Казахстан — не Болотная

БОСС-политика | Сюжет месяца/Вокруг России
Текст | Александр КОСТИН

Социально-политический конфликт в Казахстане не похож на Майдан и Болотную.

В крупнейших городах Казахстана 21 мая текущего года прошли спонтанные акции протеста. Люди протестовали против так называемой земельной реформы, которая предполагала передачу земли иностранным инвесторам. Наиболее значительная акция состоялась в интеллектуальной и культурной столице страны — Алма-Ате, остальные митинги по своим масштабам оказались значительно меньше. Все протесты начались и закончились 21 мая. Было задержано и практически сразу отпущено несколько десятков человек.

В России медиасреда взорвалась истерическими заявлениями о якобы массовых акциях протеста по типу беспорядков на Болотной площади, что в скором времени способно привести режим Нурсултана Назарбаева на грань падения. Некоторые горячие головы даже стали призывать «взять свое», дескать, Казахстану осталось недолго. Что любопытно, фактическая картина оставалась непрозрачной, какой и остается до сих пор. Комментаторы оперировали своими умозаключениями, не дав себе труда привести хотя бы один источник.

Вся картина происходящего в медиаи экспертном сообществе опиралась на локальные видеосюжеты, которые не давали полного представления о произошедшем. По сути, мы явились свидетелями создания виртуальной политической картины, имеющей с реальностью мало общего. Остается только предполагать, какой искаженный портрет России получили наши казахстанские соседи, с недоумением взирая на эту парадоксальную истерику. Что же случилось на самом деле?

Социальный взрыв по-казахстански

А случился спонтанный социальный взрыв, вызванный глубоким и сильным недовольством населения экономическим курсом страны. Казахстан оказался весьма уязвимым к внешней экономической конъюнктуре, местная валюта прошла этап девальвации, сильно упали покупательная способность и уровень жизни. Очевидно, недовольство преференциями китайским инвесторам стало поводом и детонатором выражения социального гнева. Акции прошли одним днем, без вынесения политических лозунгов, выдвижения лидеров и развития протестной повестки.

Пока нет следов и политического замысла. В настоящий момент для аналога Болотной в Казахстане не существует никаких предпосылок — элиты консолидированы вокруг президента, и городской класс вполне лоялен собственной стране. В Казахстане отсутствует каргокульт Западной Европы. Нет там и широкой базы экстремистов, которые могли быть стать уличным инструментом. Националисты перестали существовать в РК как респектабельная политическая сила два года назад. Поэтому политического альянса, который бы бросил вызов власти Назарбаева, там нет.

Нельзя сказать, что элиты имеют устойчивый и системный консенсус между собой. Наблюдается баланс сил, который вместе с тем регулярно дает сбои, например, как в случае акций протеста на западе страны. Это требует от политического руководства усиления позиций политического Арбитра. Сейчас это наиболее слабое звено в общей картине. Ближний круг Назарбаева по причине преклонного возраста сходит с политической арены, а Администрация президента пока не стала главным супервайзером элитарных коммуникаций.

Что любопытно, оппозиция, так же как и власти, совершенно не ожидала социального протеста и принять активного участия не смогла. Сегодня звучащие лозунги уже не имеют политической силы, кроме узкой референтной группы националистов.

Четыре фактора кризиса

Происшедшее позволило выявить несколько важных закономерностей. Первое — это естественный рост информационной связности казахстанского общества. Казахстанцы активно пользуются социальными сетями, форумами, ищут информацию, активно выражают свою позицию.

Второе — экономический курс нуждается в пересмотре. Это уже выразилось в череде отставок, и серьезно зашатались позиции премьер-министра, ответственного за экономический курс. Получилось, что вместо абсорбции политических рисков, перевода их на себя кабинет министров перевел все последствия на президента.

Третье — совершенно не готовы к ситуации оказались правоохранители: ни в профилактике общественной безопасности, ни в локализации массовых акций протеста. МВД подарило журналистам немало «красивых» кадров неумелых и хаотичных задержаний, которые уже потом оппозиционные СМИ преподнесли как полицейскую жестокость и репрессии.

Странно, что руководство МВД и сил безопасности до сих пор не сделало очевидных выводов и не разработало программ поддержания общественной безопасности и противодействия массовым акциям протеста. Это серьезное упущение в текущих условиях при том, что нарративного материала полно. И тут далеко ходить не надо. Следует просто проанализировать наш опыт 2013–2014 годов и взять лучшее из программ российских правоохранителей.

Четвертое и последнее. Наблюдается системный дефицит каналов обратной связи между государством и обществом, государством и элитарными группами. Это создает конфликты и копит социальное недовольство.

Акция 21 мая не стала аналогом казахстанской Болотной, но выступила сигналом серьезного дисбаланса государственной политики Казахстана.