Надежда БЕЛЯЕВА: частные лечебные учреждения давно доказали право на равное положение с государственными ЛПУ в системе здравоохранения

БОСС-профессия | Медицинский бизнес
Текст | Дмитрий АЛЕКСАНДРОВ
Фото | Лев ВЕРХОТИН;
Медицинский центр «Надежда»

Медицинский центр «Надежда» (г.п. Тихвин Тихвинского муниципального района Ленинградской области) работает как многопрофильная клиника с 2004 года под бессменным руководством Надежды Беляевой, медика с более чем сорокалетним стажем и предпринимателя — с двенадцатилетним.

Сегодня центр «Надежда» — клиника, в которой оказываются десятки видов медицинских услуг. Ко многим специалистам центра приезжают пациенты из соседних городов — Бокситогорска, Пикалева, Киришей Ленинградской области, Подпорожья, Лодейного Поля Вологодской области, а также из Санкт-Петербурга. Генеральный директор центра Надежда Беляева убеждена, что в современных условиях именно частная медицина выступает в качестве «локомотива» развития здравоохранения и должна получить равные возможности с государственными медицинскими учреждениями.

— Надежда Андреевна, каков спектр услуг вашего центра?

— У нас сегодня ведет прием более 60 врачей разных специальностей: несколько терапевтов, кардиологи, рефлексотерапевт, эндокринолог, хирург-онколог-маммолог, оториноларинголог, педиатр, невролог, офтальмологи, гинекологи, уролог, сосудистый хирург и другие хирурги, а также психиатры-наркологи и медицинские психологи. С наступившего года будет работать дерматолог-онколог. И это далеко не полный перечень. 

Все врачи и специалисты — высочайшего класса, имеют высшую врачебную квалификацию, кандидатские и докторские степени!

Награды центра— Фактически в вашем центре — весь спектр врачей-специалистов?

— Да. То есть пациент, приходя к нам, получает весь или почти весь спектр медицинской помощи. 

Одно из ключевых наших направлений — профилактика и лечение сердечно-сосудистых заболеваний. Оно весьма актуально. Инфаркт резко помолодел: очень много случаев инфаркта у мужчин 30–50 лет. У нас работает кардиолог — зав. кардиологическим отделением одного из ведущих лечебных центров Петербурга, консультируют кардиохирург, сосудистый хирург из 1-го Санкт-Петербургского медицинского университета им. И.П. Павлова. 

— Наверное, актуальна и квалифицированная помощь женщинам, лечение женских болезней?

— Совершенно верно. В центре работают отличные «женские» доктора: гинеколог общего профиля, гинеколог-эндокринолог, хирург-маммолог.

 В центре «Надежда» три окулиста: два взрослых и детский — из Санкт-Петербургского педиатрического медицинского университета. Причем ведется ежедневный экстренный прием (по удалению инородного тела из глаза). 

Как во всяком рабочем пригороде крупной городской агломерации, в Тихвине актуальна проблема злоупотребления алкоголем. Центр оказывает комплексную наркологическую помощь. У нас работают как врачи-наркологи, так и медицинские психологи, в том числе я. Имею высшее образование по специальности «Психология» с медицинской специализацией, окончила заочно Ленинградский государственный университет имени А.С. Пушкина (как лечебник я имею среднее медицинское образование плюс 40 лет опыта — четыре десятилетия отработала фельдшером на скорой помощи). 

У нас в городе есть еще наркологические центры, но наше наркологическое направление наиболее востребовано из-за квалификации наших врачей, профессионального подхода к профилактике и лечению, более стойкому эффекту, связанному с использованием психологических методов, в том числе подготовкой к тому, что в народе называется кодированием. Эффективности лечения способствует комплексный подход. 

Мы обучаем наш персонал оказанию экстренной помощи. Я сама так привыкла работать, проходила соответствующее обучение. И вообще постоянно проводим учебу персонала: в медицине не может быть специалиста без постоянной актуализации квалификации! 

Слева направо: М.В. Шульга, П.Н. Шмырев, Н.А. Беляева, Л.В. ЛелекаВ нашем центре есть и косметологическое направление. Центр «Надежда» создавался на базе моего массажно-оздоровительного салона, который работал с начала 2000-х годов. В центре несколько массажистов, профессиональный остеопат. Действует кабинет гирудотерапии — лечения пиявками. 

