Банкротство как способ списания долгов: законно ли это и стоит ли прибегать к такому варианту?

bankrotstvo«БОСС» в помощь | Правозащита
Текст | Алексей КОЧЕТОВ, арбитражный управляющий Некоммерческого партнерства «Объединение арбитражных управляющих “Авангард”»

Основным правовым последствием процедуры банкротства юридического лица всегда выступает ликвидация долгов, которая возможна в двух вариациях: предприятие либо полностью по ним рассчитывается и сохраняет статус участника гражданского оборота, либо его долги считаются погашенными вследствие распределения всего имущества и окончания конкурсного производства, а юридическое лицо исключается из реестра. Этим банкротство юридических лиц отличается от банкротства граждан, поскольку даже после завершения реализации имущества физического лица арбитражный суд может непогашенные долги за гражданином сохранить.

Соблазн начать процедуру банкротства для собственников бизнеса будет в ближайшее время усиливаться такими факторами, как дальнейшее ужесточение механизмов налогового контроля посредством запуска системы АСК НДС-2, продолжающийся на рынке застой в работе банковской системы, усложняющей привлечение новых кредитов для рефинансирования старых или развития существующих производств, расширение прав залоговых кредиторов, а также упрощение для всех кредиторов порядка возбуждения дела о банкротстве.

В этой связи институт банкротства может рассматриваться многими предпринимателями, в особенности еще не имеющими опыта прохождения процедуры банкротства, как вполне рабочий и законный способ освободиться от всех долгов и начать новый проект с чистого листа, сохранив при этом необходимую материальную базу, а для реализации этой цели достаточно обратиться к специализированным юридическим фирмам и арбитражным управляющим. На рынке немало консультантов, которые с удовольствием разработают «безопасные» и «проверенные опытом» схемы по выводу активов, контролируемому банкротству и прочему, однако в действительности многих из них заботит лишь привлечение клиента, а все рекомендации построены по принципам «война план покажет» и «главное — ввязаться».

В последние два года в законодательство о банкротстве было внесено множество поправок с целью усложнить процесс уклонения от исполнения обязательств с помощью процедур банкротства:

1) исключена возможность для должника при подаче собственного заявления о банкротстве выбрать кандидатуру арбитражного управляющего; при этом ряд экспертов отмечает, что в скором времени законодатель сделает следующий шаг — невозможность выбора арбитражного управляющего для кредитора, требующего возбудить дело о банкротстве, если такой кредитор является по отношению к должнику заинтересованным лицом (но пока такой нормы в законе нет);

2) в процедуре наблюдения больше не отменяется акт налогового органа о приостановлении операций по расчетным счетам организации, что нивелирует для организаций, имеющих большие долги перед бюджетом, основное преимущество первой процедуры банкротства, отмечавшееся ранее, — возобновление безналичных расчетов;

3) оспаривать сделки может не только арбитражный управляющий, но и кредиторы, обладающие 10 и более процентами требований к должнику, а от арбитражного управляющего требуется подготовка заключения о наличии или отсутствии оснований для оспаривания заключенных должником сделок, к которому прикладываются все сомнительные сделки. В последние годы судебная практика оспаривания сделок выработала четкие критерии предмета доказывания, в результате чего кредиторам стало возможным, например, оспорить такую чистую на первый взгляд сделку по выводу активов, как их продажа должником по рыночной стоимости незаинтересованному лицу и с предоставлением продавцом полного расчета по договору.

4) расширены основания для возложения на руководителей и собственников личной ответственности по не погашенным в ходе процедуры банкротства обязательствам организаций с помощью так называемых презумпций вины данных лиц в банкротстве юридического лица: несвоевременная подача директором предприятия заявления о собственном банкротстве, утрата и искажение документов бухгалтерской отчетности, совершение сомнительных сделок, а также факт включения в реестр долгов организации недоимки по налоговым платежам, доначисленной в результате мероприятий налогового контроля, если размер такой задолженности превышает половину от общей суммы задолженности организации. Наличие любого из перечисленных оснований влечет возложение на контролирующих лиц субсидиарной ответственности по обязательствам организации-должника.

bankrotstvo2Поэтому банкротство юридического лица может закончиться изъятием у собственников и бывших руководителей всех ранее выведенных ими на подконтрольные структуры активов и возложением на них ответственности по всем не погашенным в ходе процедуры банкротства долгам организации, которые иногда исчисляются сотнями миллионов рублей. При этом списать такую задолженность в рамках личного банкротства тоже не получится, поскольку обязательства, возникшие в результате привлечения гражданина как контролирующего лица к субсидиарной ответственности, не списываются ни при каких обстоятельствах. Привлеченным к такой ответственности руководителям и собственникам можно надеяться лишь на то, что право требования к ним получится выкупить с торгов за небольшую плату. Однако недавний пример того, как ПАО «Новолипецкий металлургический комбинат» не пожалел 390 млн рублей на выкуп задолженности основателя холдинга «Макси-групп» Максимова Н.В. перед одной из структур холдинга в размере 3,1 млрд рублей (образовавшейся в результате привлечения топ-менеджера к субсидиарной ответственности по обязательствам юридического лица), — свидетельство того, что не каждый кредитор смиряется со своими финансовыми потерями и готов потратиться еще, чтобы получить право требования долга лично с виновного лица.

Таким образом, для собственников и руководителей организаций рассмотрение института банкротства как способа списания долгов юридического лица допустимо, однако следствием такого подхода может стать возложение всех долгов с юридического лица на самих этих лиц. Безусловно, применять процедуры банкротства в ситуации, когда предприятие испытывает финансовые трудности, нужно обязательно, более того, обращение к этим процедурам остается единственным законным и цивилизованным способом разрешения ситуации с долговыми обязательствами. Но если имеются намерения по сохранению бизнеса, то следует ориентироваться прежде всего на инструменты, направленные на реструктуризацию долгов, — применение мер по восстановлению платежеспособности в условиях моратория на погашение требований кредиторов (который может достигать трех лет), достижение мирового соглашения с кредиторами (в том числе на условиях дисконтирования задолженности), реструктуризация бизнеса с помощью продажи в процедуре части имущества или замещения активов. Если же сил на сохранение бизнеса уже нет, то необходимо способствовать участникам процедуры банкротства в ее проведении и соблюдать требования закона. Тогда последствием прекращения процедуры банкротства и станет желанное списание долгов.