Виктор КОРДИК: современный подход к домостроению — это отношение к дому как к сложному техническому изделию, в котором оптимизируются основные технологические параметры

БОСС-профессия | Строительство
Текст | Дмитрий АЛЕКСАНДРОВ
Фото | Евгений ДУДИН

Подмосковная компания «Темп» — одна из российских лидеров строительства быстровозводимого жилья с использованием инновационных технологий. Она занимается всем комплексом задач: разработкой технологии, производством строительных конструкций, проектированием домов и их возведением. Генеральный директор Виктор Кордик и костяк фирмы пришли в строительство из оборонной промышленности. И принесли с собой «машиностроительный» подход к строительству и эксплуатации домов — отношение к дому как к сложному техническому изделию.

Подход разрабатывался на основе лучших мировых практик и с привлечением ведущих российских инноваторов строительной сферы. Виктор Иванович уверен, что именно за «машиностроительным» подходом к строительству — будущее.

— Виктор Иванович, как у вас возник интерес к домостроению?

— Он появился вынужденно, по причине того самого «жилищного вопроса», который и по сей день весьма актуален для многих наших сограждан.

В 1985 году, придя на работу в МКБ «Радуга» молодым специалистом и не желая долгие годы стоять в очереди на жилье, я со своими товарищами организовал ТИЗ — «Товарищество индивидуальных застройщиков». Меня избрали председателем правления, и мне пришлось вникать во все вопросы, связанные со строительством. Время это было очень интересным, и хотелось сделать все самым лучшим образом. Поиски этих самых лучших решений привели меня в МАРХИ, где я познакомился с двумя удивительными людьми — Федором Федоровичем Надьярных и Юрием Алексеевичем Прокофьевым, которые оказали на меня огромное влияние.

А потом наступил 1992 год, тематика работ в МКБ «Радуга» была полностью остановлена. Стало понятно, что нужно искать новое направление профессиональной деятельности. В этом же году была создана строительная организация, которая взяла на себя строительство коттеджного поселка для сотрудников МКБ «Радуга». Полученный опыт и постоянные поиски новых технологий и технологических решений для строительства современного комфортного и доступного по цене жилья привели нас к технологии ЛСТК (ЛСТК — легкие стальные тонкостенные конструкции. — Ред.).

— ЛСТК-технология оптимальна для создания быстровозводимой малоэтажки?

— Одна из оптимальных. Это одна из самых популярных технологий малоэтажного строительства в Северной Америке, в частности в Канаде.

На меня большое влияние оказало североамериканское малоэтажное домостроение. Я несколько раз был на стажировках в США. Технология используется в мире уже более 40 лет, позволяет создавать домокомплексы, которые можно транспортировать в любую точку на автомобиле и по железной дороге.

Это, другими словами, IKEA в домостроении. Главная заслуга IKEA не в том, что она создала столы и стулья, а в том, что создала плоскую упаковку — удобный принцип доставки товара. ЛСТК помогает делать то же самое в домостроении.

Дом проектируется в 3D, создается программа, закладывается в станок. Станок выдает детали, из которых собирается каркас здания.

При этом следует понимать, что сама технология ЛСТК — это лишь часть конструкции. Важны и инженерные коммуникации, и все ограждающие конструкции. Если воспользоваться аналогией с автомобилем, то ЛСТК — это рама. То, как вы сделаете крылья, обвесы, зависит только от вас, и потому для применения технологии требуются высокопрофессиональные строительные организации.

Мы были в числе первых, если не первой компанией в России, кто построил на основе ЛСТК многоквартирный жилой дом.

Мы показали и доказали: можно строить дома, эти дома экономичные, и в них комфортно жить людям.

— Какова этажность ЛСТК-домов?

— Наша компания строит до трех этажей, но самое высокое здание, построенное по этой технологии, — шесть этажей. Шестиэтажные дома в небольших городках, в поселках, как правило, не нужны. Небольшие населенные пункты, с моей точки зрения, следует застраивать максимум трехэтажными домами.

— Тем более что у нас в стране нет недостатка в свободных территориях.

