Биткоин вне закона

БОСС-политика | Сюжет месяца/Технологии
Текст | Дмитрий Александров

Министр связи и массовых коммуникаций России Николай Никифоров заявил, что биткоины никогда не узаконят в России.

Страховка от валютного кризиса

Аналитик социальной сети для инвесторов eToro в России и СНГ Михаил Мащенко замечает, что биткоин изначально создавался как независимая валюта — страховка на случай краха «традиционного рынка», и поэтому отсутствие регуляции необходимо воспринимать как норму. «Стоит переживать лишь из-за возможности полного запрета, — говорит он. — Если появятся четко прописанные последствия участия в обороте криптовалют, то о развитии одного из самого перспективного бизнес-направления придется забыть. При этом желающие воспользоваться цифровыми активами будут переходить на зарубежные площадки».

Правительства различных стран, напоминает эксперт, уже неоднократно заявляли о невозможности регуляции криптовалют из-за децентрализованного характера их работы. «Кроме того, не следует реагировать на все слова по теме регуляции криптовалют, озвучиваемые чиновниками различных рангов, — убежден Мащенко. — Подобные заявления больше похожи на желание попиариться на ажиотаже, причем многие комментаторы могут резко изменять свою точку зрения. Лучше всего просто дождаться официального законопроекта или высказываний компетентных органов».

Сергей Хестанов из «Открытие брокер» подчеркивает, что главное свойство биткоинов (и, вообще говоря, и других криптовалют) — ими можно рассчитываться анонимно. «При соблюдении мер компьютерной безопасности идентифицировать пользователя нельзя, — говорит эксперт. — А раз невозможна идентификация — невозможно и эффективное налогообложение. Именно это и вызывает беспокойство представителей монетарных властей. Если криптовалюты (к которым относится и биткоин) получат широкое распространение (как минимум 10–20% товарооборота), государство потеряет налог на прибыль и НДС. А НДС — это около трети федерального бюджета. Даже гипотетические риски потери налоговых доходов вызывают очень резкую реакцию властей. Это нормально».

Три причины нелегальности

Руководитель отдела маркетинга и бизнес-анализа «КСК групп» Дмитрий Малютин уверен, что сегодня криптовалюта — самый передовой продукт технологии блокчейн. «Причем у этого феномена популярности не существует объективных причин и предпосылок для такого бурного развития, — говорит он. — Считаю, что криптовалюта привлекает людей во всем мире своей свободой обращения, то есть это финансовые активы (как их называют некоторые государства мира), которые не контролируются правительством. Это первая причина, почему криптовалюту никогда не узаконят в России».

Вторая причина, по словам эксперта, — это технологическая отсталость нашей страны. «А ведь криптовалюта могла бы стать как раз тем инновационным продуктом, который составил бы конкуренцию России на мировой арене хай-тека, — предполагает Малютин. — Вместо того чтобы наладить российское производство ASICмашин (специальные ЭВМ для майнинга), наши майнеры закупают устройства в Китае. В итоге Китай снова впереди планеты всей в очередной инновации».

Эксперт отмечает позитивную роль нашего государства, которое справедливо хочет защитить доверчивых граждан от мошенников. «У нас до сих пор умудряются обманывать доверчивых пенсионеров на БАДах, — сетует он, — а представьте себе размах мошенничества на доверии, если этот бизнес криптовалют поставят на широкую ногу и легализуют! Создать свою монету не так уж сложно, и в 99% случаев она ничем не подкреплена. За примером не надо далеко ходить: несколько дней назад „сдулся“ очередной блокчейн-стартап, который в ходе ICO заработал $374 тысяч. Официально объявлено, что это были мошенники».

Третья причина, подчеркивает Малютин, это добросовестная защита наших граждан от мошенников. «А четвертая — на самом деле биткоин (одна из популярнейших криптовалют на сегодня) имеет серьезные технологические проблемы, — говорит эксперт. — Уже сейчас заметны многочасовые задержки в транзакциях. В свою очередь, это, во-первых, порождает бесчисленные форки (форк — отделение от материнской цепи существующей монеты части кода и создание новой, как правило, более функциональной монеты), а во-вторых, дает импульсы к развитию альтернативных монет (DASH, Lite и т. д.)».

