К новой социальной политике

БОСС-политика | Главная тема
Текст | Максим ЛУКИН

Социальное самочувствие населения России отстает от положительных тенденций в отечественной экономике, наметившихся в 2017 году. Это констатировали участники одной из центральных экспертных дискуссий IX Гайдаровского форума «Останется ли социальная политика национальным приоритетом?». И обсудили пути выхода из этой ситуации.

Бедность возвращается

Позитивные экономические тенденции 2017 года (рост ВВП, рекордно низкая инфляция, оживление в сфере потребления и другие), которые многие аналитики рассматривают как признаки оживления российской экономики после трехлетнего экономического кризиса, а также восстановительный рост заработных плат и незначительный рост пенсий пока не сопровождаются улучшением благосостояния населения России, отметила директор Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС Татьяна Малеева, автор ключевого доклада экспертной дискуссии, состоявшейся в первый день форума, 16 января.

Совокупные доходы граждан продолжают падать, более того, в течение года реальные доходы населения сократились в трех четвертях российских регионов. Падение доходов сопровождалось ростом потребительских кредитов, как следствие, увеличивалась и задолженность населения перед кредитными организациями, которая в начале октября 2017 года превысила докризисный уровень 2014 года. «На начало октября 2017 года заемщики были должны банкам 11,6 трлн рублей, в 2014 году — 11,1 трлн рублей», — уточнила директор Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС.

Результатом длительного сокращения доходов населения стало возвращение в эпицентр экономической повестки темы бедности. «В январе–сентябре 2017 года уровень бедности, измеренный в соответствии с абсолютной концепцией, то есть как доля населения, чьи доходы оказались ниже прожиточного минимума, составил 13,8%», — сказала Татьяна Малеева. В докризисный период, в 2013–2014 годах, этот показатель достигал примерно 11%.

Проблему падения реально располагаемых доходов населения признал и участвующий в дискуссии первый заместитель министра труда и социальной защиты РФ Алексей Вовченко. Он напомнил, что в отличие от кризисов 1990-х годов, когда государство не принимало никаких мер, направленных на поддержку населения, в кризисы 2008–2009 и 2014–2016 годов правительство пыталось бороться с падением реальных доходов населения, в частности, через повышение зарплат в бюджетной сфере, валоризацию пенсий и социальных доплат к ним. «Сейчас, в период 2014–2016 годов, мы провалились по реальным доходам не так стремительно, как раньше, хотя реальные доходы упали больше, чем ВВП в течение этих лет», — согласился он.

Вызовы демографии

Вторая тенденция, которая, по словам Татьяны Малеевой, влечет за собой как социальные проблемы, так и бросает вызов дальнейшему развитию отечественной экономики, — это изменения на рынке труда, вызванные демографическими факторами.

«Главная особенность 2017 года в том, что началось давно предсказанное экспертами снижение численности рабочей силы», — заявила эксперт. За девять месяцев прошлого года отечественный рынок труда потерял 0,6 млн человек, то есть уже 1% от всего экономически активного населения. Причина проста: снижение численности населения в трудоспособном возрасте, то есть выход с рынка труда многочисленного поколения, родившегося в 1950-е годы, и вход на него рекордно малочисленного поколения 1990-х. Директор Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС подчеркнула, что этот фактор носит долгосрочный характер: можно ожидать, что в среднесрочной перспективе работодатели будут все чаще сталкиваться с проблемой дефицита рабочей силы. Также она дополнила, что ситуацию усугубляет сокращение миграционных потоков на рынке труда и изменение их квалификации. Среди трудовых мигрантов увеличивается доля выходцев из стран Средней Азии и падает из стран дальнего зарубежья, Украины и Молдовы. «Занятость в России привлекает все меньше квалифицированных мигрантов», — отметила автор доклада.

Третья негативная тенденция также лежит в плоскости демографии. По данным Росстата, по итогам 2017 года в стране зафиксирована естественная убыль населения — 134,4 тыс. человек, в то время как последние четыре года в России наблюдался естественный прирост населения. Такая ситуация вызвана снижением показателя рождаемости, который в минувший год, когда родилось примерно 1,69 млн детей, оказался самым низким за последнее десятилетие. В последний раз меньшее число новорожденных в России было зафиксировано лишь в 2007 году (1,61 млн). «В 2017 году в полную силу развернулось сокращение числа рождений, давно ожидаемое в связи с возрастными особенностями структуры российского населения. Снижение числа родившихся, в свою очередь, запустило процесс естественной убыли населения. И, хотя смертность населения продолжает снижаться, это снижение медленно и недостаточно, чтобы предотвратить убыль населения в ближайшей перспективе», — подчеркнула Татьяна Малеева.

