Александр МИГУНОВ: у нас одна постоянная и очень ответственная задача — беречь лес и непрестанно заниматься его воспроизводством

БОСС-профессия | Лесное хозяйство
Текст | Юрий КУЗЬМИН
Фото | Леонтий БУКШТЕЙН, Комитет лесного хозяйства Московской области

Председатель Комитета лесного хозяйства Московской области Александр Мигунов — о том, что происходит в лесном хозяйстве Подмосковья, работе по сохранению и приумножению лесного фонда региона, стратегических и тактических задачах возглавляемого им ведомства.

— Александр Владимирович, вы юрист и по образованию, и по большей части вашей карьеры. Почти вся ваша профессиональная деятельность связана с Якутией. Не скучаете, работая теперь, с 2014 года, в Центральном регионе, по вашим холодным краям? Что пришлось поменять в своих профессиональных привычках и наработках, сменив и регион, и в какой-то мере специальность?

— Не скучаю ли я по Якутии? Спросите об этом у любого северянина, переехавшего, как там говорят, «на материк», и, уверен, ответ в большинстве случаев будет один: тоска по Северу есть. Я не исключение. Люди меняют регионы по разным причинам, и, поверьте, это далеко не всегда легкий процесс. Российский Север и Дальний Восток поражают расстояниями, суровым климатом, долгой зимой и коротким летом. К этому привыкаешь и тоскуешь: по ослепительно белому снегу, по резко континентальному климату, когда зимой действительно холодно, а летом жарко, скучаешь, наконец, просто по хорошей северной рыбе и экологически чистой оленине. Но география, на мой взгляд, мало влияет на профессиональные навыки, на требовательность к себе как к специалисту, руководителю.

— Пригождается ли ваша юридическая практика для работы в качестве руководителя лесного хозяйства региона?

— Несомненно. Любая сфера человеческой деятельности регламентирована, то есть обусловлена различными законами и нормативными актами. И, знаете, преимущество юридического образования, наверное, прежде всего в том и заключается, что оно приучает работать с нормативными документами, чувствовать их дух и букву. Поэтому юридическое образование для руководителя в любом ранге и в любой отрасли — огромное подспорье в работе. Также способствует навыкам управления и мое второе образование, полученное в РАГС при президенте РФ.

— Каково, на ваш взгляд, сейчас положение дел с лесной службой в подмосковном регионе? Чего не хватает: кадров, техники, организационной и правовой поддержки?

— Времени. Объективно не хватает времени. Поясню. Лес растет очень долго — десятилетия, а уничтожен может быть довольно быстро, например в результате пожара или эпидемии жука короеда-типографа. Кстати, уже который год в подмосковных лесах мы проводим масштабную работу, направленную на ликвидацию последствий такой эпидемии. Напомню, от вредителя у нас пострадало 74 тыс. гектаров елового леса. Зараженный лес вырубаем, сажаем новый. Но новый лес — это 12–15-сантиметровые сеянцы. Представляете, только через семь лет мы эти участки переведем в категорию «покрытые лесом площади», а по-настоящему взрослыми деревьями эти сеянцы станут лет через 15–20! А люди есть, хорошие специалисты, любящие лес и свое дело, и техника есть необходимая, и законы. Просто работа у нас такая, что ее результаты становятся видны чаще всего через годы.

Губернатор Московской области А.Ю. Воробьев, А.В. Мигунов и заместитель председателя Правительства Московской области Д.В. Пестов

— Как сегодня обстоят дела с финансированием лесной отрасли?

— Финансирование мероприятий по охране, защите и воспроизводству лесов на территории лесного фонда Московской области осуществляется за счет средств федерального и областного бюджетов. Однако федеральное ежегодно сокращается: 1,5 млрд рублей — в 2015 году, 950 млн рублей — в 2016 году, 667 млн рублей — в 2017 году.

Учитывая это обстоятельство, в 2016 году из бюджета Московской области были впервые выделены средства на воспроизводство лесов в размере 150 млн рублей. Это позволило не только компенсировать сокращение средств федерального бюджета, но и выполнить поставленную губернатором области А.Ю. Воробьевым задачу: «Посадить больше, чем срубить».

Если в прежние годы софинансирование лесной отрасли Подмосковья за счет средств бюджета области и федерального бюджета было примерно равным, то уже в 2016 году из всего объема финансирования, направленного на реализацию государственной программы Московской области «Экология и окружающая среда Подмосковья», в части развития лесного хозяйства средства областного бюджета составляют более 63%.

— В 90-х — начале 2000-х резко сократили число сотрудников лесной отрасли. Это, конечно, зримо отразилось на состоянии лесов, их охраны, воспроизводства. Предпринимаются ли сейчас какие-то шаги по исправлению такого положения?

— Самый главный шаг, мне кажется, произошел 1 июля 2012 года, когда Московской области передали полномочия по управлению лесами, в связи с чем был учрежден Комитет лесного хозяйства Московской области. Начиная с этого момента, мы, комитет, в ответе за все, что происходит с подмосковными лесами. На сегодня площадь земель лесного фонда на территории Подмосковья составляет 1 940 тыс. гектаров. Общее количество сотрудников, работающих в лесном хозяйстве региона, — 2067 человек. Получается, в среднем на одного работника приходится по чуть менее тысячи гектаров.

