Антон КУПРИНОВ: главная задача в условиях кризиса — наращивать поддержку малого и среднего бизнеса

БОСС-политика | Поддержка бизнеса
Текст | Александр ПОЛЯНСКИЙ

Фото | Лев ВЕРХОТИН

В наступившем 2016 году Фонд содействия кредитованию малого бизнеса Москвы (Мосгарантфонд) отмечает 10-летний юбилей. За десять лет фонд выдал поручительства по банковским кредитам и банковским гарантиям на 40 млрд рублей, что позволило получить финансирование в объеме 83 млрд рублей сотням предприятий малого и среднего бизнеса столицы.

10-летие фонда пришлось на кризис в российской экономике. В этот период Мосгарантфонд особенно востребован как инструмент поддержки бизнеса, преимущественно бизнеса в сфере производства и связанного с выполнением государственных контрактов.

О достижениях фонда за десятилетие, дне сегодняшнем и перспективах развития мы беседуем с исполнительным директором Мосгарантфонда Антоном Куприновым.

Антон Эдуардович, какова антикризисная функция фонда? Как изменилась ваша работа в условиях экономического кризиса?

— Прежде всего нужно сказать, что мы тоже пострадали от кризиса — сократи лись общие объемы выдачи поручительств за предприятия малого бизнеса из-за того, что банки сокращают кредитование малого и среднего бизнеса. В 2015 году мы выдали порядка 500 поручительств на 3 млрд рублей, в прошлом объем поручительств составлял 3,7 млрд рублей, а для сравнения, например, в 2013 году было 1126 поручительств на 6,7 млрд рублей. Тогда МСБ при нашей помощи привлек почти 15 млрд рублей. Фонд не финансирует заемщиков. Мы работаем уже с готовыми сделками, которые поступают из банков-партнеров. Не секрет, что с ухудшением общеэкономической ситуации банки свернули кредитование сектора МСБ. МСБ в 2015 году получил новых кредитов существенно меньше — по стране в целом падение сектора составило 39%, а по Москве оно было еще более заметным — 52%.

Таким образом, мы констатируем: падение объемов в фонде действительно произошло, но оно составило 26%, что практически вдвое меньше, чем по московскому рынку.

Основной объем кредитования теперь приходится на крупный бизнес, который ранее кредитовался за границей. Кстати, в регионах такого сильного сокращения кредитования малого и среднего бизнеса нет, хотя там и объемы кредитования, и кредитные портфели были существенно меньше, чем в столице.

Текущее снижение объемов поручительств мы не расцениваем как драматичное, оно только отражает рыночную ситуацию. Мы стремимся работать в определенной противофазе с банками: не сокращая, а даже увеличивая объем нашего гарантийного покрытия. Больше того, наша доля и в обеспечении кредитов растет. Рост пока не очень большой, но уже значимый: в прошлом году это было менее 1%, а сейчас более 2% кредитов МСБ по Москве. Мы довольны этим результатом.

Весь 2015 год фонд предпринимал определенные шаги, чтобы скорректировать ситуацию с финансовой поддержкой бизнеса. В результате был реализован целый ряд антикризисных мер: мы снизили наши комиссионные за выдачу поручительств, увеличили размеры нашего гарантийного покрытия, сделали специальные условия предоставления гарантий для компаний, работающих с госконтрактами, а также для резидентов технопарков.

Фонд — некоммерческая организация?

— Да, это институт государственной поддержки экономики. У нас нет цели зарабатывать деньги. Мы получаем комиссию: она идет на выплату зарплаты, работу офиса, то есть на финансирование текущих расходов.

И даже эту комиссию мы в этом году уменьшили. У нас была стандартная ставка 1,75%, и эта комиссия взималась целиком. Сейчас мы даем предпринимателям рассрочку: комиссию можно оплачивать по желанию поквартально или ежегодно, ставку снизили до 1,25%, а для участников госзаказа в рамках 44-го ФЗ и 223-го ФЗ (заказ госкорпораций) ставка самая минимальная — 0,75%.

Это впечатлило партнеров, потому и происходит разворот ситуации: особенно по сделкам, касающимся госконтрактов. Коли уж у нас такой период, что государственные заказы в основном и двигают экономику, значит, нам надо подстроиться к ситуации, и, думаю, мы успешно это делаем.

По сути, Мосгарантфонд выступил как проводник контрциклической политики?