Регионы не справляются

Говоря о социально-экономическом развитии регионов, Татьяна Малеева отметила, что оно было менее проблемным, чем в 2016 году. Однако рост расходов на социальную защиту населения оказался минимальным, а объем пособий в 2017 году остался на прошлогоднем уровне как следствие оптимизации числа получателей и отсутствия индексации части пособий.

Главный научный сотрудник РАНХиГС, профессор МГУ имени М.В. Ломоносова Наталья Зубаревич напомнила, что вопросы социального развития отнесены к компетенции субъектов Федерации. А значит, все те риски, которые сегодня влияют на социальную ситуацию в России — бедность, рынок труда и другие, — имеют региональную специфику. Эксперт обратила внимание на диспропорциональное развитие российских регионов, которое, по ее словам, становится одним из ключевых факторов социально-экономического развития. Ныне больше половины субъектов Федерации имеет дефицитные бюджеты, и в дальнейшем этот разрыв будет только усиливаться.

Наталья Зубаревич, кроме того, отметила снижение доли социальных расходов в консолидированном бюджете всех регионов за 2012 –2016 годы — с 61 до 58%. В 2015 году тяжело было с региональными расходами на образование и культуру, в 2016 году — на здравоохранение. В 2017 году регионы стали экономить на соцзащите.

Кроме того, эксперт уточнила, что та четверть регионов, в которых в 2017 году был зафиксирован рост доходов населения, это в основном слаборазвитые территории, где бóльшая часть граждан занята в бюджетной сфере и имеет изначально невысокий доход.

Требуется перезагрузка

Социальные вызовы, с которыми столкнулась сейчас Россия, носят долгосрочный характер. Чтобы справиться с ними, по мнению участников дискуссии, следует изменить социальную политику государства.

В частности, как отметила Татьяна Малеева, тенденции на рынке труда диктуют необходимость пересмотра границ пенсионного возраста и сохранения на рынке труда относительно многочисленного поколения работников конца 1950-х годов рождения. «В противном случае перспективы экономического роста попадают под сомнение не только по экономическим причинам, но и вследствие того, что со столь масштабным сокращением рабочей силы поддержать экономический рост на приемлемом уровне просто не представляется возможным», — подчеркнула она.

Следующая мера — борьба с бедностью, и особенно с «детской бедностью», то есть бедностью семей с детьми, которая, по словам эксперта, «и по масштабу, и по глубине является главной „болевой точкой“ в современной России». Кроме того, уточнила Татьяна Малеева, задача ближайших лет — максимально сократить глубину падения рождаемости. Директор Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС отметила, что государство уже приступило к работе в этих двух направлениях. В конце прошлого года был введен ряд мер материальной помощи малообеспеченным семьям с детьми и по поддержке рождаемости.

Однако, по словам эксперта, тема рождаемости не должна заслонять другие демографические задачи: сокращение смертности российского населения, особенно смертности в трудоспособном возрасте, и увеличение продолжительности жизни. Особого внимания заслуживает и миграционный вопрос. «Российская экономика заинтересована не столько в росте низкоквалифицированного ручного труда со стороны прибывающих, сколько в росте работников относительно высокой квалификации — инженеров, технологов и прочих», — убеждена эксперт. Эти приоритеты должны лечь в основу миграционной политики, а также политики в сфере образования.

Наконец, по мнению директора Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС, пришло время для реформы системы социальной поддержки — ей надо стать по-настоящему адресной.

Устранить региональные диспропорции, ограничивающие для большинства регионов инвестиции в социальную сферу, на взгляд экспертов, способно перераспределение ресурсов на социальное развитие между федеральным центром и регионами в пользу субъектов Федерации. Кроме того, с точки зрения Натальи Зубаревич, целесообразно применять разные подходы к субъектам, давать им больше свободы.