Оказываем услуги аппаратной косметологии. Я имею косметологическую квалификацию: окончила курс аппаратной косметологии в Москве — удаляю новообразования с косметической целью. А если что-то более серьезное, у нас есть хирург-онколог. 

В центре «Надежда» ежедневно ведется забор крови. Каждый день в 16 часов приходит машина и везет анализы в лабораторию в Петербург — на следующий день они уже готовы. 

У нас несколько аппаратов УЗИ, так как много УЗИ-обследований по разным сферам медицины. В 2015 году приобрели аппарат 3D-УЗИ. Купили также очень качественное оборудование для проведения эндоскопических исследований. 

В центре созданы условия для проведения небольших операций, например, удаление доброкачественных новообразований. Такую операцию проводит руководитель центра, врач-косметолог Надежда Андреевна БеляеваС центром сотрудничают десять хирургов из 1-го медицинского университета им. Павлова: хирург-травматолог-ортопед, как я уже говорила, хирург-уролог, хирург-онколог, хирург-кардиолог, флеболог, а также хирург-пульмонолог и другие. 

— У вас есть койки для хирургических больных? 

— Нет, пока мы выполняем только «малые» хирургические операции, не требующие пребывания в стационаре, и проводим консультативный прием. Хирургические койки — это уже полноценный стационар, для него по лицензионным требованиям нужна собственная кухня и многое другое. Проблема, опять же, в недостатке помещений. 

— Стоматологическое направление вам представляется непривлекательным?

— Не видела и не вижу смысла открывать это направление: в городе много стоматологических кабинетов и клиник — чуть ли не на каждом шагу у нас стоматология. Я открывала прежде всего те направления, которые наиболее актуальны, по которым нет квалифицированной помощи, в том числе в государственной медицине. Кроме того, стремилась обеспечить комплексную помощь — возможность получить консультацию и лечение у специалистов разного профиля. 

По нашим стопам пошли другие предприниматели — также попробовали создать многопрофильные медицинские центры. Однако большинство таких центров как открылись, так и закрылись, потому что правильно вести медицинский бизнес не так-то просто. 

Затраты очень большие, а для того чтобы обеспечить получение доходов, надо постараться. Тем не менее сегодня в Тихвине, городе с населением всего 70 тыс., шесть многопрофильных центров. Конкуренция серьезная!

В распоряжении центра имеется необходимое оборудование для проведения срочной реанимации — дефибриллятор (врач-реаниматолог П.Н. Шмырев и старшая медсестра Л.В. Лелека)— В чем ваши конкурентные преимущества?

— У нас все врачи — одни из лучших в регионе. Во-первых, я всю жизнь проработала в районной медицине и знала, кто из докторов чего стоит, на кого пойдут пациенты, а на кого не пойдут, даже если им приплатить. Во-вторых, я не замыкалась в границах Тихвинского района — искала докторов в других городах и, конечно, в Петербурге. Через знакомых, через отзывы, через посещение приемов в качестве пациентки. В результате подобрала уникальный коллектив — у нас работают доктора и специалисты, лучшие из лучших в масштабе всего региона! 

Все доктора нашего центра — ведущие специалисты крупных ЛПУ или заведующие отделениями, некоторые — экс-главные врачи клиник. Они, по сути, мои партнеры по бизнесу. 

Доктор — главный актив центра: пациент идет на врача. Если у меня не будет хорошего доктора, не будет притока пациентов и заработка центра. При этом абсолютно все врачи и специалисты должны быть очень высокого уровня, тогда пациент пойдет на имя медицинского центра. Этот подход себя абсолютно оправдывает: даже теперь, в кризис, у нас поток клиентов. Мы не ощущаем кризиса — спрос на качественные медицинские услуги как минимум не падает. 

— За счет «сарафанного радио»?

— Да, за счет личных рекомендаций тех, кто пользовался нашими услугами. Кроме того, я никогда не экономила на рекламе: реклама — мощный двигатель сферы услуг. Благодаря рекламе и нашему центру многие специалисты, работающие у нас по совместительству, сделали себе имя.

И потом у меня философия такая: я не работаю ради денег, я просто люблю свою работу. Вот и все. Остается на развитие — и слава Богу. Главное — заплатить налоги, заплатить по кредиту. Заплачу — и мне становится легко. 

