Босс №10 2015 г.

Лариса ГЕРТ: мы готовы к импортозамещению на 100%!

Рубрика | Босс номера
Текст | Дмитрий АЛЕКСАНДРОВ
Фото | Лев ВЕРХОТИН

Группа компаний GRS— это российский бренд, ставящий своей задачей развитие и продвижение российского производства на внутреннем и международном рынках.

GRS сегодня — это группа компаний по производству и реализации косметической продукции премиум-класса, продуктов функционального питания, деловой, вечерней одежды и аксессуаров. В структуру группы GRS входит также международный финансовый холдинг, являющийся застройщиком микрорайонов экономкласса и привлекающий инвестиции в российский девелопмент.

Эта многопрофильная группа всего за пять лет сумела охватить все регионы России и страны ближнего зарубежья: у нее более 200 представительств в нашей стране и странах СНГ, тысячи предпринимателей сотрудничают с группой в рамках собственной, усовершенствованной модели сетевого маркетинга.

В 2012 году группа компаний GRS была награждена орденом «Бизнес Слава», а также национальным сертификатом «Лидер отрасли—2012», в 2013 году компании присуждено почетное звание «Надежный бизнес-партнер», а в 2015 году — «Предприятие высокой налоговой культуры», которое присуждается за значительный вклад в успешное решение важнейших общенациональных программ, обеспечение достойных темпов экономического роста страны, развитие и совершенствование механизмов финансового планирования и бюджетирования.

Один из основателей группы GRS, ее президент и дизайнер одежды, выпускаемой под собственной маркой, Лариса Герт и ее супруг, партнер по бизнесу, глава финансового холдинга GRSFinance, Евгений Герт рассказали нашему журналу о своем успешном опыте импортозамещения в потребительском секторе, экспортных перспективах российских потребительских товаров и философии своего бизнеса. 

Пионеры импортозамещения

— Лариса Юрьевна, Евгений Михайлович, с чего начиналась и как развивалась группа GRS? 

Лариса Герт. Группа была создана в 2009 году. Именно тогда мы с Евгением Михайловичем и нашим партнером Эллой Марсельевной Зиганшиной решили сосредоточиться на производстве и продвижении российской косметики премиум-класса под собственным брендом GRS.

Начинали почти с нуля — с разработками косметических средств, которые у нас имелись с середины 2000-х годов. Но больше не было ничего: ни инвесторов, ни государственной поддержки — только опыт работы в бизнесе.

Однако опыт значительный. На тот момент я — 20 лет, а Евгений Михайлович и Элла Марсельевна — порядка 15 лет развивали разные сферы бизнеса, в том числе занимались продвижением на российском рынке элитной косметики — французской, американской, японской… До 2009 года мы продвигали на рынках России и СНГ косметику ведущих мировых производителей, изучая ее сильные и слабые стороны — как технологические, так и маркетинговые.

Евгений Герт. Наверное, именно это позволило нам так быстро добиться успеха с совершенно новым косметическим брендом GRS. Пять лет, всего пять — не 20 и не 30, как у мировых косметических концернов — и нас уже знают и на постсоветском пространстве, и в Европе! У нас ныне есть довольно большое число потребителей-поклонников, верных только нашей косметике.

В пору работы с иностранными компаниями мы начали разрабатывать российскую косметику. Предлагали ее для продвижения компаниям, с которыми сотрудничали. Тогда все ответили категорическим отказом! Мы тем не менее на свой страх и риск стали производить российские косметические продукты. Но торговые сети, контролируемые западными концернами, категорически отказываются их ставить на свои торговые полки! Они заявили нам, что уровень российского производства низкий, что не существует никакой качественной российской косметики, тем более косметики премиум-класса, что этого в принципе не может быть.

Однако мы достоверно знаем, что это не так. Что и в нашем городе ученых и высокотехнологичной промышленности (речь идет о Новосибирске, где начал свою историю бренд GRS. — Прим. ред.), и в других наукоградах России есть прекрасные разработки, которые нужно только адаптировать к потребительскому рынку. Это мы и пытались сделать с середины 2000-х годов.

Л.Г. Нам пришлось с нуля создавать и сами продукты, и собственную систему продвижения. Кризис 2008—2009 годов поспособствовал нам. Импортная косметика резко подорожала, и французская фирма, продукцию которой мы продвигали, ушла с российского рынка — отступать было некуда.

И в один действительно прекрасный осенний день 2009 года мы приняли решение продвигать продукцию премиум-класса российского производства, при этом ориентированную не только на внутренний рынок, не только на импортозамещение, как теперь принято говорить, но и на глобальный рынок. Мы хорошо знали продукты Estee Lauder, Chanel и Christian Dior и понимали, что можем сделать не хуже, а может, даже лучше и дешевле.

Е.Г. Нашей целью было создание нескольких линий российской косметики премиум-класса: линий по уходу за кожей лица, по уходу за телом, волосами и других, потому что только достаточно большой ассортимент продукции может гарантировать окупаемость косметического бизнеса и при этом обеспечить ее продвижение через собственную сеть сетевого маркетинга по доступной цене.