— Вот именно.

— В чем достоинства ваших домов?

— И в проектирование, и в производство мы закладываем «машиностроительный» принцип: дом как сложное машиностроительное изделие — такое же, как самолет или автомобиль.

Когда я только пришел в строительство, пытался применить подходы, которые использовались в машиностроении. В строительстве работали специалисты старой школы. Они привыкли закладывать бетон с запасом, арматуру тоже. Никто не думал об экономии.

Мы стали применять другие подходы. Мы одними из первых начали делать фундаменты, которые называются «шведская плита». Нашли общий язык с ведущими инноваторами строительной отрасли. К примеру, с Юрием Алексеевичем Прокофьевым, преподавателем ЛИСИ.

Это, я считаю, гениальный человек, он очень многому нас научил. В 1996 году мы даже пытались запатентовать новую строительную систему, но тогда не получилось.

— А в чем заключается «машиностроительный» подход к строительству?

— Отношение к дому как к сложному техническому изделию с определенным жизненным циклом, оптимизация основных параметров дома, энергоэффективность. В авиационном институте у нас была такая дисциплина — «Жизнеобеспечение пилотируемых аппаратов». И, когда я занялся строительством, меня не покидали мысли, что и дома нужно строить в рамках этой философии, разработанной в авиастроении.

Что представляет собой традиционный кирпичный дом? Аналог русской печки: мы внутри топим, поднимаем температуру, греем стену, потом эта стена греет атмосферу вокруг. Весьма неэффективно.

Надо создать систему, которую нужно мало греть, чтобы она не отдавала тепло. Нас этому учили в авиационном вузе, и мы это применили в проектировании и строительстве жилья. Особенно актуально это для создания жилья экономкласса, когда важно попасть в стоимость за квадратный метр. ЛСТК-технология стала инструментом, который помогает воплощать этот подход в жизнь.

Тем более что она позволяет при одной и той же планировочной схеме делать дома абсолютно разными, не похожими один на другой: и в плане визуального восприятия, и в плане архитектуры. Мы закладываем современные, удобные планировочные решения и, конечно, современный внешний облик и архитектуру здания.

— Каковы масштабы производства вашего завода по изготовлению строительных конструкций в Дубне?

— Установлено новозеландское оборудование, производство рассчитано на несколько сотен домов в год. Как для наших нужд, так и на заказ.

Это производство может быть быстро масштабировано, так как каркас на дом в 1,5 тыс. м линия готова откатать за одну рабочую смену. Она, как пулемет, выстреливает эти детали: их достаточно лишь упаковать, сложить — и все, можно отправлять в любую точку России.

Сейчас в разных регионах нашей страны создано порядка 70 производств ЛСТК-конструкций. Однако мы были одними из первых, кто начал использовать эту технологию. Поставляем домостроительные конструкции не только в субъекты Федерации, расположенные в европейской части страны, но и в арктические ХМАО и НАО, а также в Амурскую область.

— А детские сады, школы, поликлиники можно строить по этой технологии?

— Разумеется. Все можно строить. Наша задача — возводить целые микрорайоны.

Мы недавно спроектировали два небольших микрорайона, в том числе создали проекты небольшой сельской школы, детского сада, ФАПа. У нас собственное проектное бюро — оно выполняет в том числе и внешние заказы.

— Мы знаем, что вы много работали по программе расселения ветхого и аварийного жилья.

— Да, также одной из первых компаний, применяющих ЛСТК. Выбрали одно из самых сложных в плане аварийности жилья сельских поселений — Темповое в Талдомском районе Подмосковья.

Этот поселок у канала имени Москвы построили в 1932 году — вместе с каналом. За 80 лет жилье пришло в полную негодность, люди жили в ужасных условиях. Поэтому мы выбрали Темповое.

В 2009 году была создана компания «Темп» — специально для строительства домов по этой технологии в поселке Темповое в Талдомском районе Подмосковья, которая в конце концов интегрировала наш бизнес в сфере строительства.

