уровне сборных. Необходимо, чтобы наши национальные сборные, а в структуре Российского футбольного союза их 15, постоянно участвовали в чемпионатах мира и Европы и демонстрировали там хорошие результаты. Чтобы матчи и премьер-лиги, и команд первого и второго дивизионов становились более зрелищными, интересными, захватывающими.
Хочется, чтобы наш футбол был красивым и увлекательным видом спорта, по-настоящему популярным в стране. Мы стремимся к тому, чтобы футбол не на словах, а на деле стал спортом номер один в России, чтобы в него играло как можно большее число людей, желательно, чтобы это было примерно 5—7 млн граждан нашей страны. А для этого надо активно развивать различные дисциплины футбола — женский футбол, пляжный футбол, мини-футбол, инвалидный футбол, открывать их отделения в спортивных школах.

— А разве сегодня футбол не спорт номер один в России?
— Не совсем. Если говорить об общем числе россиян, играющих в футбол и интересующихся им, то, безусловно, по популярности он занимает первое место и оказывает сильное влияние на настроения в российском обществе. Однако я уверен, что этот вид спорта должен играть более значительную роль и в жизни страны, и в деле оздоровления нации. Футбол может выступать как реальная альтернатива таким неприятным явлениям, как алкоголизм, наркомания, влияние улицы на подрастающее поколение. Здесь у нас огромное поле деятельности.
Повторюсь, нужно привлекать к футболу как можно больше наших соотечественников. В европейских странах, входящих сегодня в первую десятку футбольных держав мира, на регулярной основе им занимается примерно 5—7% населения. В таких странах существует и четко выстроенная система организации профессионального футбола, отлаженная система подготовки тренеров и футболистов, есть различные методики и программы развития футбола, где все предусмотрено на многие годы. Мы же сейчас находимся только в начале этого пути.
Былыми достижениями можно хвалиться сколько угодно. Но ничего не делая — ничего не изменишь. О прошлых заслугах следует помнить, но не жить ими. Необходимо признать, что причина наших сегодняшних неудач в том, что разрушены ключевые составляющие достойного профессионального футбола: система подготовки тренеров и игроков, материально-техническая база, научно-методическая составляющая. Для того чтобы решить задачи, стоящие сейчас перед российским футболом, надо восстановить все эти элементы.

— Что, насколько я знаю, является приоритетным направлением в Стратегии развития российского футбола до 2016 года, некоторое время назад утвержденной Российским футбольным союзом.
— Да. Стратегия развития российского футбола — это серьезный, тщательно разработанный и по-хорошему амбициозный документ. Предусмотренные в нем меры реализуются третий год, и позитивные результаты уже есть. Например, в прошлом году наша юношеская сборная добилась очень громкого успеха, победив на чемпионате Европы в Люксембурге. Их игра — хороший пример для других сборных. И в этом году по итогам второго отборочного раунда чемпионата Европы 2007 года российская сборная, где играют молодые люди не старше 19 лет, завоевала право выступить в финальной стадии турнира. Ребята вышли из подгруппы, где были Англия, Чехия, Голландия. Это очень неплохой результат.

