Лобби мягкости

БОСС-политика | Законопроекты
Текст | Сергей ПЕТРОВ

Правительство согласилось смягчить «Закон Яровой».

Управляющий партнер юридической компании «ЭНСО», президент Института развития и адаптации законодательства, глава Комитета по оценке регулирующего воздействия общероссийской общественной организации «Деловая Россия» Алексей Головченко замечает, что «во-первых, за всем интернет-трафиком осуществляется тотальный контроль и уже существует Закон „О связи“, вступивший в легитимную силу, который требует с лета 2018 года хранить подобные данные в течение трех лет. Пока что мы исходим из того, что требование о хранении данных три года вступило в силу».

Безусловно, лоббистские инструменты крупных корпораций достаточно серьезны, говорит он, тем более в рамках не такой хорошей экономической конъюнктуры. Поэтому различные отраслевые и межотраслевые ассоциации пытаются изменить этот закон. «Однако на самом деле мы понимаем: нет никаких гарантий, что закон будет изменен (в части требования о хранении данных с трех лет до 30 суток). Скорее всего, мы увидим логику переноса этих требований (некой отсрочки для операторов связи) в связи с отсутствием технической возможности соблюсти их. Все операторы наверняка будут едины в этом мнении».

Во-вторых, по словам эксперта, это своего рода шантаж со стороны крупных операторов связи. Они правы, поскольку условия поставлены нереальные. «Думаю, возникнет некий компромисс, но, вероятно, в ручном режиме. Как у нас это часто бывает: есть закон, однако его не исполняют, так как все понимают, что изначально в законе прописаны неосуществимые требования. Это как раз проблема несогласованности новых законов с интересами предпринимателей. И это можно наблюдать повсеместно, несмотря на то что у нас существует тема оценки регулирующего воздействия, которая должна работать по всем законопроектам, регулирующим отношения между бизнесом и государством».

По мнению Головченко, госпожа Ирина Яровая в погоне за показательными проектами забывает об организационных моментах и реальной ситуации на том или ином рынке (к подобному результату привел Закон о торговле. Теперь сложно найти хоть один несетевой магазин). При отсутствии малого бизнеса в отрасли крупный сможет поднимать цены, как ему захочется. У нас законотворцы буквально пытаются родить ребенка за месяц, хотя его нужно вынашивать все девять.

На взгляд эксперта, «мы, вероятно, увидим не законопроект, а ненормативные акты, которые будут давать возможность отсрочки для операторов по выполнению некоторых требований. И это произойдет не единожды».

По его словам, в России эта практика весьма распространена по большой группе требований к бизнесу. «Скажем, ужесточилось экономическое законодательство. Кому-то какие-то требования предъявляют сейчас? Нет. Несмотря на изменения в экологическом законодательстве, количество исков и претензий экономических служб к бизнесу практически не увеличилось. Поскольку все понимают: если бизнес говорит, что нет возможности исполнить требования, то приходится уступать, иначе пострадает население (сократят зарплаты или даже сотрудников)».