Примеры форков, по его словам, Bitcoin Cash, Bitcoin Gold и т.д. Внимательные инвесторы отмечают многократный рост курса биткоина непосредственно перед форком. «Что на самом деле обычная спекуляция и работает по схеме везения, — уточняет Малютин. — Дороже продал — молодец. Не успел продать — ушел в убыток. Если такие спекуляции с форками выйдут на национальный уровень, это способно нанести вред банковской системе РФ, потому что биткоин ныне все, в том числе и я, рассматривают как инструмент для спекулятивных инвестиций. Не более того. Людей, заинтересованных в криптовалюте как полноценной замене денежных знаков ЦБ, крайне мало. Многие задают вопрос: надолго ли рост биткоина? Всегда ли будет биткоин? Здесь мы уходим в область футурологии. Мой прогноз: можно не опасаться за свои биткоины до уровня $20 000–30 000. Что случится потом, никто не знает».

Эксперт СЭЦ «Модернизация» Артем Юдкин считает, что в последнее время криптовалюты активно обсуждаются в обществе, становятся предметом экспертных дискуссий и мероприятий. «Однако до сих пор они остаются пробелом в российском законодательстве, — напоминает он. — Президент России выпустил перечень поручений от 21 октября 2017 года №Пр-2132, по результатам которого в 2018 году будут определены правовые основы применения цифровых технологий в финансовой сфере».

Важно отметить, что согласно этому поручению основные явления криптоэкономики получат свое регулирование почти в неизменном виде, но с учетом единственного возможного платежного средства в виде российского рубля. Акцент на рубль как на единственное платежное средство во многом подтверждает и предопределяет траекторию дискуссии федеральной власти о правовой судьбе биткоина и других криптовалют.

«Руководство Минфина России и Банка России приводило множество сравнений и аналогий сущности криптовалют: от финансовой пирамиды до казино. Отдельные заявления должностных лиц (к примеру, о приравнивании к играм и пари, не влекущим правовой защиты, о характере денежного суррогата) доказывают, что курс на неприятие криптовалюты как платежного средства сохранится».

Три свойства криптовалют

Разбираясь в сущности криптовалют, необходимо обозначить ряд их основных характеристик, замечает Юдкин. Первое и, пожалуй, наиболее проблемное для вплетения криптовалют в финансовое законодательство свойство — децентрализованный, частный, проще говоря, негосударственный характер выпуска криптовалюты. Фактически единица криптовалюты — это запись в электронном реестре, осуществляемая пользователем глобальной компьютерной сети. Этим пользователем может быть кто угодно, следовательно, оценить реальную стоимость криптовалюты, а тем более проконтролировать ее оборот со стороны государства невозможно.

Вместе с тем, по мнению эксперта, следует разделять криптовалюты и цифровые валюты (шире — электронные деньги). Так, если криптовалюты имеют децентрализованный характер выпуска, то электронные деньги связаны в конечном счете с оборотом реальных, государственных валют.

Второе свойство криптовалют — это их сугубо рыночная сущность, которая предопределяет высокую изменчивость (волатильность) их курса. «Потребительский ажиотаж, популяризация криптовалют в СМИ и социальных сетях, прием отдельными организациями криптовалют в качестве платежного средства — все это влияет на курс криптовалют, — подчеркивает Юдкин. — На примере того же биткоина мы наблюдали как неуклонный рост в тысячи процентов, так и большие скачки на понижение курса. Можно смело предположить, что начало приема в сети мировых ресторанов какой-либо криптовалюты в качестве платежного средства тут же обеспечит многотысячные проценты роста ее курса».