— Совершенно верно. Главная задача в условиях кризиса — наращивать поддержку. Надеюсь, учредители и федеральные институты развития малого и среднего бизнеса в этом с нами согласятся. Фонд участвует в работе экспертных групп и отмечает, что наши предложения находят живой отклик и поддержку коллег на федеральном уровне: имею в виду, например, работу с госзаказом или с лизинговыми компаниями.

На проходившей осенью прошлого года конференции «Россия зовет» глава ВТБ Андрей Костин говорил о том, что сейчас бессмысленно кредитовать малый и средний бизнес. Такое мнение, судя по всему, распространено в банках. Хотя вы, видимо, придерживаетесь другой точки зрения, учитывая то, что расширяется объем ваших услуг?

— Насколько я знаю, Андрея Леонидовича Костина просто неправильно интерпретировали. Группа ВТБ как раз активно кредитует малый и средний бизнес: и ВТБ 24, и Банк Москвы были и остаются одними из самых крупных игроков на этом рынке. Традиционно они выступают надежными партнерами фонда. Но, конечно, условия поменялись: банки дают более короткие деньги, меньшие суммы, под больший процент, требуют более ликвидного и качественного обеспечения. Все это отразилось на заемщиках. Им стало труднее удовлетворить банковские требования. Опосредованно мы наблюдаем даже такую картину, что раньше в нашем портфеле велика была доля торговых компаний. Она снизилась за прошедший год с 60% до приблизительно 50%. С одной стороны, просел торговый рынок, с другой, банкам тяжелее кредитовать эти компании — у них нет залогового имущества.

Однако есть оборотный капитал…

— Да, оборотный капитал, им нужно финансировать закупки товара, поддерживать объем складских запасов. Теперь многие торговые компании находятся в трудном положении. Например, из-за того, что отгрузили товар и не получили денег.

Банки стали перестраивать свои кредитные программы — чаще требуют в залог недвижимость, автотранспорт. Хотя, с другой стороны, кредитные сделки настолько подорожали для клиентов, что наше поручительство часто не спасает положения: клиенты просто не готовы получать финансирование по такой высокой цене. Многие компании предпочитают не привлекать кредит вообще в условиях не- определенности со сбытом и растущими расходами.

Банковская ставка по кредитам как взлетела после повышения ключевой ставки в декабре 2014 года, так и не снизилась?

— Снизилась, правда, незначительно. И понятно почему: банкам нужно отходить от грани дефолтов, на которой некоторые из них оказались, покрывать убытки от невозвратных кредитов, объем которых растет. Уже сейчас ЦБ отмечает просрочку по кредитам МСБ на уровне 10–12%. Но при этом следует понимать, что кредитование малого и среднего бизнеса — один из основных видов банковского кредитования. Оно в принципе не может быть свернуто. Без этого сектора банковский бизнес не в силах обходиться.

Такое кредитование — нечто среднее между кредитным ритейлом и кредитованием крупного бизнеса?

— Совершенно верно — принципиально важный сегмент. За его существование и развитие можно не беспокоиться, это всегда будет в фокусе интереса банков. Другой вопрос в условиях кредитования, соответствия запросов банков возможностям заемщиков.

Надежные компании в малом и среднем бизнесе, которые в состоянии обслуживать и возвращать кредиты, — это массовое явление?

— Безусловно. И такие компании получают поддержку.

Считается, что компании, которые подобрались к уровню так называемого среднего бизнеса, более устойчивы: у них уже есть активы, которые они могут заложить, у них есть история, и в целом они более надежные заемщики. Но до этого уровня еще необходимо дорасти. И, если не помогать малым компаниям, они могут никогда и не стать средними.

При этом существуют малые компании, которые обязательно нужно поддержать, потому что у них в наличии явный потенциал роста, они готовы превратиться из малых в средние и оказывать более серьезное влияние на экономику города. С кредитной поддержкой они вырастут, станут более надежными, а без кредитной поддержки этого может не произойти.

Возьмем банковское финансирование с нашим поручительством под госконтракт. Иногда бывает, что компания никогда не выигрывала госконтракты или никогда не получала контракты со столь большой суммой без нашего поручительства. Если ей сейчас не помочь, у нее никогда и не будет больших контрактов, она так и останется в числе малых.

Уверяю вас: интересные компании из сектора малого и среднего бизнеса не обделены вниманием банкиров. Например, недавняя кредитная заявка, с которой я знакомился: компания, созданная бывшими гастарбайтерами. У них бизнес, связанный с продажей строительных материалов. Они начинали 15 лет назад с одного торгового контейнера, а сегодня это настолько серьезная компания, что ее кредитуют Raiffeisen и Сбербанк. У них сейчас эти контейнеры, может быть, тоже остались, но помимо контейнеров еще и склад, и крупные контракты. У этой компании очень большие объемы отгрузки, масштабная логистика. Такая компания никуда не исчезнет, она стабильна, и с ней с удовольствием работают банки.

