Рынок ненужных изобретений

«БОСС» в помощь | Интеллектуальная собственность
Текст | Арам ТЕР-ГАЗАРЯН

Серьезный бизнес должен быть узнаваем и защищен. Речь идет не только о торговых марках, брендах и изобретениях, но и о процессе регистрации интеллектуальной собственности. Патентный рынок в России сегодня напоминает хорошо отлаженную машину: компании подают заявки, государство регистрирует, но изобретателям-одиночкам на нем нет места. При этом даже крупные компании иногда сталкиваются с «непредвиденными» трудностями из-за мошенников среди патентных поверенных.

Главная особенность российского рынка патентов в том, что бóльшая часть заявок приходит от изобретателей или коллективов, которые работают под руководством НИИ. То есть создают новое под конкретный заказ. Этот подход, похоже, устраивает всех: институты, которые без труда могут заплатить патентной компании не большую, но и не маленькую сумму для быстрой регистрации своей интеллектуальной собственности, и, конечно, устраивает чиновников.

Российский бизнес не заинтересован в нововведениях «со стороны». Каждый год Роспатент регистрирует около 40 тыс. изобретений. При этом количество отчуждений, то есть покупок патента заинтересованными компаниями, редко превышает 3 тысячи.

«Все эти „кулибины“, чтобы они ни изобрели, ставятся перед фактом: либо регистрируете сами дешево, и тогда государственные инспекторы начинают откровенно издеваться над ними… Либо делают через патентных поверенных, то есть обращаются в патентную компанию. Это обходится примерно в 120 тыс. рублей, — говорит президент Первой патентной компании Анатолий Аронов. — Хотя самое главное не в том, что изобретатели придумывают какие-то вещи и пытаются зарегистрировать их, а в том, что продать все это некому. Так, чтобы кто-то придумал и крупная или мелкая компания забрала изобретение, — я таких случаев в России не знаю. Если бы это произошло, то об этом узнали бы все».

Есть еще одна возможность продать свое изобретение — отправить заявку в иностранные компании. Но если регистрация «без проблем» в России стоит больше сотни тысяч рублей, то за границей она обойдется в сумму от 10 до $20 тысяч.

«С заграничной регистрацией значительно более тяжелая ситуация. Там незащищенный патент может использоваться без ограничений. То есть в каждой стране надо получить свой патент, — комментирует патентный поверенный Владимир Бирюлин. — У россиян часто бывает недостаточно знаний. Одни не понимают важность своих разработок, другие переоценивают. Однако почти у всех частных лиц одна проблема — недостаток финансов».

В Европе, Японии и США эта проблема решается достаточно просто — патенты покупают крупные компании. Чем больше зарегистрированных изобретений в арсенале компании, тем дороже она стóит. К примеру, поезд компании Siemens работает более чем на 400 изобретениях. Коdac и Nokia после банкротства продали свои патенты за 525 и $350 млн соответственно. Права собственности на патенты являются подушкой безопасности для крупнейших компаний. И этим объясняется открывшаяся несколько лет назад «охота на изобретения» крупнейшими корпорациями. Хотя и тут следует быть осторожным. Особенно подавая заявку в российское представительство. Для начала стóит выяснить, кто принимает заявки от изобретателей.

«Я знаю сотрудника российского подразделения одной из крупнейших мировых компаний, который все приходящие туда патенты и описания изобретений не то чтобы не читает, а сразу выбрасывает в „шредер“. Пачками, — рассказывает президент Первой патентной компании Анатолий Аронов. — Зачем он это делает? А потому что у него гуманитарное образование, и он ничего не смыслит в технике. Просто на место инженера посадили филолога. Получите результат».

