Новые правила для контроля

БОСС-политика | Сюжет месяца/Проверки
Текст | Сергей ПЕТРОВ

Президент распорядился снизить число внеплановых проверок бизнеса.

Руководитель сети World Gym в России Ольга Киселева считает, что любые проверки влекут за собой необходимость отрыва от текущей работы, сбора запрашиваемой информации, а это означает затраты временных и трудовых ресурсов, возможность ухудшения ведения текущей деятельности компании. Кроме того, даже если фирма ведет свою деятельность абсолютно прозрачно и в соответствии со всеми нормативными требованиями, любые внеплановые проверки — это всегда определенный стресс как для руководителей бизнеса, так и для рядовых сотрудников. «В связи с этим сокращение числа внеплановых проверок можно расценить только положительно, — говорит она. — Переход к плановым проверкам улучшит условия ведения бизнеса в нашей стране и сделает отношения между бизнесом и властью более цивилизованными, что крайне важно для России.

Кирилл Ципривуз, партнер юридической компании «Стороженко и партнеры», отмечает, что в очередной раз мы видим, как Путин предлагает систематизировать и узаконить механизмы контроля бизнеса со стороны проверяющих органов. «Это необходимо сделать, чтобы защитить их от действий местных контролирующих органов, которые временами явно перегибают палку, — уточняет эксперт. — Сначала поставили задачу сократить плановые проверки, вроде бы облегчили жизнь бизнесу, но внеплановые-то проверки никто не отменял! На деле это не улучшило ситуацию. У нас любят говорить о поддержке предпринимательства, хотя на самом деле бизнес мечтает о том, чтобы ему просто не мешали работать».

Заместитель генерального директора «Финэкспертизы» Ильгиз Баймуратов убежден, что решение об ограничении количества внеплановых проверок будет положительно воспринято малым и средним бизнесом в том случае, если оно действительно будет реализовано. «Ранее на высшем уровне уже озвучивались призывы к сокращению административного прессинга на бизнес, — говорит он, — однако на местах это не приводило к положительному эффекту. Абсурдность ситуации заключается в том, что количество внеплановых проверок в разы превышает объем плановых. Это превращает их из эффективного инструмента контроля в средство давления на бизнес. Ограничение количества и продолжительности проведения внеплановых проверок должно также способствовать снижению численности персонала органов контроля».

Артем Юдкин, эксперт СЭЦ «Модернизация », напоминает, что вопрос об уменьшении контрольной нагрузки с 2012 года регулярно становится одной из тем посланий президента РФ Владимира Путина Федеральному собранию. В 2012 году Путин говорил о пересмотре принципов работы контрольно-надзорных органов, их публичной отчетности и ориентировании на результат взамен «палочной» системы, а в 2013 и 2014 годах глава государства поднял тему о формировании прозрачной и публичной системы планирования проверок и представления в открытом доступе ее результатов, что на практике привело к формированию Единого реестра проверок (proverki.gov.ru).

Произошли изменения в документах стратегического планирования, отмечает эксперт. Так, Концепция повышения эффективности контрольно-надзорной деятельности органов государственной власти и органов местного самоуправления на 2014–2018 годы предусматривала ряд направлений совершенствования всей системы. «В настоящее время все направления Концепции 2014–2018 годов легли в приоритетный проект „Реформа контрольной и надзорной деятельности“, — замечает он. — Фактически срок достижения целей реформы был продлен с 2018 года (концепция) до 2025-го (приоритетный проект)».

До сих пор, сетует Юдкин, не произошло ключевого события — принятия базового федерального закона о федеральном, региональном и муниципальном контроле и надзоре. Начиная с 2015 года различные проекты закона выносятся на обсуждение, однако закон до сих пор не внесен в Государственную думу.

«Сегодня, — говорит эксперт, — ключевым направлением совершенствования является внедрение в работу контрольно-надзорных органов риск-ориентированного подхода, позволяющего сократить количество плановых проверок, исходя из потенциальной опасности хозяйственной деятельности. Внеплановые проверки предполагается сокращать путем их квотирования и установления жесткого соотношения с количеством плановых (внеплановые — 30% от плановых), проведением анализа обращений граждан, на основании которых организуются внеплановые проверки (отсечение анонимных сообщений, а также заведомо конкурентных манипуляций), применением новых механизмов мониторинга деятельности подконтрольных субъектов».

Статистика показывает, что плановые проверки за период с 2012 до 2016 год сократились более чем вдвое: с 1 509 334 проверок в 2012 году до 619 526 в 2016-м. При этом внеплановые проверки остаются примерно на том же уровне (и даже немного возросли в общем отношении): 2012 год — 1 396 203 проверок, 2013 год — 1 341 679, 2014 год — 1 387 497, 2015 год — 1 427 285, 2016 год — 1 407 839.

Наиболее активными контрольными органами, по словам сотрудника СЭЦ «Модернизация », выступают Роспотребнадзор, МЧС России, Роструд, ФНС России и Ростехнадзор. Действительно, охватываемые данными органами власти сферы имеют первостепенное значение для социально-экономической безопасности, защите жизни и здоровья граждан, что не позволяет ужесточить требования по сокращению проводимых ими внеплановых проверок.

Такие инструменты, как квотирование, перевод на жесткую систему оснований проведения внеплановой проверки, работа с механизмом обращений граждан и онлайн-мониторинг деятельности хозяйствующих субъектов, утверждает эксперт, дадут свой результат лишь в среднесрочной перспективе. В настоящее же время, по его мнению, целесообразно задуматься над формированием нового механизма защиты прав хозяйствующих субъектов — аналога государственного адвоката.

«Представляется возможным сформировать на уровне территориальных образований институт общественных защитников — представителей общественных организаций и движений, которые будут в обязательном порядке принимать участие во внеплановой проверке и чье мнение о законности действий или требований инспекторов будет иметь особое значение при оспаривании результатов проверки, — говорит Юдкин. — Действующий Федеральный закон от 26.12.2008 №294-ФЗ „О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля“ дает такую возможность саморегулируемым организациям и объединениям юридических лиц. Однако если хозяйствующий субъект не входит ни в одну, ни в другую организацию, то применять этот механизм будет затруднительно».

Эксперт резюмирует: реформа контрольно-надзорной деятельности идет достаточно долго, а ключевые шаги еще не совершены — нет нового базового закона, не проведена систематизация обязательных требований, не решен вопрос с распределением полномочий. В этой связи жесткое ручное управление показателями, по его словам, не даст быстрого результата, пока не будет сформирована новая практика.