Марат ВАЛИШЕВ: чтобы российские технологии быстрее выводились на рынок, нужна финансовая поддержка со стороны государства

БОСС-профессия | Спецпроект: Импортозамещение
Текст | Дмитрий АЛЕКСАНДРОВ
Фото | Лев ВЕРХОТИН

Казанская инновационная компания «Эко-Развитие» разработала системы «два в одном», решающие одновременно две проблемы: экологическую — используют вредные отходы, как жидкие, так и твердые, в качестве топлива, и энергетическую — обеспечивают дешевой тепловой и электрической энергией. Спектр применения установок очень широк — весьма эффективно их использование, например, в коммунальной сфере и сфере уничтожения отходов нефтяного производства.

Главные препятствия для внедрения — финансовые. Масштабированию использования систем, убежден директор компании Марат Валишев, мешают, с одной стороны, отсутствие ресурсов у предприятия, чтобы обеспечить быстрый рост серии, с другой — проблемы у крупных покупателей систем, в частности отсутствие механизма реализации 219-го ФЗ, который призван стимулировать применение современных экологических технологий.

Марат Илдусович, насколько мы знаем, одна из актуальных тем «ЭкоРазвития» — утилизация нефтешламов и илистых отложений, возникающих в водоемах городских водоканалов…

— Совершенно верно. В нефтешламах, особенно в илистых отложениях, накапливается вся таблица Менделеева. Все химические вещества, которые мы используем на кухне, все чистящие средства, что используются в супермаркетах, все, что выходит из промышленных очистных сооружений (качество очистки в которых часто оставляет желать лучшего), все, что смывается с городских улиц с дождем, тающим снегом, — все это оказывается на площадках иловых отложений очистных сооружений. Вредные вещества годами накапливаются в иле водоемов.

Этот ил при очистке резервуаров водоканалов с некоторой периодичностью забирается из хранилищ сточных вод и чаще всего захоранивается в карьерах. Но такое захоронение не решает проблемы: на местах захоронения со временем вырастает трава, которая будет содержать все вышеперечисленные вещества, ее едят животные, в их составе также появятся эти химические реагенты… Захоронение в карьерах неприемлемо: сегодня и Росприроднадзор, и прокуратура борются с подобной утилизацией илистых отложений в карьерах.

Довольно давно в мире разрабатываются технологии утилизации илистых отложений. К примеру, ил высушивается при высоких температурах: это зарубежная технология. Он нередко потом продается как земля для цветов: отсюда мошкара, которая вдруг появляется в домашних цветах.

В Сочи перед Олимпиадой на водоканале была запущена установка, реализующая подобную технологию. В момент запуска в городе упала нагрузка в электросети — настолько она энергоемкая!

Водоканал летом, чтобы не тратить электричество, сушит ил на солнце: выкладывает прямо на асфальт. Понятно, что все испарения идут в атмосферу, плюс в иле размножаются болезнетворные бактерии, что не способствует, мягко говоря, благоприятной санитарной обстановке вокруг.

Есть отечественные технологии переработки илистых отложений.

Это сушка. При сушке получают порошок, который можно использовать в виде пороха или удобрений, хотя эта технология очень энергозатратная.

О каких эффектах идет речь?

— Наша технология утилизации предусматривает сжигание ила без высушивания по специальной технологии подготовки его в горелке, разработанной нашей организацией, классической, но с определенными модификациями. Причем в качестве топлива могут применяться любые жидкие углеводороды, однако помимо этого использованное машинное масло, лакокрасочные материалы и т.п. Горелка предназначена для парогенератора, производящего тепловую и электрическую энергию.

Потребовалось создание специальных горелок, для того чтобы жечь илистые отложения. Совместно с Бийским котельным заводом были подобраны специальные котлы, позволяющие достигать правильной температуры, применять горелочный комплекс «Эладро-М».

То есть получилось чистое импортозамещение?

— Мы к этому специально не стремились — это не импортозамещение ради импортозамещения. Но так получилось, что даже автоматику мы используем отечественную.

Оказалось, что наши продукты эффективнее, чем иностранные. Мы смотрели котлы других производителей, пытались работать с другими производителями, например германскими. Бийский завод — наилучший вариант и по качеству, и по характеристикам продукта, и по цене.

Итак, мы в силах создать ТЭЦ, которая дает весьма качественную тепловую энергию — очень приличный пар. Он годится для производства как тепловой, так и электрической энергии. Использование одного комплекса позволяет получить до 1 МВт электроэнергии и до 2,5 Гкал тепловой энергии и утилизировать в сутки до 9 т иловых отложений дополнительно с нефтехимическими отходами и нефтешламом.

Получается даже не малая, а средняя энергетика.