Без кредитов, к сожалению, никак. Бизнес весь в кредитах: большой бизнес — в больших кредитах, малый бизнес — в небольших. Я уже не говорю, что без кредита нельзя начать бизнес. Я работала на скорой помощи. Откуда у меня могли взяться деньги на открытие бизнеса? 

— У вас все помещения в собственности?

— Да, и это с некоторых пор мой принцип. Во-первых, не платишь арендную плату, весьма немалую, учитывая площади, которые согласно лицензионным требованиям нужны для многопрофильных центров: на каждого доктора с учетом оборудования требуется от 18–20 кв.м. Во-вторых, есть залоговое имущество для кредитов, а без кредитования не обойтись, учитывая весьма высокую стоимость медицинского оборудования и необходимость постоянно покупать все новую и новую технику, чтобы быть на переднем крае медицинских технологий. В-третьих, переезды с места на место, практически неизбежные при работе в арендуемых помещениях, не способствуют стабильности клиентуры клиники и стабильности ее функционирования. 

Мы многого натерпелись, до тех пор пока не приобрели помещение в собственность. В конце концов мы взяли в аренду помещение — одноэтажное здание 200 кв.м плюс 6 соток земли. Ныне это основное здание нашего центра. 

Там раньше был продовольственный магазин, он закрылся, часть этого помещения арендовала аптека. Хорошее помещение в центре города, но аренда была довольно дорогая, и я сразу задумалась о приобретении помещения в собственность. 

Вскоре представилась возможность этот замысел осуществить: собственник перебирался в Москву и здание выставил на продажу. Вроде бы сговорились о цене — 8 млн. Банк, поскольку у нас была хорошая кредитная история, готов был предоставить нам кредит. Я оформила банковский кредит на эту сумму. 

И вдруг собственник говорит: «Есть покупатель на бóльшую сумму: теперь цена 10 млн!». А у меня уже приглашены новые врачи — невролог, офтальмолог, закуплено оборудование, оформляются лицензии на оказание соответствующих услуг. 

Что делать? Я пошла в администрацию района, мне предложили посмотреть помещение бывшего военкомата — двухэтажное здание, но при этом полностью разоренное, нуждающееся в капитальном ремонте. Правда, его еще предстоит выиграть на аукционе. 

Тем не менее я готова была отказаться от покупки за 10 млн, о чем и сказала тогдашнему собственнику. И тут он говорит: «Ну хорошо, возвращаемся к прежней цене». Так мы приобрели в собственность здание нашего центра. 

Хотя сегодня немного жалею, что не взяла тогда бывший военкомат. Да, он обошелся бы дороже, там нужно было проводить дорогостоящий ремонт, но два этажа, большой метраж. Сейчас нам метража очень не хватает. 

Несколько лет назад мы приобрели в собственность еще одно помещение — на первом этаже жилого дома: там у нас расположился массажный салон, работают остеопат и кабинет гирудотерапии. Однако все равно проблема дефицита помещений полностью не снята. 

Надо делать пристройки к основному зданию центра — благо место есть, достраивать второй этаж. Или покупать третье помещение, но пока нам не удается аккумулировать соответствующие финансовые ресурсы. А мы и так в кредитах, ведь постоянно надо покупать современное медицинское оборудование. Медицинские технологии не стоят на месте. 

Дневной стационар. Врач реаниматолог-кардиолог Павел Николаевич Шмырев и медицинская сестра дневного отделения Марина Владимировна Шульга— Как начинался ваш бизнес? 

— Он начинался с не очень хорошей истории. Я рассталась с мужем, и требовалось обеспечивать семью. Трое детей — их нужно было поднять. К тому же муж ушел к предпринимательнице. Это меня подстегнуло, и я приняла решение сама заняться бизнесом — в медицинской сфере. 

Я всю жизнь отдала медицине и не мыслила для себя чего-то иного. Медиком я хотела стать с детства. Мой папа пришел с войны весь в орденах, но израненный. Они познакомились с мамой в госпитале, где мама, к тому времени только окончившая 8-й класс школы, работала санитаркой — перевязывала раненых. С детства я слышала рассказы про этот госпиталь, с детства играла «в больницу». 