Каков механизм получения вашего поручительства?

— К нам приходит банковская заявка от нашего банка-партнера с готовым комплектом документов. Это означает, что данная сделка уже одобрена банком при условии наличия поручительства нашего фонда. Мы по нашим технологиям довольно быстро анализируем эту заявку.

Насколько я знаю, за три дня?

— Да, не более чем за три рабочих дня. Чаще всего ответ даем в течение одного дня. Если сделка более крупная, сложная, в этом случае мы чуть дольше анализируем ее, стремимся понять надежность бизнеса компании, запрашиваем дополнительные документы. Но укладываемся в трехдневный срок. С внедрением электронного документооборота будем принимать решение еще быстрее.

А в чем разница предоставления поручительств по кредитам и по банковским гарантиям?

— Это очень похожие продукты. Банковские гарантии — развивающийся сегмент. В первую очередь он связан с работой по госконтрактам. Интересно, что наши основные партнеры по этим продуктам — средние банки: они активнее своих крупных собратьев развивают этот сегмент финансового рынка.

— Каковы основные направления поддержки: госконтракты, импортозамещение, промышленное производство?..

— В Москве ныне переосмысливается система поддержки малых и средних предприятий. Ставка делается на поддержку бизнеса в сферах индустриального развития, в том числе технопарках, технополисах, индустриальных парках и производственных кластерах. Бизнес в этих сферах получит массированные инъекции господдержки: в виде субсидий, уменьшенных налогов, поручительств и т. д.

Мы стараемся нашу стратегию адаптировать под эти городские задачи. Есть приоритетные отрасли, где больше размеры сделок и больше наше покрытие, более интересные ценовые условия, и есть остальные отрасли, в том числе торговля. Их представители также могут получить нашу поддержку, однако в меньших объемах и по более высоким ставкам.

В наших планах — заняться лизинговыми продуктами. Тем более что одна из наших основных целевых аудиторий — компании, работающие в технопарках Москвы.

Насколько вырос процент невозврата в условиях кризиса?

— Смотря как считать. По сравнению с банковским процентом невозврата ситуация на удивление лучше. Но отчасти из-за того, что у нас портфель стал меньше и выдача меньше, а плата по старым сделкам сохранилась на прежнем уровне, процент невозврата незначительно вырос — сейчас он порядка 8%. Учитывая, что в среднем по сектору малого и среднего бизнеса он составляет 12–13%, ситуация с невозвратом у нас в фонде, скорее, позитивная.

Расскажите, пожалуйста, о примерах успешной помощи компаниям.

— У нас была любопытная сделка с компанией, которая изготавливает по импортозамещению приборы для специальных служб. Там пока далеко не все российского производства — по многим изделиям, скорее, сборка. Хотя компания уже поставляет продукцию на экспорт.

Есть сделки, например, с медицинскими компаниями, которые оказывают помощь в материнстве: и в ЭКО, и просто в ведении беременности. Есть в портфеле компании, которые заняты городским озеленением, ремонтом, содержанием дворов и т.д. Это малый бизнес, однако весьма важный для города малый бизнес.

Существуют компании, занимающиеся ИТ-проектами, в частности выпуском электронных карт. Раньше этот продукт импортировался, теперь выпускается российский.

Мы выдали поручительство и компании, которая оперирует частным детским садом, где детей сразу учат и на русском, и на английском языках. Основатель этого садика взяла в аренду городское помещение, оборудует его — там дети будут в языковой среде с самого первого дня. Подобные проекты экономически рентабельны, востребованы. В городе довольно серьезный рынок образовательных услуг.

Недавно пришла за гарантией очень интересная кинокомпания. Они абсолютно по всем понятиям малое предприятие, делают кино, которое выходит на экраны 31 декабря. Мы долго спорили, но, учитывая поддержку отечественного кинорынка, решили, что в сложные времена хорошее кино тоже нужно, даже развлекательное, поэтому их поддержали. И, судя по всему, не прогадали.

Как строится ваше сотрудничество с коммерческими банками?

