Борис оказался прав

borisБОСС-политика | Сюжет месяца/Вокруг России
Текст | Дмитрий АЛЕКСАНДРОВ

На британском референдуме победили сторонники выхода из ЕС, одним из лидеров которых был экс-мэр Лондона Борис Джонсон. После референдума он стал вторым человеком в британском правительстве — главой Форин-офиса.

Проигрыш референдума о выходе Великобритании из Евросоюза — крупнейший политический провал Дэвида Кэмерона, теперь уже бывшего лидера правящей Консервативной партии и бывшего премьер-министра Соединенного Королевства. Однако не только его, но и значительной части британской политической элиты, которая в основном за Remain. Его сменила глава Хоум-офиса Тереза Мэй, хоть и умеренная, но сторонница Remain: волею судеб в ранге нового премьера она возглавит выход страны из ЕС.

Референдум по поводу Brexit был крупнейшей политической акцией эпохи Кэмерона. Политик и его соратники, выигравшие трудные парламентские выборы 2015 года и одержавшие победу на референдуме по выходу Шотландии из состава Великобритании, в какой-то момент уверовали, что держат Бога за бороду, и жестоко просчитались.

Ставя на кон пребывание Великобритании в Евросоюзе, они были убеждены, что выиграют, а заодно и добьются больших уступок от брюссельской бюрократии. Теперь же придется вести трудные переговоры, чтобы соглашения, регулирующие отношения Британии и ЕС, менялись плавно.

Кроме того, Кэмерон с помощью победы на референдуме пытался обрести точку опоры для своего правительства и партии. Хотя не все даже в стане консерваторов разделяли его позицию. Довольно влиятельная группа правых консерваторов, прежде всего Борис Джонсон и министр юстиции в правительстве Кэмерона Майкл Гоув, выступили против «генеральной линии» своей партии, и Кэмерону пришлось солидаризироваться с лейбористами, шотландскими национальными партиями и другими безусловными сторонниками европейского выбора. Так что за Leave выступили не только такие маловлиятельные группы, как Партия независимости Соединенного Королевства Найджела Фаража, но и часть деятелей правящей партии.

Впрочем, плюс такого внутрипартийного разделения в том, что Британии для реализации Brexit не придется экстренно менять правящую партию.

Главные причины Brexit

Коммуникационный холдинг «Минченко консалтинг» выпустил доклад об уроках Brexit с подробным анализом итогов британского референдума, прежде всего анализом ошибок, совершенных сторонниками Remain.

Главная ошибка, по мнению Евгения Минченко и его коллег, — вынесение «подобного рода глобальных вопросов» на общенациональный референдум. Это довольно опасный политический ход, когда результат во многом связан с текущим настроением масс. Кто этим настроением овладеет, тот и выиграет.

Претензии к легитимности результатов референдума предъявить невозможно: явка составила 72%. В итоге нет вариантов закамуфлированного отказа от этого общенационального решения — его придется выполнять, минимизируя последствия.

Эксперты «Минченко консалтинг» подчеркивают, что на принятие решений гражданами влияет целый ряд субъективных факторов. Для референдумов правильно выбирать конкретные, частные, а не абстрактные вопросы, взаимосвязь которых с событиями жизни того или иного голосующего совершенно неочевидна. Правильный подход к референдуму — американский: там проводятся местные и региональные референдумы по очень конкретным и частным вопросам, касающимся отдельных территорий, а не страны в целом.

Во многом эта уверенность зиждилась на некачественной социологии. В социологической поддержке сторонников сохранения Британии в ЕС опора делалась на анкетирование с «бинарными» ответами на закрытые вопросы («да»/«нет»). По словам экспертов «Минченко консалтинг», такая социология обладает низкой прогностической эффективностью. Согласно опросам подобного рода, британцы высказывались больше за Remain. Результаты референдума оказались для его инициаторов полной неожиданностью. И до объявления о проведении референдума, и во время референдума необходимо было использовать более сложный социологический инструментарий, позволяющий улавливать скрытые тенденции и внимательно анализировать электоральный ландшафт. В частности, отмечают эксперты, анализ поведения пользователей социальных сетей. Анализ сетей показал, что выступавшие за Brexit были более активны и производили больше уникального контента, чем их оппоненты.

Кроме того, на результатах референдума в Соединенном Королевстве, по мнению Евгения Минченко, сказался присущий этому явлению эффект снижения мотивации — как среди поддерживающих элит, так и среди электората. Удивительно, уточняют авторы доклада, но, невзирая на то что бóльшая часть политической и бизнес-элиты поддерживала позицию Remain, преимущество по финансовому и медийному ресурсу оказалось у кампании Leave. При этом в день голосования, несмотря на экстремально высокую явку, активность сторонников выхода оказалась выше.

Серьезным преимуществом кампании Leave, по предположению Минченко и Ко, стал ее монотематический характер — акцент на теме миграции. А недостатком кампании Remain — некритический повтор успешных ходов прошлых избирательных кампаний. Штаб консерваторов экстраполировал на новую кампанию опыт двух выигранных предыдущих — референдума по выходу Шотландии из состава Великобритании (технология «запугивания неизвестностью») и парламентских выборов 2015 года (акцент на экономике). В новых условиях старые шаблоны оказались неэффективными.

Кроме того, не были учтены общие низкие рейтинги британской элиты. Она воспринимается многими простыми британцами как класс, интересы которого оторваны от интересов британцев. Низкие рейтинги элиты серьезно влияют на голосование, особенно на ситуативное голосование в последний день, и именно высокий уровень недоверия к элитам повлиял на рост поддержки кампании Leave, считают в «Минченко консалтинг».

Не возымел должного эффекта акцент на демонстрации позитивной динамики в экономике и социальной сфере, не удалась попытка запугать избирателя возможной макроэкономической катастрофой в случае смены курса. Все эти «страшилки» воспринимались как абстрактная информация, как что-то, что не коснется рядового избирателя. Отсюда и результат.

boris2
Тереза Мэй

Уроки для России Российским партиям и кандидатам-одномандатникам в этой связи стоит обращать больше внимания на качество их собственных кампаний в сети, равно как и на активность своих сторонников и сторонников оппонентов. Эти данные могут иметь прогностическое значение как минимум для городов-миллионников, где проникновение интернета выше.

Подобное следует учесть и в российских реалиях, предупреждают эксперты, отмечая, что в зоне риска не только партии, очевидным образом лидирующие в думской кампании, но и фавориты в одномандатных округах.

Опасна уверенность в победе на основе одних социологических данных, особенно для тех политиков, которые ассоциируются с действующей властью. Их положение, по словам Минченко, может быть усугублено активностью оппозиционных сил, которые фактически способны превратить выборы в локальные референдумы о доверии (или, сказать точнее, недоверии) непопулярным чиновникам.

Популярная политтехнологическая уловка превращать выборы в референдум о доверии курсу, как считают эксперты, может не сработать, как это и случилось в Великобритании. Политическим игрокам в России лучше воздерживаться от бездумного клонирования однажды сработавших технологий и стратегий. Кроме того, в российских кампаниях требуется бóльшая фокусировка на ключевых для той или иной политической силы темах.