Когда я поступала в медучилище, конкурс составлял семь человек на место! И я первый раз не прошла по конкурсу. Для меня это была настоящая трагедия. Папа работал на железной дороге, и жили мы рядом с железной дорогой. «Брошусь, — думаю, — под поезд, как Анна Каренина». 

Бабушка моя была портнихой и меня пристроила в ателье в надежде, что я там найду себя. Но я посидела там год и на следующий год вновь подала документы в медучилище. И на этот раз поступила, хотя конкурс оказался еще больше. Помогло то, что я серьезно занималась спортивной гимнастикой, а в тот год как раз набирали спортивную группу.

 По окончании училища нас распределяли по районам, я попала в Тихвин — в отделение скорой помощи Центральной районной больницы — и отработала там 40 лет. 

Людмила Петровна Прозорная, офтальмолог, кандидат медицинских наук, врач высшей категории Санкт-Петербургской детской клинической больницы при ВПО СПбГПМУ— А врачом не хотели стать? 

— Очень хотела, причем хирургом! Но рано выскочила замуж, родились дети, и было уже не до учебы.

Бизнес мой первое время шел параллельно с основной работой. У меня подруга — прекрасная массажистка. Она сейчас работает и живет в Италии. И в 2004 году мы с нею вместе открыли небольшой массажный кабинет. 

В один прекрасный день ко мне на массаж пришел работник администрации Ленинградской области, связанный с поддержкой малого предпринимательства. Ему понравилось у нас, и он помог нам воспользоваться системой поддержки малого бизнеса, которая существует в Ленобласти. 

Нам выделили помещение на относительно льготных условиях. Деньги, правда, все равно были большие, но зато две комнаты. Плюс мы получили кредит чуть дешевле, чем обычный банковский, — 200 тысяч. Тем не менее я очень обрадовалась, потому что где бы мы нашли 200 тысяч? 

Я начала новые направления. У нас появились гирудотерапия, косметология. Мы решили получить врачебную лицензию в здравнадзоре. А раз «серьезная» лицензия, значит, необходимо обосновывать смысл затрат на ее получение — подбирать врачей-специалистов. 

Поскольку я всю жизнь проработала в Тихвине, я прекрасно знала всех докторов: кто чего стоит. Я не приглашала плохих — знала, к кому пойдут. И не ошиблась.

Одним из первых я пригласила прекрасного терапевта Татьяну Николаевну Лапотко — это один из лучших, а скорее всего, лучший терапевт в нашем городе. 

Также одним из первых к нам пришел и иглорефлексотерапевт Владимир Петрович Лазарев. Он экс-заведующий отделением скорой помощи Тихвинской ЦРБ — мой бывший начальник.

Одними из первых наших врачей стали замечательный невролог Татьяна Вячеславовна Никифорова и не менее замечательный хирург Владимир Валентинович Митенков — это по сей день ведущие врачи центра. 

Еще в начале 2010-х годов я пригласила прекрасного кардиолога заслуженного врача России Тамару Эриковну Калгушкину. С ней я познакомилась, работая на скорой. Я посещала семинар по кардиологии, который она вела. И позднее предложила ей поработать у нас. Она мне сначала ответила: «Да что вы, я не могу, я — заведующая в Петербургском кардиоцентре, мне некогда». Но оказалось, что она курирует Тихвинский район — приехала как-то к нам в ЦРБ с проверкой. И зашла в нашу клинику. 

Владимир Романович Чекин, оториноларинголог, врач высшей категории поликлинического отделения Лечебно-диагностического центра МИБС им. С.М. Березина, Санкт-ПетербургЯ предложила ей посмотреть несколько пациентов. Она посмотрела, оценила наши условия. После этого стала приезжать к нам все чаще и чаще и в конце концов начала работать у нас на постоянной основе. 

Одним из врачей нашего центра стала и гинеколог Наталья Вениаминовна Фокина. Она пришла к нам с должности заведующей женской консультацией. Это опытнейший врач, с огромным стажем работы, ее любят пациенты, многие из которых перешли вместе с ней из поликлиники. 

Уже несколько лет у нас трудится уникальный остеопат: богатырь двухметрового роста, и фамилия у него соответствующая — Медведев. Игорь Владимирович учился в Китае, в других странах Юго-Восточной Азии, практикует много лет, владеет не одним десятком методик массажа. Его курсы массажа уникальны — к нам приезжают на массаж и из Петербурга, и из всех районов области. Запись на две-три недели вперед. 

