Главные по оружию

БОСС-политика | Сюжет месяца/В России 
Текст | Дмитрий АЛЕКСАНДРОВ

Создание Федеральной службы войск национальной гвардии радикально меняет расстановку сил в силовом блоке*.

Две службы ликвидированы, одна создана

5 апреля президент Владимир Путин подписал серию указов, касающихся организационных преобразований в правоохранительных органах. Как и прогнозировалось многими, ФСКН утратила самостоятельный статус — в качестве главка эта служба была «влита» в состав МВД, из которого выделилась в 2003 году (первоначально именовалась госкомитетом). Первым главой самостоятельной структуры был Виктор Черкесов, давний соратник президента Путина, его заместитель по ФСБ, а позднее полпред президента в СЗФО. При создании самостоятельной службы ей передали оперативные и материально-технические ресурсы Федеральной службы налоговой полиции, функции которой были переданы МВД России.

Второе дыхание ФСКН обрела под руководством Виктора Иванова, экс-помощника президента Путина по кадрам, который в 2008 году, с началом президентства Дмитрия Медведева, оказался в числе тех, кто покинул Администрацию президента. ФСКН при Иванове приобрела фактически статус антинаркотического министерства, а в части оперативных функций получила даже право вести разведывательную деятельность в странах наркотического трафика. По своим оперативным возможностям она соперничала, например, с ФСБ. Достаточно вспомнить, что именно подчиненные Виктора Иванова задержали убийц Бориса Немцова. Теперь с самостоятельностью наркополицейским придется расстаться, как и с мощной в аппаратном отношении фигурой Виктора Иванова во главе.

Другое преобразование не прогнозировалось большинством экспертов: ФМС обратно влилась в МВД. Федеральная миграционная служба была создана в 2004 году в подчинении МВД и получила самостоятельность в 2012 году, при назначении министром внутренних дел Владимира Колокольцева (аппаратный вес нового министра оказался ниже, чем у его предшественника Рашида Нургалиева, и службу под своей дланью он не удержал). Главе ФМС Константину Ромодановскому присвоили ранг министра.

Ныне ФМС не просто вернулась в подчинение Министерства внутренних дел, но с понижением статуса: в качестве главка, а не автономной федеральной службы. Эксперты ранее говорили об обоснованности выделения этой службы, обоснованности разделения миграционного контроля и системы борьбы с преступлениями мигрантов. Сегодня эти аргументы, очевидно, отодвинуты на второй план. Константин Ромодановский также уходит с поста «главного по миграционному контролю».

И, наконец, третье событие, которое не прогнозировалось никем, — создание Федеральной службы войск национальной гвардии (ФСВНГ, Росгвардии), напрямую подчиненной президенту России. Эта служба формируется на базе главкомата Внутренних войск и под руководством генерала армии Виктора Золотова, эксначальника личной охраны Владимира Путина, до недавнего времени занимавшего пост «первого» из двух первых заместителей министра внутренних дел — главнокомандующего Внутренними войсками МВД России. Было известно о проектах создания национальной гвардии на базе Внутренних войск, довольно долго ходили слухи, что генерал Золотов вот-вот станет министром внутренних дел. Но формированием отдельной структуры «под Золотова» Владимир Путин всех удивил.

Сила и надзор

Еще более удивителен функционал новой федеральной службы. Она формируется на базе главкомата Внутренних войск, однако в ее состав вошли также все оперативно-боевые подразделения МВД: ОМОНы, Центр специального назначения сил оперативного реагирования и авиации (ЦСН), СОБРы.

Кроме того, в службе будет не просто силовая, но и надзорная составляющая: в Росгвардию переходит лицензионно-разрешительная служба МВД, заведовавшая контролем оборота оружия как в государственных силовых структурах, так и в частных, а также контролировавшая частную детективную и охранную деятельность. В подчинении новой службы окажется и вневедомственная охрана, ранее входившая в состав МВД.