— Известно, что в вашем ведомстве проводятся различные мероприятия по улучшению качества работы в лесной отрасли, например создание лесопожарной информационной системы СОУЛП на основе видеокамер, размещаемых на мачтах операторов сотовой связи по всей территории области. А также предусмотрены акции по привлечению населения к охране и воспроизводству лесов, такие как «Наш лес. Посади свое дерево». Какие еще мероприятия в этих направлениях планируется проводить в ближайшем будущем?

— Действительно, в 2016 году закончились работы по созданию системы оперативного управления лесопожарными соединениями и формированиями, включая защищенную видео-конференц-связь и систему видеомониторинга лесных пожаров, которая имеет сокращенное название СОУЛП.

Эффективной борьбе с лесными пожарами способствует использование в регионе четырехуровневой системы мониторинга пожарной опасности в лесах. Она включает в себя наземное патрулирование с общей протяженностью маршрутов патрулирования 8,9 тыс. км, авиационное патрулирование лесов, видеомониторинг лесных пожаров. Необходимо отметить, что с 1 июля видеомониторингом мы охватываем все 100% земель лесного фонда области, используя 84 видеокамеры. И, наконец, космический мониторинг лесных пожаров с применением системы «ИСДМ-Рослесхоз».

Кстати, система видеомониторинга позволяет автоматически выявлять возгорания на ранних стадиях. Так, за период с 1 июля по 26 октября 2016 года система зафиксировала 13 лесных пожаров из 33 возникших за это время (40%). При своевременном обнаружении возгорания направленные на тушение силы и средства наших пожарно-химических станций справятся с ликвидацией пожара в кратчайшие сроки на минимальных площадях.

Вы упомянули экологическую акцию «Наш лес. Посади свое дерево». Это в Подмосковье не единственная подобная акция. Весной мы проводим «Лес Победы» — такую же посадку деревьев на землях лесного фонда, населенных пунктов с привлечением граждан. Экологические акции — это уже традиция, зародившаяся еще в 2013 году по инициативе Андрея Юрьевича Воробьева. За четыре года количество участников акций составляет около 600 тыс. человек, которые посадили свыше 7,5 млн молодых деревьев.

— Как сейчас обстоят дела с пожарами в Подмосковье? Известно, что интенсивность пожаров торфяников, особенно под Шатурой и Каширой, удалось значительно снизить. Что с остальными районами? Получается ли справляться с рукотворными факторами, в частности с поджогами сухой травы?

— С начала пожароопасного сезона 2016 года на территории Московской области зарегистрировано 134 лесных пожара (из них семь торфяных), что в 1,5 раза меньше, чем в 2015 году (206 пожаров). Все пожары обнаружены и ликвидированы в день обнаружения на минимальных площадях.

Если говорить о торфяных пожарах, то снизить их интенсивность удалось благодаря проведенным в последние годы работам по строительству гидротехнических сооружений для обводнения торфяных участков. Накопленный запас воды за счет созданных систем обводнения, а также сбора и аккумулирования поверхностных и грунтовых вод в осенний и весенний периоды позволяет поддерживать торф в увлажненном состоянии.

Хотя вы абсолютно правы: причиной подавляющего количества лесных пожаров был и остается человеческий фактор — нарушение элементарных правил пожарной безопасности. Поэтому стараемся повысить эффективность работы с населением: листовки, плакаты, беседы с жителями, лекции в учебных заведениях, видеоролики на ТВ, внимание к деятельности школьных лесничеств, развитие института общественных лесных инспекторов.

— Вы уже отмечали, что относительно недавно подмосковный лес, особенно еловый, сильно пострадал от нашествия жука короеда-типографа. Удалось ли как-то справиться с этой эпидемией и грозит ли ее повторение? Каково теперь положение с лесовосстановлением после нее?

— Я говорил, что ситуация с короедом-типографом в подмосковных ельниках вернулась к естественным показателям.

Она, конечно, может повториться, но лишь при наличии нескольких факторов: засуха, ветровалы, лесные пожары. Однако мы активно занимаемся и очисткой лесов от захламления, и недопущением крупных лесных пожаров и, уверен, подобной эпидемии больше не дадим повториться.

Что касается лесовосстановления после эпидемии… С 2010 года мы посадили молодой лес на площади 38 тыс. гектаров. Нынешний год для нас рекордный: лес восстановили на площади свыше 11 тыс. гектаров. В 2019 году намерены завершить санитарные рубки, а еще через год планируем завершить лесовосстановление.

— Широко ли внедряются инфокоммуникационные и другие электронные технологии в работу лесного хозяйства?

— Если исходить из того, что лесное хозяйство — это не только непосредственно работа, направленная на воспроизводство леса, но и множество мероприятий, связанных с земельными, правовыми вопросами, обращениями граждан и организаций, то да, широко.