Мы изначально создавали свой проект для глобального рынка. Именно поэтому появился англоязычный бренд GRS. Все, что мы сегодня создаем, подвергается тщательному анализу на соответствие требованиям именно глобального косметического рынка.

Л.Г.. Знаете, когда мы начинали работу по созданию бренда GRS, даже наши близкие, не говоря уже о партнерах и инвесторах, считали нас, мягко говоря, фантазерами. Действительно, в тот период (в период кризиса 2008–2009 годов) было очень сложно удержаться на рынке, и большинство людей считало, что российская компания не сможет этого сделать. Но мы были убеждены, что у нас все получится. И, несмотря на имеющиеся предложения от иностранных компаний, решили продвигать именно российские товары. Для нас это дело чести.

Е.Г. Работа только со своей косметикой — это было не спонтанное решение. В нашей команде под руководством Ларисы Юрьевны — а она очень сильный лидер, генератор идей, мотиватор, профессионал в области обучения, продвижения — постепенно формировалась программа развития разработок наших ученых, создания российской пионерной, инновационной косметики, фактически не имеющей зарубежных аналогов, производства этой косметики и ее продвижения. Этим мы и занялись в нашей новой компании.

Л.Г. В тот период времени многие предприниматели не хотели вкладывать средства в развитие производства в России. Но проблема была не в том, что наши специалисты не могли создать эффективные продукты, а в том, что у нас не умели их продвигать. Чем мы и решили заняться…

Е.Г. Как говорится, все умеем, правда, не всегда можем это правильно подать.

Видимо, это связано с наследием советского времени, когда наука находилась на очень высоком уровне, качество товаров было высокое, но тогда не умели делать продукты, ориентированные на потребителя. За 25 лет рынка мы научились работать на потребителя, и теперь важно соединить науку и ориентацию на потребителя, что мы и делаем весьма неплохо, судя по результатам работы компании. Бизнес состоялся, и он быстро расширяется.

Л.Г. Сегодня мы работаем не только в России, во всех крупных, во многих средних и даже малых городах, но и в ближнем зарубежье. Расширяется аудитория наших потребителей и в дальнем зарубежье.

GRS сейчас — это многопрофильный холдинг, занимающийся российской косметикой и здоровым питанием, одеждой и аксессуарами, в его составе также туристическая компания и финансовый холдинг.

— Группа GRS уже была отмечена несколькими наградами. Знаю, что награды есть и у вас лично. По информации с сайта компании, за высокие профессиональные навыки в управлении предприятием Ларисе Юрьевне Герт вручены: сертификат и медаль «Бизнесмен года» (2012), медаль «За личное мужество» (2012), а также вам присвоено звание «Почетный гражданин России».

Л.Г. Я много работала, не думая о наградах, но, конечно, приятно осознавать, что сейчас общественные организации при президенте РФ отслеживают и признают предпринимателей в разных регионах, в разных сферах бизнеса.

Это говорит о том, что это реальная экономическая сила, и то, что мы делаем, привносит вклад в развитие экономики страны, решая вопрос в том числе и трудоустройства граждан, а также создания нового поколения предпринимателей и обучения их, как действовать в условиях современного достаточно сложного рынка.

— Как на группе GRSсказываются новый экономический кризис и обострившееся геополитическое противостояние в мире?

Е.Г. Двояко. С одной стороны, сократился платежеспособный спрос, а значит, и доходы — наши и наших бизнес-партнеров.

Но, с другой, кризис способствует импортозамещению. Мы начинали свой бизнес в кризис 2008–2009 годов, когда спрос на иностранную косметику из-за удорожания упал, а на российскую — вырос. Та же тенденция наблюдается и сейчас. Так что мы полны оптимизма и планов, в том числе экспортных, так как цены на наши продукты премиум-класса весьма привлекательны для европейских и американских потребителей, а также потребителей в Юго-Восточной Азии.

Л.Г. За пять лет мы доказали, что российская косметика очень высокого качества существует и нужна потребителю. Мы — компания, которая такую косметику производит и поставляет на рынок. Готовы к импортозамещению на 100%.

Уровень российских ученых, уровень российского биотехнологического производства позволяет нам говорить, что мы можем стать передовой страной по производству косметической продукции.

Уверена в том, что российская косметическая отрасль, российские биотехнологии способны стать сильными отраслями не только для внутреннего потребления, но и для глобального рынка. В России есть возможность делать все. Наша страна способна выйти на международный рынок с очень широким кругом продуктов.

Сегодня есть несколько российских косметических брендов в секторе масс-маркета и один бренд премиум-класса — бренд нашей компании.

Основная задача для нас — разработка и выпуск эффективной продукции, которая, как известно, не может быть дешевой. На рынке масс-маркета мы не смогли бы достичь тех целей, которые перед собой поставили. Мы не смогли бы производить качественную косметику, дающую действительно хорошие результаты.

Но нам есть куда развиваться — и развитие во многом зависит от внимания инвесторов и внимания государства. 