— Вы неоднократно говорили о том, что только качественная подготовка нового поколения наших футболистов может быть залогом серьезных результатов российского футбола на международной арене. Какие меры принимаются для этого?
— В первую очередь мы должны создать систему подготовки игроков. Для этого нам следует решить три проблемы.
Первая связана с развитием соответствующей инфраструктуры на базе существующих спортивных школ, материально-технической базы. Сегодня в России действует 1450 детских школ футбола, спецклассов, отделений футбола в училищах, специализирующихся на иных видах спорта, и училищах олимпийского резерва. В них занимается около 330 тыс. ребят. Но обеспеченность этих центров футбольными полями крайне низкая — всего 8%. Часто встречается такая картина. Вы приезжаете в региональное учебное заведение и просите директора показать школу. Он демонстрирует вам… свой кабинет, который, по сути, и является школой. Остальные площади, в том числе и футбольное поле, организация вынуждена арендовать где-то в других местах.
Мы, выделив несколько особенно важных направлений, приняли, помимо Стратегии развития российского футбола, ряд программ, призванных коренным образом улучшить ситуацию. Одна из них — национальный инвестиционный проект «Подарим детям стадион», который подразумевает строительство и реконструкцию футбольных полей и площадок с искусственным покрытием в субъектах Российской Федерации для детских футбольных школ, школ-интернатов, межрегиональных футбольных центров и центров подготовки специалистов в сфере футбола, футбольных школ профессиональных и любительских клубов, общеобразовательных учреждений, учреждений начального и среднего профессионального образования. Наши партнеры — компании, фонды, региональные администрации и органы местного самоуправления. Когда мы начинали эту работу, в стране было всего лишь 11—12 футбольных полей. Сегодня таких полей уже 280. В год укладывается примерно 39 полей, а к 2012 году планируем построить 550. Если мы будем двигаться так же динамично, то через год-другой проблема материально-технической базы для тренировок будущих футболистов станет не столь критичной. Проектом охвачена вся страна, через несколько лет фактически в каждом регионе должен появиться центр подготовки резервов для профессиональных клубов и национальных сборных.
Вторая проблема — подготовка тренеров детских команд. Сейчас в этой системе работает около 10 тыс. человек, около половины из них не имеет специального образования. Социальный статус этих специалистов довольно низкий, поскольку их средняя заработная плата составляет 3,5 тыс. руб. Люди вынуждены тренировать по две-три группы, чтобы получать больше. Что, естественно, отражается на качестве подготовки юных спортсменов.
Решать эту проблему мы уже начали. Была принята программа подготовки тренерских кадров, планируются мероприятия по увеличению размера их заработной платы, введена классификация тренерского состава (категория PRO — профессиональный футбол и премьер-лига; А и В — первый и второй дивизионы; С и D — детский и юношеский футбол) и система лицензирования. Наша задача — сделать так, чтобы в течение ближайших двух лет все футбольные тренеры получили соответствующие лицензии. После 2009 года ни один детский тренер не сможет без нее работать.

— А как ее получить?
— Надо закончить один из наших образовательных центров и сдать экзамены. Здесь тоже все достаточно продумано. Мы открыли образовательный центр в Москве, который будет обучать футбольных тренеров и присваивать им категории PRO, А и В. Сейчас создаются межрегиональные центры, где пройдут подготовку тренеры категорий С и D. Уже работают три таких межрегиональных образовательных центра — в Санкт-Петербурге, Екатеринбурге и Краснодаре. На очереди другие города России.

— А какая третья проблема, мешающая нам в подготовке нового поколения российских футболистов?
— Фактическое отсутствие методик подготовки будущих спортсменов. Это больной вопрос, потому что за последние полтора десятилетия мы растеряли теоретиков футбола и такие методики некому писать. Уже никто и не помнит, когда в последний раз выходил в свет профессиональный справочник или качественное научно-методиче-ское пособие, выпущенное известным российским ученым или тренером-теоретиком.
Сегодня при Российском футбольном союзе создан научно-методический совет, он занимается этой проблемой. Объявлен тендер, в котором принимают участие все кафедры футбола россий-ских вузов, взявшиеся за решение задачи по созданию методик подготовки ребят с 7 до 10 лет, с 11 до 14 и с 15 до 17 лет. В ближайших планах — выработка образовательного стандарта, где будет указано, какими базовыми знаниями и навыками должен обладать спортсмен, окончивший ДЮСШ, центр подготовки или академию, для дальнейших, уже профессиональных, занятий футболом.
А потом ребята начнут играть в национальных сборных, и наша задача — довести самых талантливых до основной сборной. Институт национальных сборных уже реформирован, во главе команд поставлены перспективные молодые тренеры. Мы стараемся обучать, повышать их квалификацию и делаем все для того, чтобы эти специалисты были экономически самостоятельны. Им серьезно повысили заработную плату, тем самым снижена вероятность их зависимости от футбольных агентов, которые нередко вынуждают тренеров брать в сборную не самых талантливых игроков.

— А не может получиться так, что вы воспитаете новое поколение футболистов, перспективных и талантливых, но в конце концов бо?льшую их часть переманят к себе иностранные клубы?
— В этом нет ничего страшного. Ведь за национальную сборную они продолжат играть. Более того, если наши игроки станут активно заключать контракты с ведущими зарубежными клубами и выигрывать за них международные турниры, то это будет повышать престиж России как футбольной державы на международной арене. Это тоже очень важно. Правда, конечно, еще лучше, когда престижный турнир выигрывает российский клуб, как, например, ЦСКА, «взявший» Кубок УЕФА в позапрошлом году.
Кстати, сегодня мы создали все условия для того, чтобы талантливые российские футболисты имели возможность работать в нашей стране. В частности, ввели систему лимита на легионеров: в 2010 году в отечественных клубах должно играть не более пяти легионеров. Кроме того, и уровень доходов в ведущих отечественных клубах сегодня довольно высок.