Международная активность

Видимо, желая хоть как-то оживить рынок, Роспатент решил расширить действие выдаваемых им «охранных грамот» и начал вести переговоры о единой патентной зоне в СНГ. Идея стóящая, если учесть, что некоторые из постсоветских стран почти полностью адаптировались к условиям глобального рынка и по мере своих возможностей, но без особых проблем привлекают инвестиции из США и Европы. Если российские патенты будут иметь силу на территории СНГ, то российским изобретателям, вполне возможно, удастся осуществить «американскую мечту», не выезжая за пределы Родины, — дорого продать изобретение или начать получать роялти.

«Между государствами — участниками СНГ исторически существуют тесные экономические и культурные связи, что позволяет нашим странам лучше понимать друг друга и эффективнее использовать опыт друг друга, — напоминает глава Роспатента Григорий Ивлиев. — Формирование рынка интеллектуальной собственности — это сложный и долгий процесс, требующий согласованной работы, однако все это имеет большое значение для предпринимателей и в будущем позволит создать максимально благоприятную среду для лиц, занимающихся инновационной деятельностью на территории СНГ».

Сколько времени займет подготовка документов и их принятие, не могут сказать даже в ведомстве. Хотя сама идея объединения рынков интеллектуальной собственности полностью соответствует мировому тренду. Единые рынки под эгидой международных организаций и объединений — норма наших дней, и, создав общее пространство с соседями, Роспатент намерен начать постепенно менять ситуацию к лучшему.

Ориентирование на Запад

Запатентовать можно все, что нас окружает: и кирпичную кладку, и шум пролетающих самолетов. Главный вопрос: как это превратить в деньги? В России превращают в деньги пока лишь изобретения, которые зарегистрированы на Западе. Все, что становится модным или хорошо продается в Европе и США, почти сразу патентуется в России. Очистители, кремы для обуви, детские игрушки, элементы дизайна и одежда — тысячи товаров неконтролируемо «слизываются» с западных аналогов и успешно продаются здесь. Участники патентного рынка не знают ни одного случая, когда бы зарубежный правообладатель обратился в суд на российскую компанию, скопировавшую его товар.

«Конечно, промышленный шпионаж существует… Раз в году к нам приходит несколько бизнесменов, и каждый просит проверить, что нового появилось в мире в сфере его бизнеса. И мы проверяем новые модели зубных щеток, диван-кроватей, состав БАДов… — поделился с нами патентный поверенный, представившийся Александром. — Мы проверяем, они получают информацию, и через месяц точно такой же товар уже находится на прилавках России. А главное, собственники настоящих патентов не узнают о произошедшем. Как никогда никто из нас не узнает о том, что какое-то изобретение было украдено».

Плагиат любит тишину. Опасность патентного рынка в том, что изобретатель полностью раскрывает свою новинку. Когда к патентному поверенному обращается крупная компания, максимум, чем она рискует, — лишними расходами на регистрацию. Если же приходит человек с улицы, он рискует и деньгами, и своей интеллектуальной собственностью. Известны случаи, когда не сами изобретения, а их аналоги появлялись на рынке под видом инновационного продукта, разработанного крупной компанией.

«Сидит в Москве человек, который проверяет новизну изобретения по всему миру. И видит, что ему принесли что-то новое. Он звонит производителям и предлагает за вознаграждение не сам новый товар, а идею — как его создать. Или же просто сидит на зарплате у лидеров отрасли и переправляет им интересные заявки, — сетует патентный поверенный Александр. — По пять–десять тысяч долларов в месяц от каждой компании в месяц. Хорошая прибавка к окладу».

Примеров успешной честной работы с патентами в мире сотни — от ИКЕА до SpaceX. Правда, основателям этих компаний пришлось работать на хорошо отрегулированном рынке. В России же, чтобы не потерять деньги при регистрации или будущую прибыль, профессионалы не советуют слепо доверять стажу работы патентного поверенного, известности клиентов, а просто попросить предоставить опубликованные патентные заявки, отчеты, описания к патентам, судебные решения и решения ФАС. Только в этом случае можно доверять специалисту и быть спокойным за то, что через несколько месяцев не придется проходить процедуру регистрации заново и уже при помощи другого специалиста или компании.