Третье свойство криптовалют, отмечает эксперт, — это прямой обмен данными об операциях с ними. Представляя собой записи в сети распределенных по разным серверам реестров (технология, именуемая «блокчейн»), история оборота криптовалют моментально записывается и не подлежит изменению, кроме того, можно проследить весь круг движения конкретной единицы криптовалюты. В этом случае снижается потребность в банковских счетах и специальном надзоре, а на арену контроля за оборотом выходит рядовой пользователь.

«Эти три свойства криптовалют, обозначенный курс на недопущение их как платежного средства, а также содержание поручения президента позволяют прогнозировать некоторые направления правового регулирования криптовалют, — говорит Юдкин. — Можно ожидать, что регулирование криптовалюты будет проходить не в качестве платежного средства, а особой формы отображения имеющегося обязательства, где криптовалюта отображает состояние обязательства. Да, такой подход практически сводит на нет оборот криптовалюты как самостоятельного платежного средства, но дает возможность применить положения национального законодательства».

По его словам, недавно появилась информация о том, что в Южной Корее, одной из ведущих стран в области финансовых информационных технологий, планируется регулировать криптовалюты как товар. Таким образом, будут применяться нормы об обороте товаров, но не платежных средств, что позволит применять положения гражданского и коммерческого законодательств.

Четыре варианта регулирования

«Какой подход к регулированию криптовалют в конечном счете выберет российское правительство, пока неясно, — замечает Артем Юдкин. — Первым, хотя и маловероятным вариантом для правового регулирования оборота криптовалют является принятие специального федерального закона об обороте негосударственных средств платежа, в котором было бы дано законодательное определение криптовалюты, требования к ее выпуску, использованию в расчетах и инвестиционной деятельности как средства платежа, а также урегулирования споров, связанных с выпуском или оборотом криптовалют».

Другим вариантом, по его мнению, может стать установление определенных требований к финансовым организациям для проведения операций с использованием криптовалют, в том числе в увязке с национальной валютой — российским рублем. А третий, весьма вероятный, на взгляд эксперта, сценарий регулирования оборота криптовалют — это введение института саморегулирования для организаций, осуществляющих создание криптовалют и обеспечивающих их оборот. В результате регулирующее воздействие будет оказываться не на держателей криптовалют, а на инфраструктуру, приравнивая их работу к виду предпринимательской деятельности, вводя их тем самым в правовое поле.

Четвертый вариант, по словам Юдкина, состоит в применении инструмента государственных реестров по отношению к обороту криптовалюты, к примеру, путем введения реестра организаций, обеспечивающих оборот криптовалюты (бирж), а также реестра используемых хозяйствующими субъектами РФ криптовалют. Вполне возможно введение специального реестра инвестиционных проектов, задействующих в своем финансировании криптовалюты.

«В любом случае на первом этапе будет выработано законодательное определение криптовалюты или более общего понятия (негосударственное средство платежа), определены меры защиты прав участников оборота криптовалют, возможно, будут определены меры по привязке криптовалют к рублю и требования к организациям, осуществляющим конвертацию криптовалют в российский рубль (вывод криптовалют)», — подчеркивает эксперт.

Дальнейшая судьба криптовалют в финансовой системе России, по его мнению, зависит исключительно от готовности крупного бизнеса и монополий к использованию их в своей инвестиционной практике (например, механизмов ICO и краудфандинга через криптовалюты) и хозяйственном обороте (для оплаты товаров, работ и услуг).

«Как бы то ни было, — говорит Юдкин, — государство не может позволить себе оставить вне поля зрения контроль независимого формирования криптовалюты. Вне зависимости от понимания криптовалюты (товар, денежный суррогат и прочее) основания ее выпуска и конвертации в реальную национальную валюту остаются за рамками права, а значит, в серой зоне экономики. Государство в силах сопротивляться излишней скрытности криптовалют установлением запретов на принятие ее в качестве платежного средства юридическими лицами, блокировкой сайтов, связанных с криптовалютой, признанием деятельности с криптовалютами деятельностью, не защищаемой в суде (как это сделано в отношении игр и пари). Однако результативность таких мер пока не поддается прогнозу».