— Наши крупнейшие партнеры — Банк Москвы и Московский банк Сбербанка Рос сии. Мы с ними работаем в тесной связке, с полным взаимопониманием. Они обеспечивают нам львиную долю сделок. Мосгарантфонд готов максимально прислушиваться к их мнению, учитывать его, синхронизировать процедуры. У Банка Москвы сейчас идет интеграция с ВТБ, однако надеюсь, что объемы нашего сотрудничества сохранятся.

Это банки коммерческие. Несмотря на государственное участие в их капитале, они в первую очередь анализируют риски. И сотрудничество с нашим фондом для исключения этих рисков для них принципиально важно.

Учитывая, что банковский сектор сегодня в трудном положении, мы расширяем число наших партнеров: помимо банков к ним добавился федеральный Фонд развития промышленности (ФРП), который заработал относительно недавно. Уже подписано соглашение о сотрудничестве, рассматриваем пилотные сделки. Будем предоставлять поручительства под кредитные средства ФРП — они гораздо дешевле, чем банковские кредитные средства.

Кроме того, есть инвестиционные компании, которые также по своим регламентам готовы предоставлять заемные средства, но не могут давать их без обеспечения. Они как раз работают в сферах, которые городу наиболее интересны, — инновационно-индустриальных. С ними мы тоже планируем сотрудничать. Список наших партнеров будем расширять, не ограничиваться только банками. Раз банки пока зализывают раны, значит, надо работать с теми, кто готов.

 У нас сложились хорошие рабочие отношения с Корпорацией малого и среднего предпринимательства. Ныне при активном участии Мосгарантфонда формируется рабочая группа по выработке стандартов, общих для всего гарантийного сообщества. Мы гордимся тем, что многие наши коллеги в регионах, да и на федеральном уровне заимствовали московский опыт, московский механизм поддержки — и методологию, и нормативную базу. 

— То есть московская модель предоставления гарантий — это модель для всей России? 

— Можно сказать и так. Опираясь на наш опыт, создавались механизмы предоставления гарантий в регионах и в федеральной Корпорации развития малого и среднего бизнеса.

Выстраиваем сотрудничество с МСП Банком — дочерней структурой государственной корпорации «Внешэкономбанк России». МСП Банк — обладатель банковской лицензии и большого опыта поддержки малого и среднего бизнеса: работает с конца 90-х годов. При этом он не является коммерческим банком — это, как и мы, государственный институт. У нас есть общие сделки, общие клиенты.

В сотрудничестве с этим банком мы даем поручительства за организации, которые и сами, будучи еще малыми предприятиями, выступают донорами финансовой поддержки малых предприятий. Например, это факторинговые, лизинговые компании, микрофинансовые организации. То есть их финальный получатель, финальный клиент — это малое предприятие, а мы, помогая им, мультиплицируем помощь малому бизнесу.

Мы с этим банком в начале года планируем ряд новых проектов. К примеру, поручительство за такие предприятия — лизинговые компании, факторинговые, микрофинансовые, взаимодействующие с малым бизнесом, но нуждающиеся в дополнительном финансировании. 

Учитывая то внимание, которое уделяется сейчас институтам поддержки малого и среднего бизнеса на федеральном уровне, думаю, наше сотрудничество с ними создаст симбиоз, взаимодополнение. У федеральных структур больше объемы финансирования, а у нас больше опыт, более развитый инструментарий поддержки. У нас уже много общих сделок. Часть рисков закрывают федеральные институты, а часть — мы.

Наверное, сложится разделение труда: они будут заниматься более крупными суммами и компаниями, а мы — сегментом небольших компаний. При этом станем предлагать совместные продукты: согарантии, параллельные гарантии и т.д.

В сфере господдержки необходимы единые правила игры, общие стандарты в управлении рисками. Ведь основная проблема в том, что страна у нас очень большая, да еще и федерация, и крупным игрокам — таким, как Сбербанк, ВТБ, в каждом регионе налаживать с нуля систему кредитования малого и среднего бизнеса тяжело.

Конечно, местные условия надо учитывать, и местные продукты должны быть. Но нужны общие принципы и правила — над их выработкой мы сейчас работаем с федеральными структурами.

Важно и изучение, акцепция зарубежного опыта, особенно европейского, помня о том, что наша финансовая система и система регулирования бизнеса строилась и строится во многом по европейским лекалам. Мы активно сотрудничаем с Европейской ассоциацией развития малого и среднего бизнеса, мы — единственные из России, кто участвует в этой ассоциации. Ныне, конечно, не самое хорошее время для такой дружбы в политическом плане, но тем не менее кооперация сохраняется. 