Объясняя создание Росгвардии, Владимир Путин сделал два заявления. В момент объявления указа о создании новой федеральной службы он сказал, что ФСВНГ создается для борьбы с терроризмом и организованной преступностью. Во время же ежегодной прямой линии с президентом России заявил, что одна из важнейших задач — контроль всех сфер, связанных с оружием. Оба объяснения соответствуют сути преобразований, но не исчерпывают его.

Три главные причины

Одна из очевидных причин создания службы — повышение статуса Виктора Золотова, чья карьера на взлете (в отличие от карьер Виктора Иванова и Константина Ромодановского, которые пошли по нисходящей). Хотя статус Золотова как второго лица в МВД, замыкающегося при этом непосредственно на главу государства, был и так достаточно высок. К тому же непонятно, почему бы для повышения статуса Золотова действительно не назначить его министром внутренних дел? Ведь Колокольцев — техническая, а не политическая фигура. Его назначение при формировании кабинета министров в 2012 году связывали с желанием видеть на посту министра внутренних дел не такого сложного для общественного восприятия руководителя, как Рашид Нургалиев. Желание Медведева исполнили, но настоящий аппаратный вес генерал Колокольцев с тех пор так и не нагулял.

Более того, создание Росгвардии для него удар более серьезный, чем выведение ФМС из состава МВД в 2012 году. МВД полностью лишается войсковой составляющей, подразделений силовой поддержки. Заметим, что в ФСБ сохраняется силовая составляющая. Есть она и в ФСО, оставлены собственные войска и в МЧС. Выходит, силовиков отняли только у Колокольцева.

Виктор ЗолотовДругую причину создания новой службы наблюдатели усматривают в непростых отношениях Администрации президента и министра обороны Сергея Шойгу. Напомним: Шойгу в 2012 году был отставлен с поста главы МЧС и отправлен на ступеньку вниз по сравнению с его прежним положением — на пост губернатора Московской области, причем с выведением из состава Совбеза России (неофициального аналога политбюро). Его назначение министром обороны и возвращение в высшее политическое руководство в 2013 году явилось абсолютно вынужденным шагом: прежний министр Анатолий Сердюков, во-первых, почти полностью исчерпал поставленные перед ним задачи проведения жестких технократических реформ, во-вторых, стал источником фантастического числа внутриэлитных конфликтов, на что Путин уже не мог не реагировать.

При этом Сергей Кужугетович по большому счету никогда не входил в команду Путина. Это представитель команды Бориса Ельцина, который очень удачно вписался в новые реалии.

Благодаря новой должности Шойгу увеличил свой политический капитал в разы. Во-первых, за счет того, что начал популярные в войсках, хотя и умеренные контрреформы, корректирующие сердюковские преобразования. Во-вторых, более чем успешно показал российские военные возможности в украинских и сирийских событиях.

Сергей Кужугетович приобрел огромный аппаратный и политический вес. По популярности среди российских политиков он стабильно идет вторым после Владимира Путина. В аппаратных же делах он довольно жестко оппонирует Администрации президента, в частности блокируя назначение в Министерство обороны ее креатур. (Некоторые связывают всего полуторамесячный период работы генерал-лейтенанта Алексея Дюмина, еще одного бывшего сотрудника личной охраны Путина, на посту одного из заместителей министра обороны и его последующий «перевод» на должность губернатора Тульской области как раз с неприятием со стороны Шойгу.)

«Вторая» армия под командованием Золотова с правом проводить операции не только внутри, но и вне страны создается как противовес чрезвычайно усилившемуся и не всегда контролируемому из Кремля Министерству обороны, руководимому Шойгу.

Наконец, третья причина связана с поддержанием сдержек и противовесов среди спецслужб. В этом смысле ФСВНГ способна со временем занять место «ушедшей» с этого поля ФСКН. Впрочем, у Росгвардии пока нет оперативно-разыскных полномочий, однако наверняка это временно.


* См. также колонку о причинах создания Росгвардии