— Совершенно верно. Такая электростанция может быть использована для электроснабжения райцентра средней величины.

Но на практике водоканалу довольно трудно подключиться к электрическим сетям в качестве энергоснабжающей организации. Однако для него самого собственная электростанция — большое подспорье: очистные сооружения чрезвычайно энергоемкие. Например, Альметьевский водоканал, с которым мы сотрудничаем при разработке проекта, заплатил 7,5 млн за электроэнергию в 2014 году. Эти деньги могли бы быть потрачены на прокладку новых труб: километров на пять хватило бы. Или на закупку новой техники, модернизацию очистных сооружений.

Итак, во-первых, наш комплекс ТЭЦ, разработанный для Альметьевского водоканала, позволяет утилизировать в течение суток без остатка 25 т илового отложения (суточные выработки Альметьевского водоканала). Во-вторых, дает возможность полностью решить энергетическую проблему для самого Альметьевского водоканала. В-третьих, они полностью решают задачу горячего водоснабжения и теплоснабжения новых микрорайонов Альметьевска совместно с Альметьевским ПТС.

На сегодняшний день есть готовый проект внедрения нашего проекта — на Альметьевском водоканале, который я уже упомянул. Альметьевск — один из главных городов республики, столица татарстанских нефтяников. Муниципалитет небедный. В прошлые годы город поддерживала «Татнефть», но теперь нефтяники такой возможностью не располагают. Так что возникли определенные трудности с финансированием городских программ.

В 2015 году водоканал не смог приступить к реализации проекта, а на 2016 год нужно будет делать перерасчет, ведь, например, выросла стоимость металла. Полностью весь проект под ключ стоил порядка 580 млн рублей на 2015 год.

Недешево…

— Да, так как нужно строить ТЭЦ для нашего комплекса, переподключать линии электропередачи и теплоснабжения города. При этом комплект оборудования готов.

Вообще стоимость системы определяется экологическим и экономическим эффектом от ее использования, а не единовременными затратами. Этот эффект — экономия нескольких сотен млн рублей ежегодно!

У водоканала в Альметьевске, как и у других, сейчас трудно с деньгами?

— Да. Водоканалы — муниципальные предприятия, почти все их доходы уходят в муниципальные бюджеты, у них недостаточно ресурсов, чтобы профинансировать реконструкцию. В нынешних условиях для их реконструкции, на мой взгляд, должны использоваться государственные инвестиции. Без них в коммунальной сфере сегодня не обойтись.

Еще одно направление, которым мы занимаемся, и уже не первый год, — утилизация шлама вокруг нефтяных месторождений посредством создания системы, где шлам перерабатывается в электрическую и тепловую энергию, очень важную для месторождений. Благодаря нашей разработке исчезнут хранилища шлама, которыми сейчас окружены все месторождения. Они наносят колоссальный вред экологии.

По этой системе работаем в тесном взаимодействии с «Татнефтью» (далее ТН). Эта компания известна в российской нефтяной промышленности как пионер инноваций, в том числе в экологической сфере.

В этом случае нефтяникам, наверное, легче с финансированием?

— Нефтяной бизнес пострадал в кризис — свободных денег у компаний нет. Помочь решить проблему могло бы то, что с 1 января этого года начал действовать 219-й ФЗ, создающий условия для использования наилучших доступных технологий в экологической сфере.

Хороший закон: там есть весьма полезные положения. К примеру, если предприятие хочет создать систему экологической безопасности на основе наилучших доступных технологий, но у него нет единовременно необходимых средств, можно утвердить инвестиционную программу в экологических инстанциях и инвестировать в рассрочку — в течение семи лет, не платя весь этот период штрафы за экологический ущерб. Если даже семи лет не хватает, можно переутвердить программу и растянуть инвестиционный процесс еще на семь лет. Это удобно для всех видов и отраслей бизнеса.

Нефтяные компании, прежде всего «Татнефть», вольны использовать наилучшие доступные технологии хоть завтра. Я могу с уверенностью сказать, что руководство «Татнефти» готово прямо сейчас реализовывать систему переработки шлама на основе нашей системы: у нас есть конкретные договоренности на этот счет.

Помимо этого строительство ТЭЦ для Альметьевского водоканала поможет использовать совместно иловые отложения с нефтешламом, что позволило бы удешевить проект, то есть, к примеру, зачем строить для нефтяников отдельно ТЭЦ для утилизации нефтешламов, когда можно добавить количество котлов и увеличить мощность ТЭЦ для Альметьевского водоканала. Есть возможность это построить за счет ФЗ №219. Да, произойдет удорожание для ТН, однако это позволит профинансировать весь проект Альметьевского водоканала, и не придется искать другой источник финансирования. В результате будет выгодно для ТН и Альметьевского водоканала. И отпадет необходимость строить дополнительно ТЭЦ для ТН: эти финансовые издержки станут общими для обоих предприятий, поскольку наша система «Эладро-М» способна использовать вкупе иловые отложения с нефтешламом.