Администрация отнеслась к идее строительства ЛСТК-домов скептически, но решила попробовать. Пришел новый руководитель поселения, который на лету поймал идею, стал нашим соратником. Он шел на риск, решившись применить новую технологию, и мы шли на риск: за собственные деньги купили первый участок земли, за собственные деньги построили первый дом.

Наши коммерческие партнеры крутили пальцем у виска и говорили, что никто и никогда не купит в этой дыре квартиры в доме, построенном по какой-то «тонкостенной» технологии. А мы продали там все квартиры еще на стадии строительства. Было это в 2010 году.

И после этого администрация пригласила нас в программу переселения ветхого и аварийного жилья. В 2015 году мы закончили расселение этого поселка.

— Наверное, работа по программе расселения проходила непросто?

— В 2015 году мы должны были переселить 12 бараков, построить порядка 4 тыс. кв. м. Ситуация складывалась непросто. Вначале требовалось выиграть тендеры на землю. Тендеры должны были состояться в марте, но прошли только в августе 2015 года.

С августа начали заниматься оформлением исходной разрешительной документации. Нас курировало Министерство строительного комплекса МО, все делалось достаточно быстро, но все равно ушло еще 1,5 месяца.

Лишь после того, когда у нас была документация, мы получили первые деньги. Первый транш мы получили 9 ноября, программу же должны были завершить 31 декабря.

— То есть фактически начинать пришлось за собственные деньги?

— Все, что мы могли сделать за собственные деньги, мы сделали: фундаменты, все подъездные дороги. А сами дома нам пришлось строить в самое неблагоприятное время — ноябрь, декабрь. К 31 декабря мы отрапортовали: у нас дом был с закрытым контуром, имел законченный внешний вид. В начале 2016 года сдали дома госкомиссии.

— Еще одно преимущество такого строительства — дом можно строить даже в неблагоприятных погодных условиях?

— Да. Хорошо строить в благоприятных погодных условиях, но их можно строить и в неблагоприятных условиях, потому что технология подразумевает под собой минимум «мокрых» процессов. При нормальной подготовке весь раскрой, вся подготовительная работа проводится в подготовительных цехах, на площадку приходят готовые компоненты, которые просто устанавливаются.

Совсем недавно замминистра Строительного комплекса Московской области проводил там инспекционную проверку. Насколько я знаю, остался доволен.

— А что явилось поводом для проверки?

— Жалоба одной дамы, которая в поселке даже не живет. Вы же знаете, бывают люди, часто нанятые конкурентами, которые пишут письма в инстанции, что строятся какие-то бутафорские дома.

Все время, пока мы занимались этим проектом, нас проверяли чуть ли не каждый день: приходили комиссии по 25– 30 человек. Именно поэтому мы первыми в России, кто работает с ЛСТК, прошли госэкспертизу, хотя по закону этого и не требовалось. У нас есть заключение, что наш дом соответствует всем государственным нормам и требованиям, предъявляемым к жилью.

Сложность программы переселения в том, что следует четко соблюдать квартирографию, но с учетом увеличения минимального метража на человека. Дело в том, что в программе переселения человеку нужно дать не меньше метров, чем у него имелось в прошлом жилье. Хотя при этом есть вилка между старыми и новыми жилищными нормами. Сейчас нельзя строить 20-метровые квартиры.

Однокомнатная квартира должна иметь площадь не менее 33 м. Однако некоторые застройщики, чтобы уложиться в экономику, строят «метр в метр», не соблюдая современных жилищных стандартов. Мы же все квартиры сдали согласно современным нормам, и многие жильцы по программе переселения получили больше метров, чем у них было, — по современным жилищным стандартам. Сознательно пошли на эти затраты, чтобы люди получили современное комфортное жилье.

Наша миссия — по мере своих сил и способностей пытаться создавать современную комфортную среду, в которой должны жить наши люди. Я считаю это важнейшей государственной и социальной задачей.

— Какова экономика таких домов? К примеру, по сравнению с кирпичными? Они намного дешевле, получается?

