Не на чем расти

БОСС-политика | Сюжет месяца/Промышленность
Текст | Василий ЛАКТИОНОВ

В октябре рост российского промышленного сектора остановился.

Инвестиционный аналитик Global FX Иван Карякин отмечает, что, согласно данным Внешэкономбанка, рост ВВП в октябре замедлился до 1% по отношению к соответствующему периоду прошлого года с 1,9% в сентябре и 2,3% в августе.

«Также ВЭБ сообщает, — говорит эксперт, — что в октябре спад ВВП с исключением сезонного и календарного факторов усилился до 0,3% с 0,1% в сентябре. Рост ВВП за январь — октябрь составил 1,6%. Положительно на ВВП повлияли добыча полезных ископаемых (0,1%), транспорт (1,2%) и чистые налоги (0,1%). Торможение экономического роста и даже его прекращение связано с замедлением практически всех макроэкономических показателей, кроме добычи полезных ископаемых и платных услуг, сохранивших значения предыдущего месяца».

Негативную динамику, очищенную от сезонной и календарной компоненты, по его словам, продемонстрировали обрабатывающие производства (–0,7%), производство электроэнергии, газа и воды (–1,5%), розничная торговля (–0,9%) и строительство (–0,6%), производство продукции сельского хозяйства (–2,0%), разумеется, так как закончился сезон.

«Подобная ситуация сюрпризом не является, — убежден Карякин. — Положение в экономике России сохраняется как тяжелое с кризисного 2014 года. И главные компоненты состояния промышленности ухудшаются в долговременной перспективе. Так, по данным Росстата, степень износа основных фондов растет на протяжении нескольких последних лет. В 2015 году она составляла 47,7%, а в 2016 году уже 50%. В этом году она перевалит за 50%».

То, что может компенсировать износ основных фондов, — это инвестиции, подчеркивает эксперт. «Хотя и здесь все плохо. Доля инвестиций, направляемых на реконструкцию и модернизацию, тоже падает. В 2014 году она составляла 17,4%, в 2015-м — 17,3%, а в 2016 году — 16,3%. Снижение курса рубля и санкции привели к тому, что многие производства вообще пришлось свернуть из-за невозможности покупать оборудование, комплектующие и расходные материалы».

Лозунг импортозамещения не работает в нужной мере без соответствующих структурных изменений в экономике, заключает он.

Директор производственного департамента компании 3М Александр Черепанов говорит, что «опыт компании 3M, скорее, позитивный. Мы наращиваем производство в России, несмотря на некоторые сложности. Экономические факторы, такие как курс рубля, относительно низкие операционные издержки, сокращение бюрократических процедур и большая заинтересованность органов региональной власти в развитии привлекательной бизнес-среды, стимулируют рост производства тех предприятий, которые выпускают востребованную продукцию, и в том случае, если им доступны собственные или заемные инвестиционные средства».

Эксперт M.B.Barklay Investment Bank Дмитрий Завгородний считает, что российской промышленности просто не с чего расти. «На фоне сложной геополитической ситуации, совокупной с продолжающимся экономическим кризисом, в начале 2016 года аналитиками отмечались слабый рост торговли и низкая инвестиционная активность, повлиявшая на снижение темпов роста мировой экономики до 2,3%, — уточняет он. — Однако уже в конце 2016 года многие уважаемые аналитические институты отметили повышение темпов роста мировой экономики за счет улучшившейся динамики инвестиций и экспорта, впрочем, еще сдерживаемое низким потребительским спросом. Ко второй половине 2016 года относилось также восстановление темпов роста торговли после минимума 2013 года, чему напрямую способствовало именно оживление промышленности, которые в совокупности стали причиной благоприятных условий внешнего финансирования для стран с формирующейся экономикой в начале 2017 года».

По мнению эксперта, несмотря на то что российская экономика прошла пик кризиса в первом квартале 2016 года, повышение ряда экономических показателей, таких как прирост ВВП в первом квартале 2017 года на 0,5% по отношению к соответствующему периоду предыдущего года, повышение объема промышленного производства на 0,7% за тот же период и рост индекса PMI в обрабатывающей промышленности и секторе услуг, что позиционируется как основные признаки преодоления рецессии, происходит в большей степени из-за улучшения внешних условий, то есть повышения цен на нефть выше указанного в существующем федеральном бюджете и роста макроэкономической стабильности. «Однако за общим улучшением основных показателей скрываются большие различия, — говорит Завгородний. — Во многих отраслях промышленности рост объема производства не сопровождался ростом инвестиций. Сокращаются инвестиции в основной капитал (в 2016 году — на 1,2%). Конечно, слабый рубль и экспортоориентированные производства сыграли важную роль в расширении торгуемых отраслей, хотя что касается динамики доходов, то существенное расхождение наблюдается в том, что при росте реальной заработной платы вследствие замедления инфляции располагаемые доходы продолжают сокращаться в реальном выражении».

Кроме того, отмечает он, снижение располагаемых доходов привело к повышению уровня бедности на 0,2 процентных пункта в 2016 году по сравнению с предыдущим. Таким образом, число населения, имеющего доходы ниже прожиточного минимума, увеличилось до 19,8 млн человек, или до 13,5%.

«Оставляет желать лучшего и состояние малого и среднего бизнеса, — сетует эксперт. — И без того плохо развитому в российской экономике „крупных игроков“ сектору потребуется еще немало времени для адаптации. Весьма и весьма вероятно развитие „теневого“, или „гаражного“ бизнеса. Из-за резкого сокращения кредитования по сравнению с другими сегментами рынка сектор МСП больше других пострадал от рецессии».