Большинство электронных технологий в нашем ведомстве нацелено на сокращение обработки обращений граждан, оптимизацию межведомственного и внутреннего взаимодействия. Скажем, внедрили электронный документооборот, а к нам за год приходит более 70 тыс. обращений, переводим государственные услуги в электронный вид, производим передачу их в многофункциональные центры. Сайтом ведомства сейчас, конечно, никого не удивить, хотя у сайта комитета есть своя изюминка: интерактивные карты. С их помощью мы значительно улучшили информирование граждан о деятельности комитета, например любой гражданин может определить, насколько законна проводимая на конкретном участке леса вырубка или когда на конкретном участке будут проводиться лесовосстановительные работы. Интерактивные карты помогают нам и при организации экологических акций, снабжая их участников конкретной информацией.

— Много ли арендаторов лесов в Московской области — численно и по арендуемым площадям? Что они делают для улучшения ситуации с лесным хозяйством Подмосковья и чем им помогают комитет и лесничества?

— В настоящее время на территории Московской области действует 1927 договоров аренды лесных участков. Площадь арендуемых лесных участков составляет примерно 9,5 тыс. гектаров. Каждый арендатор после заключения договора аренды лесного участка разрабатывает проект освоения лесов и проходит государственную экспертизу. В данном проекте освоения лесов закладываются мероприятия, направленные арендатором на использование, защиту, охрану и воспроизводство лесов.

Кроме того, по условиям договоров аренды арендаторы осуществляют мероприятия по сохранению биоразнообразия (сохраняются отдельные ценные деревья), санитарно-оздоровительные мероприятия, обеспечивают сохранность объектов лесного семеноводства, а также реализацию мер по предупреждению лесных пожаров.

Комитет и лесничества, в свою очередь, помогают арендаторам в правильности осуществления вышеуказанных мероприятий в рамках федерального лесного контроля.

— Рассматриваются ли планы продажи лесных участков арендаторам?

— Нет. Планы продажи лесных участков не рассматриваются. В соответствии с частью 1 статьи 8 Лесного кодекса Российской Федерации земли лесного фонда находятся в федеральной собственности. А согласно Земельному кодексу РФ земельные участки из состава земель лесного фонда ограничиваются в обороте. Такие участки не предоставляются в частную собственность.

— Как обстоят дела в Московской области с незаконными рубками леса? Имеют ли они место, много ли их, как с ними борются?

— Незаконная рубка лесных насаждений — один из самых распространенных видов нарушений лесного законодательства. В этом году лесными инспекторами выявлено 434 случая с объемом вырубленной древесины, превышающим 10 тыс. кубометров, и ущербом свыше 83 млн рублей.

В настоящий момент лесной охраной осуществляется комплекс мероприятий, направленных на борьбу с незаконной рубкой. В частности, проводится ежедневное патрулирование земель лесного фонда. В случае выявления незаконной рубки при ущербе менее 5000 рублей составляется протокол об административном правонарушении. На сегодня составлено 237 таких протоколов. В случае когда ущерб от самовольной рубки превышает 5000 рублей, материалы незамедлительно в рамках межведомственного взаимодействия передаются в межрайонную природоохранную прокуратуру. Направлено 209 материалов, возбуждено 76 уголовных дел, по другим делам проводится проверка. Правоохранительными органами 15 человек привлечено к уголовной ответственности.

Совместно с УГИБДД по Московской области в рамках заключенного соглашения осуществляются мероприятия по контролю за перевозчиками древесины. С целью борьбы с незаконной рубкой в предновогодний период в подмосковных лесах ежегодно проходит мероприятие по контролю «Елочка», которое будет проводиться и в 2016 году.

— Проводятся ли в Подмосковье мероприятия в рамках поручения Путина по закону о «зеленом щите» вокруг мегаполисов?

— Так называемый закон о зеленом щите, несомненно, поможет улучшить экологию мегаполисов за счет и приумножения лесопарковых зон, и изменения их статуса. Но леса в Московской области, напомню, и без того относятся к категории защитных. Это значит, что промышленные рубки у нас запрещены вообще, а санитарные рубки проводятся исключительно по результатам лесопатологических обследований. Вырубаются лишь те деревья, которые пострадали от вредителей.

— Профессия лесника раньше передавалась по наследству. Много ли у вас «рабочих династий» в этой профессии?

— Конечно, мы всячески приветствуем и поддерживаем такую профессиональную преемственность. По нашей статистике, в лесном хозяйстве Московской области насчитывается 26 династий. Есть династии, у которых общий стаж работы в лесном хозяйстве превышает 200 лет. Например, у династий Банновых — Марковых, Воржевых — Хазовых — Сыроижко. Стаж четырех поколений династии Андроновых — Морозовых вообще приближается к 260 годам. А в семье Казаниных отец, мать, сын, дочь — сегодня все работают в лесной отрасли Подмосковья.

— Каковы ваши планы по совершенствованию лесного хозяйства Московской области на ближайшие 2–3 года?

— Частично о наших планах я вам уже рассказал: в 2019 году завершить санитарные рубки в рамках ликвидации последствий эпидемии жука короеда-типографа, в 2020-м — закончить лесовосстановительные работы на этих площадях. У нас одна постоянная и очень ответственная задача — беречь лес и непрестанно заниматься его воспроизводством.