— Нельзя сказать, что они намного дешевле, потому что это целый комплекс — это же не просто каркас дома, при этом себестоимость значительно ниже. Себестоимость зависит не только от стоимости материалов, но и от времени, от необходимости привлекать какие-то механизмы.

Мы наши дома собираем без применения даже самых простых подъемных механизмов, все делают люди руками.

— Как при использовании конструктора «Лего»?

— Да, все детали подъемны, у наших монтажников лишь шуруповерты — и все. Никакой подрезки, ничего не происходит на строительной площадке. Взяли деталь — поставили ее…

Геометрия точная. Допуски в каркасе машиностроительные — в миллиметрах. В обычном строительстве кирпич туда, полкирпича сюда, там добавили, здесь убавили… В нашей технологии раскрой, подгонку нужно осуществить очень точно.

— На сегодняшний день вы строите исключительно в Талдомском районе?

— Нет. У нас имеется земельный участок в Ярославской области — мы проектируем целый микрорайон. Желающие купить квартиры есть, правда, пока трудновато с банковским финансированием.

— Однако ведь в вашей родной Дубне тоже не слишком хорошо с современным жильем?

— Мы спроектировали микрорайон для Дубны. Теперь дело за администрацией города — удастся ли его реализовать.

— Что препятствует массовому внедрению технологии в масштабах всей страны?

— Внедрение любой новой технологии проходит три стадии. Первая — это повышенное ожидание от внедрения этой технологии, вторая — спад интереса, третья — выход на ее стабильное применение. Я думаю, мы сейчас находимся в начале третьей стадии. Негативное отношение к ЛСТК-технологии вызвано ее неграмотным использованием.

— Что мешает масштабированию использования технологии в Московской области, ведь дома построены, люди в них живут и довольны?

— Отсутствие политической воли. Я объехал целый ряд городов по периметру Московской области, потому что мы понимали: ближе к Москве хватает строителей. Меня интересовали места, которые невыгодны и неинтересны большим застройщикам: строить малыми объемами на удалении — это не так интересно, как небоскребы в ближнем Подмосковье.

Были достигнуты договоренности с несколькими руководителями муниципалитетов, наши дома всем нравились, приезжали из муниципалитетов, привозили целые делегации. Однако в 2016 году вышел документ регионального правительства, по которому данная технология не относится к числу рекомендуемых.

Понятно, что государственные чиновники обязаны тщательно оценивать риски. При этом получается странно. В целом ряде регионов жилье, построенное по этой программе, считается «новым ветхим жильем».

На мой взгляд, набор технологий, которые можно использовать по программе расселения, набор требований должен быть определен на федеральном уровне — на уровне Минстроя России. Пока он большого интереса к этой теме, увы, не проявляет.

Я живу и работаю в Дубне и видел чертежи, по которым строился в 1940–1950-е годы наш город, когда создавался Институт ядерных исследований. Каждый чертеж лично подписал Берия! Это говорит об уровне и проработке проектных технологических решений, надежности.

Считаю, что программу расселения следует планировать и осуществлять как войсковую операцию: четко должны знать, что мы хотим достичь, в какие сроки, какими способами и методами.

— И использовать современные технологии?

— Да. Наш проект апробирован, его можно тиражировать как в Подмосковье, так и в других регионах России. Очень надеемся на политическую волю, которую проявит Минстрой России.

Программа расселения из ветхого и аварийного жилья в нашей стране не реализуется должным образом, так как плохо с механизмами ее реализации. Мы предлагаем такой механизм — он подходит для регионов, где дефицит собственных строительных материалов и квалифицированных строительных рабочих.

Он позволяет не возить бетон и кирпич за сотни километров, а возить готовые строительные конструкции и укладываться в весьма жесткие сметы. Этого особенно трудно достичь, если предстоит создание инженерных коммуникаций. А ЛСТК-технология позволяет уложиться в цену за квадратный метр с учетом коммуникаций и при этом построить качественное жилье.

Наши технологии, наши проекты, на мой взгляд, помогают осуществлять программу расселения более эффективно, чем это происходит сегодня. Для нее нужен зеленый свет на федеральном уровне.