Российская модель гарантийной поддержки ближе всего к французской. Соответственно, у нас сложились хорошие отношения с французскими гарантийными фондами. Обмениваемся опытом. Они нам помогали с построением системы риск-менеджмента, управления портфелем.

— Каковы главные достижения фонда за 10 лет его существования?

— Мосгарантфонд — самый заметный государственный гарантийный фонд в стране.

— Самый крупный?

— Самый крупный по объемам предоставления поручительств и самый заметный по степени влияния на кредитование малого и среднего бизнеса. Мы стали этаким ледоколом, который повел за собой другие регионы, потому что наработали опыт, собрали уникальную статистику по выплатам, по дефолтам за 10 лет. Она позволяет понять, как ведет себя портфель поручительств в динамике. Кроме того, мы обладаем уникальной аналитической информацией о потребности в займах, особенностях заемщиков из различных отраслей экономики. 

Наше главное достижение — мы создали и методологию, и практический механизм поддержки малого и среднего бизнеса, которые могут быть масштабированы фактически в готовом виде.

— Последний вопрос: чем вас, профессионального банкира, привлекает сфера предоставления государственных, некоммерческих гарантий?

— Я 20 с лишним лет проработал в банковской системе, по жизненным обстоятельствам уходил, но потом опять возвращался. Каждодневная помощь компаниям приносит профессиональное и моральное удовлетворение, я уже не говорю, что мне как экономисту интересно анализировать ситуацию на разных предприятиях, в разных отраслях, видеть, как отражаются на них макроэкономические или политические факторы. Наблюдать, как из года в год та или иная компания растет: сначала она маленькая, потом все больше, больше… Вот она переехала в новое помещение, вот обзавелась филиалами в регионах — и все это при твоей помощи, при твоем участии. Самое интересное в моей работе — каждый день помогать новым и новым компаниям и вместе с ними развивать экономику родного города.


Купринов Антон Эдуардович в 1988 году окончил Московский финансовый институт (ныне — Финансовый университет при Правительстве РФ) по специальности «Международные экономические отношения».

Начинал трудовую биографию в Страховом акционерном обществе «Ингосстрах» (1988–1990 гг.), где занимался претензионной работой.

В 1990–2000 годах работал в ЗАО «Международный Московский Банк» («ЮниКредит Банк») начальником департамента кредитных рисков, где курировал весь спектр вопросов анализа и оценки рисков, начиная от общей практики и методологии корпоративного кредитования и работы с проблемной задолженностью до принятия управленческих решений в сфере межбанковского кредитования и кредитных линий с российскими и зарубежными банками. В 2000–2009 годах занимал должность генерального директора в ЗАО «ММБ Лизинг» и ООО «Лизинговая компания Международного Московского Банка» (финансовая группа «ЮниКредит»). В период работы А.Э. Купринова была проведена реструктуризация и реорганизация всех лизинговых операций, создана и расширена филиальная сеть, внедрялись новые лизинговые продукты, осуществлялось приобретение других лизинговых компаний. Под руководством А.Э. Купринова компания входила в топ-10 крупнейших лизинговых компаний России, неоднократно награждалась дипломами, в том числе как «наиболее динамично развивающаяся лизинговая компания».

В 2010–2013 годах возглавлял ООО «Абсолют Лизинг» (дочерняя компания «Абсолют Банка», в составе группы КВС, Бельгия), где выполнял сходные управленческие функции, решал вопросы реструктуризации и реорганизации лизингового бизнеса, занимался построением и расширением филиальной сети, внедрением новых продуктов.

Всего за время работы А.Э. Купринова в лизинговой отрасли было профинансировано проектов на сумму свыше 1,5 млрд евро.

В феврале 2014 года попечительским советом Фонда содействия кредитованию малого бизнеса Москвы назначен на должность исполнительного директора фонда.

А.Э. Купринов прошел специальную профессиональную подготовку по различным отраслям банковского дела (инвестиционная деятельность, проектное финансирование, кредитование, лизинг, факторинг и др.): в 1991 году стажировался в Bayerische Vereinsbank (Германия, Мюнхен); в 1994 году окончил курс IRI (Италия, Рим), включая стажировку в Banca Commerciale Italiana (Banca Intesa); в 1995–1998 годах получил диплом Швейцарской Банковской Школы (Швейцария, Цюрих). Владеет английским, немецким, итальянским языками.

Он признанный профессионал в сфере банковского кредитования и лизинговых операций, один из участников создания и развития лизингового дела в России и в регионах РФ, постоянный участник и спикер финансовых мероприятий, преподаватель Высшей школы экономики. Женат, трое детей.