Путь наш отнюдь не был усыпан розами. В 2008 году, когда мы только встали на ноги, только закупили основной объем оборудования, разразился кризис, а мы в долгах по кредитам как в шелках. Чтобы профинансировать бизнес, пришлось даже продавать квартиру. Но я сохранила центр. А сохранив бизнес, постепенно смогла решить все материальные проблемы. 

И детей смогла поднять. Старший сын — певец, живет в Москве, старшая дочь занимается йогой. Младшая дочь училась в Петербургской консерватории по классу скрипки, но в связи с рождением детей сейчас перевелась на заочное отделение Санкт-Петербургского государственного областного университета им. Н.К. Крупской. Еще она прекрасно поет — в детстве была лауреатом песенных конкурсов. 

Врач-терапевт, узист, гастроэнтеролог Михаил Терентьевич Лемясев— Вернемся, с вашего разрешения, к проблемам дня сегодняшнего. С какими трудностями вы сталкиваетесь при лицензировании видов медицинских услуг? Ведь у вас как у многопрофильного центра целый «букет» лицензий.

— Лицензионные требования не жалеют медицинского предпринимателя. Если для государственного ЛПУ метраж на одного врача-специалиста и перечень типов оборудования не первостепенные, так как помещение и оборудование они сами, как правило, не покупают, для частного ЛПУ — тяжелое бремя. 

Терапевту положено 18 кв. м вместе с оборудованием. Многим врачам-специалистам — еще больше. По оборудованию много излишних технических требований. 

Например, когда мы лицензировали оториноларингологию, нам пришлось закупать специальное кресло для профосмотров. Мы говорим здравнадзору: «Не планируем делать профосмотры». «Нет, — отвечают, — все равно положено кресло». И вот оно стоит у нас, пылится, занимает место… 

Много приходится покупать такой аппаратуры, которая для практической работы не требуется, а по лицензионным требованиям необходима. Лицензию не выдадут, пока она не будет приобретена. 

Лицензионные требования обязаны быть жесткими, ведь речь идет о здоровье людей. Однако их следует сделать более разумными и дифференцированными. 

— Сегодня частная медицина — двигатель здравоохранения.

— Безусловно. Если человек хочет вылечиться, он ищет врача, который лечит. А такие врачи в основном находят себя именно в частной медицине. 

— Но при этом человек с полисом ОМС сейчас к вам прийти не может?

 — Теоретически — да, практически — нет. Это можно сделать только при готовности «пустить» частное ЛПУ в эту систему со стороны органов управления здравоохранением. 

Реально мы можем работать лишь по договорам ДМС и активно работаем по таким договорам. Все больше и больше страховых компаний приходит из государственных ЛПУ в частные. Потому что частные оказывают более качественные медицинские услуги. 

Переходят к нам и предприятия: например, полностью в прошлом году к нам перешел на обслуживание по ДМС вагоно-строительный завод — крупнейшее предприятие города, и другие предприятия. 

— Сталкиваетесь ли вы с конкуренцией со стороны государственных ЛПУ? 

— Да. К сожалению, с недобросовестной конкуренцией. Это и ОМС, право работать по которому частным клиникам получить очень сложно. Решение принимают госорганы, которые более благоволят, естественно, государственным ЛПУ. А решать должен пациент. 

Другая проблема — давление на врачей, работающих по совместительству. От нас ушли два врача, потому что им грозили санкциями в государственных ЛПУ. Это доктора предпенсионного возраста. Их припугнули оставить без пенсии в государственных ЛПУ, они боятся потерять государственные социальные гарантии. При этом их фактически вынудили работать в частной клинике, созданной руководителями государственного учреждения здравоохранения. Хотя на некоторых врачей, более молодых, такие угрозы не действуют. Они понимают, что в частном медицинском учреждении они точно так же будут обеспечены всеми необходимыми социальными гарантиями. 

А пациенты уже давно сделали выбор в пользу частной медицины. Важно, чтобы на законодательном уровне и на уровне государственного управления мы были поставлены в равные условия с государственными клиниками. Это право мы заслужили. 

В феврале этого года медицинский центр «Надежда» отмечает 12-летие. Поздравляем Надежду Андреевну Беляеву и ее коллег с днем рождения их детища и желаем ему процветания!