— Наряду с проблемой подготовки игроков и тренеров остро стоит во-прос подготовки судейского состава. Российский футбольный союз как-то решает ее?
— К сожалению, эта проблема актуальна не только для России, но и для всего мирового сообщества. В профессиональном футболе накопилось очень много глобальных проблем.
Судейство — одна из них.
Роль судьи на поле не менее важна, чем игрока. Это представитель власти на игре. Естественно, судьи — живые люди и, как игроки и тренеры, могут допускать ошибки. Главная задача — во-первых, свести эти ошибки к минимуму, а во-вторых, сделать так, чтобы они не влияли на результат. Для ее решения надо вводить новые технические сред-ства, налаживать систему подготовки, отбора кадров и добиться того, чтобы в судейской среде была конкуренция.

— А разве ее нет?
— Увы, пока нет. Я говорил о кризисе в системе подготовки тренеров и игроков, то же самое касается и судейства. Есть некий круг арбитров, которые, не испытывая конкуренции, иногда ведут себя на поле неадекватно. Таких судей дисквалифицируют, отстраняют от работы, но через какое-то время они возвращаются. Просто их некем заменить. Молодежь идет в арбитры неохотно. Это ведь очень тяжелая работа. Судья сегодня находится под огромным психологическим прессингом — и со стороны команд, и со стороны болельщиков, и со стороны СМИ. Все всегда считают судью виноватым, даже если футболисты играют плохо.
И так во всем мире, не только у нас.
Мы, конечно, пытаемся повлиять на ситуацию. Вводим технические средства, привлекаем резервных арбитров, разрабатываем систему подготовки судей. Здесь очень много работы, и в одночасье с ней не справиться. Но главное, что сейчас необходимо, — это вернуть доверие общества к арбитру и исключить из арбитража предвзятость.

— Еще одна общемировая проблема — футбольные болельщики. Как строятся отношения Российского футбольного союза с ними?
— Откровенно скажу, до недавнего времени — никак. Сейчас же мы начинаем налаживать такие отношения.
В структуре союза создано подразделение, которое занимается болельщиками и обеспечением безопасности на стадионах. В России появилась ассоциация футбольных болельщиков. Я считаю, российские болельщики должны иметь свой голос в управлении футболом. Нужно изменить и отношение правоохранительных органов к футбольным фанатам.
Вообще, требуется совершенно новая идеология обеспечения безопасности на футбольных матчах. Та концепция безопасности, что существует сегодня, себя изжила. Многокилометровые шеренги из сотрудников милиции и ОМОНа, всевозможные досмотры — это вчерашний день. Мне кажется, надо больше доверять болельщикам, больше ответственности возлагать на их организованные группы и привлекать к этому делу футбольные клубы.
В таком направлении мы сейчас и двигаемся. Недавно мы впервые провели совместное совещание представителей МВД, болельщиков и Российского футбольного союза, участие в котором принял министр внутренних дел РФ. Сейчас разрабатываем единые правила поведения на стадионах — не только для болельщиков, но и для представителей правоохранительных органов.
Хотя проблем здесь еще много, причем во всем футбольном мире. Связаны они и с использованием петард, и с экстремизмом, и с насилием. Но если не уделять этому внимания и все пустить на самотек, ничего не изменится.