Хотя дело в том, что закон фактически действовать не начал. Для того чтобы он заработал, требуются подзаконные акты, а они пока не приняты, и, насколько известно, не будут приняты в ближайшие годы.

То есть вы в сотрудничестве с «Татнефтью » способны, например, в тестовом режиме создать систему в соответствии с требованиями 219-го закона?

— Совершенно верно. Думаю, в этом заинтересовано и правительство — протестировать реализацию 219-го закона. Мы уже в данный момент готовы серийно производить системы и для переработки илистых отложений, и системы для переработки шлама. Все необходимые сертификаты нами получены.

Кроме того, закон содержит 20 экологотехнологических программ, для которых предусмотрена поддержка. Критериям 13 из них наша технология соответствует. У нас имеются все основания претендовать на господдержку для тех, кто участвует в реализации таких программ.

Готовы ли вы к серийному производству своих установок?

— Безусловно: все наши системы прошли сертификацию. И серийное производство у нас есть, правда, пока это относительно небольшие серии.

Например, мы производим и поставляем по всей России горелки, позволяющие сжигать любое жидкое углеводородное топливо, в том числе отработанное, и получать энергию, а также ППУ — передвижные парогенераторные установки. Выпустили уже 5 единиц таких установок.

Это мобильные, передвижные устройства для использования в качестве топлива отходов и для получения тепловой и электрической энергии. Она имеет большой спрос у нефтяников на промыслах, транспортников, подразделений МЧС… Управления МЧС по субъектам Федерации обычно закупают одну-две ППУ на регион.

В наших установках, как я уже рассказывал, применяется любой вид жидкого топлива: и природный газ, и дизельное топливо, в том числе отработанные масла, и лакокрасочные отходы. Это поистине универсальное устройство, на ура принятое рынком. Но нам пришлось побегать, когда мы сертифицировали наше ППУ. Его тестировала независимая лаборатория из Чебоксар. Чтобы исключить все сомнения, прошли опытно-промышленные испытания в северных условиях.

Наши изделия недешевые, потому что их делают высокопрофессиональные люди на профессиональном оборудовании из качественных материалов. Зато они надежны и обеспечивают серьезный экономический эффект. Если удастся наладить массовое производство, себестоимость резко пойдет вниз.

А для того чтобы создать производство, нужны кредитные ресурсы?

— Да, причем не под 15–20%, как нам теперь предлагают: в промышленном производстве просто не может быть такой рентабельности. А совсем без кредитов не обойтись: лишь за счет прибыли инновационной компании развиваться трудно.

Только мы разработали нашу горелку, начали ее реализовывать как отдельное изделие, тут же за счет прибыли взялись за разработку ППУ. Как только закончили с ППУ, переключились на установки для водоканалов и нефтяных месторождений. Внешняя финансовая подпитка обязательно нужна. И альтернативной помощи со стороны специализированных государственных фондов нет.

Большим подспорьем для нас стали бы также налоговые льготы, к примеру, налоговые каникулы при выводе на рынок сертифицированной системы.

Получается, компания пока почти бесприбыльная?

— Да, хотя это ненадолго. Но со временем, когда сформируется портфель изделий и более крупная серия, наша компания станет весьма доходной.

Как вы занялись инновациями в сфере экологии и энергоэффективности?

— Расскажу, как все происходило на самом деле. Меня попросили помочь с подготовкой кандидатской диссертации одному крупному руководителю.

Было это в 2010 году. Я работал у него в подчинении начальником ПТО, однако к тому времени у моих друзей имелись изобретения, связанные с процессами горения и производством тепловой энергии. Совместно нам пришлось их доработать для серийного производства и соответствия требованиям Ростехнадзора (сертификации).

Объединившись с наукой, инвесторы производства решили создать инновационную компанию, которую мне поручили возглавить. 

Каковы перспективы вашего предприятия?

— В наших планах — открытие собственного научно-конструкторского подразделения и научной лаборатории. Сегодня мы работаем с учеными, конструкторами ведущих республиканских НИИ и КБ на аутсорсинге, то есть люди приходят и уходят. Если они начнут работать у нас на постоянной основе, это убыстрит процесс разработки.

У нас на уровне идей еще несколько инновационных продуктов — не сидим сложа руки, тем более в период импортозамещения наиболее востребованы российские технологии. Но, для того чтобы они быстрее получили развитие, нужна финансовая поддержка со стороны государства.