— В России, как и во многих других странах, профессиональный футбол не финансируется государством. На ваш взгляд, это правильно?
— Я считаю, что профессиональный футбол, и особенно футбол премьер-лиги, не должен финансироваться государством. Сегодня нам надо развивать экономику футбола и вообще экономику профессионального спорта. Страна экономически развивается довольно динамично, и у нас есть много возможностей для этого.
Вы знаете, на чем зарабатывает сред-ства профессиональный футбол? Прежде всего, конечно, на болельщиках — за счет продажи билетов, всевозможной атрибутики, рекламы и доходов от телевидения. В этом году нам удалось сделать прорыв: премьер-лига продала исключительные права на трансляцию в течение четырех лет своих матчей каналу «НТВ-Плюс». Да, нас за это осуждали, с критикой в адрес союза выступил в том числе и президент России. Но даже он, на мой взгляд, говорил с позиции рядового болельщика: упрек был в мой адрес и в адрес тех людей и организаций, которые «делают» футбол и которым в этом в общем-то никто не помогает, а не в адрес тех телекомпаний, которые не хотят покупать права на трансляцию. Они находят сотни миллионов долларов на сериалы и ток-шоу, но заплатить не самые большие по сравнению с этим деньги за показ футбола не желают. Во всем мире 40—50% средств, заработанных профессиональным футболом, составляют доходы от телевидения. Мы же еще в прошлом году были вынуждены сами платить за то, чтобы телеканалы показывали матчи, покупая эфирное время для рекламы своих спонсоров.
Мы стояли перед выбором: или показывать все матчи подряд, бесплатно для болельщиков, но при этом каждый год терять по 10—12 региональных футбольных клубов по причине их банкротства, или включить рыночные механизмы и продавать права на трансляцию. Обществу нужно осознать, что, если этого не сделать, российский футбол будет обречен. Например, в нынешнем году мы потеряли такие замечательные клубы, как «Арсенал-Тула», «Волгарь-Газпром» и ряд других, системообразующие для своих регионов, что может губительно сказаться на развитии там футбола.

— Но в итоге проблему с трансляцией удалось решить?
— Да. Я благодарен и президенту России, разобравшемуся в ситуации, и компании «НТВ-Плюс» за то, что мы смогли найти компромисс. Контракт сохранен, и впервые за всю свою историю отечественный футбол получил доходы от телевизионной трансляции. Их сумма составляет $100 млн, которые клубы получат за четыре года. Эти деньги российскому футболу очень нужны.
Систему, предложенную нами, полностью одобрили и УЕФА, и ФИФА. Исключительные права на трансляцию 240 матчей премьер-лиги принадлежат «НТВ-плюс». 30 матчей премьер-лиги будет показывать Первый канал — это лучшие встречи, которые смотрят 85% аудитории. 20 матчей транслируют региональные каналы. Телеканал «РТР-Спорт» будет показывать по две игры в туре, покупая сублицензию на трансляцию матчей российской премьер-лиги у «НТВ-Плюс».

— Теперь несколько личных во-просов. Как вы пришли в футбол? Ведь образование у вас отнюдь не спортивное: вы окончили Ленинградское речное училище, Ленинградский институт водного транспорта и Санкт-Петербургский государственный университет по специальности «Юриспруденция».
— Футболом я увлекался с детства, как любой мальчишка. Сначала играл на первенстве района в родном городе, потом на футбольном поле защищал честь училища и вуза. Но затем передо мной встал выбор: либо работать по специальности, либо профессионально заниматься футболом. Я сделал выбор в пользу первого.
Однако футбол от меня надолго не ушел. В 1992—1993 годах, когда уже работал в органах власти Санкт-Петербурга, я стал заниматься курированием вопросов спорта, в том числе и футбола. Позже участвовал в организации футбольного клуба «Зенит», был его президентом, создавал профессиональную премьер-лигу — в общем, серьезно занялся управлением футбола.

— А каково это — управлять профессиональными спортсменами?
— Это мало чем отличается от другой управленческой работы. Все зависит от того, насколько ответственно ты подходишь к своему делу и насколько искренне относишься к людям.
А вообще, футбол надо любить, иначе у тебя ничего не получится. Если ты пришел сюда с какими-то корыстными интересами, то этот спорт тебя не примет.

— За «Зенит», в становлении которого вы играли не последнюю роль, по-прежнему болеете?
— Не могу сказать, что сейчас я являюсь настоящим фанатом этого клуба, хотя в моем сердце он, конечно, остался. Но многое изменилось: ФК «Зенит» стал другим, да и у меня теперь иные задачи. Мне дороги и другие клубы: и ЦСКА, динамично развивающийся и очень сильно представляющий нашу страну на международной арене, и «Спартак», поистине народный клуб с многомиллионной армией болельщиков, и самобытный «Локомотив», и «Томь», и «Кубань», и другие клубы. Для меня сегодня все они родные. Ведь без этих клубов мы не поднимем наш профессиональный футбол.