Косметика и космоцевтика 

— Как правильно обозначить продукты, которые вы предлагаете на рынке? 

Л.Г. Космоцевтика. 

— То есть косметика, имеющая более выраженный эффект? 

Л.Г. Отличительной чертой, определяющей уникальность и неповторимость косметических продуктов компании GRS, является безаналоговая технология омоложения кожи Translucent skin, позволяющая косметическим активам проникать в глубокие слои кожи. При разработке рецептур стремимся использовать самые современные косметические активы с клинически доказанными эффектами активации и изменения клеточного метаболизма и только научно обоснованные комбинации ингредиентов. В результате имеем продукты, не просто тормозящие процесс старения кожи, но и способные воздействовать на уже имеющиеся возрастные изменения кожи. Представления о косметических средствах, способных лишь смягчать и увлажнять кожу, ушли в прошлое. Сейчас биохимики и технологи решают более глобальные задачи — сохранить кожу молодой и ухоженной, откидывая лет 10—15 вспять. 

К тому же хочу отметить, что большинство наших продуктов представлено гелевыми формами и отмечается непривычной экономичностью при использовании, чем кардинально отличается от классических кремовых композиций. 

Еще один немаловажный момент — они не содержат парабенов. Подходят разным типам кожи и компонуются в программы ухода для разного возраста. Нам есть чем приятно удивить своих клиентов! 

Е.Г. Сейчас на нашей производственной площадке в Новосибирске идет подготовка к выпуску косметической линейки с использованием короткоцепочечных пептидов, регулирующих синтез основных структурных белков кожи и гиалуроновой кислоты собственными клетками кожи, замедляющих старение клеточных рецепторов, борющихся с обвисанием возрастной кожи, противодействуя силе притяжения.

Преодолеть стереотипы

— Удается ли побеждать в конкуренции с иностранными продуктами?

Л.Г. Несомненно. Раньше российское производство косметики не было востребовано. Рынок заполнялся импортными продуктами. Всегда считалось, что лучшая косметика — французская; интересная, тонкая — японская. Американская — это не всегда хорошее решение, а китайская — эпигонское решение и низкое качество исполнения. Российская косметика в «глобальном» косметическом ряду, в сознании инвесторов и потребителей вообще почти не присутствовала.

Как только мы вышли на рынок с собственной косметической продукцией, столкнулись с неверием потребителя, что российская косметика может давать хороший эффект. Потребители в интервью в рамках маркетинговых исследований говорили: «Не умеют у нас в России производить хорошую косметику!».

Мы ломаем этот стереотип, и довольно успешно. Фантастические свойства импортной косметики — тоже стереотип. Я «в прошлой жизни» медик, специализировавшийся в области косметологии, и не понаслышке знаю, что далеко не всегда стоимость иностранных товаров соответствует их качеству.

Е.Г. Приведу яркий пример того, о чем говорит Лариса Юрьевна.

Прототипом одного из первых наших продуктов была французская лифтинг-система. Мы видели, что у французской системы формула — нестойкая: она расслаивалась через три—шесть месяцев.

— Прямо в банке с кремом?

Е.Г. Да. Потому что формула была нестабильная.

Нам с помощью российских ученых удалось создать продукт более высокого качества, в котором эта проблема решена. Эффект от применения нашей лифтинг-системы потрясающий! Она способствует восстановлению тонуса мышц лица и шеи. И сегодня это один из топовых наших продуктов.

Еще один интересный продукт — интенсивно-омолаживающий комплекс 3D-Effect, состоящий из ферментного пилинга и высокоэффективной ночной маски. Система волшебная, она омолаживает кожу — очень результативный пилинг, который не травмирует кожу, и потрясающая маска.

Один из уникальных наших продуктов — комплекс Seven Days: это семь уникальных формул на каждый день. Продукт дает очень мощный омолаживающий эффект, сравнимый с мезотерапией.

Следующий топовый продукт — крем-пена Night: уникальный, исключительный продукт. Ему нет аналогов в мире. Продукт полностью натуральный. Это гель, но за счет того, что во флаконе он находится под давлением углекислого газа, при нажатии на головку распылителя он мгновенно вспенивается, что дает ему легкую текстуру и способствует более быстрому проникновению в глубокие слои кожи — потрясающий результат. Кстати, это один из любимейших продуктов у мужчин, поскольку применения одного этого препарата достаточно для хорошего косметического эффекта, а мужчины не любят, когда «много баночек», когда нужно использовать много косметических средств.

— Не только женщины являются сегодня потребителями косметики?

Е.Г. Да. В основном, конечно, женщины. Все больше косметики применяют мужчины, потому что омолаживание, молодость кожи, хороший внешний вид — тренд сегодняшнего дня.

Кстати, крем-пену Night у нас брали на тестирование представители нескольких иностранных компаний — отзывы очень хорошие. Одна из компаний даже предлагала продать технологию, чтобы представлять пену как собственный продукт, предоставив нам долю от продаж. Свое предложение они сопровождали комментарием: «Как российский продукт он будет продаваться с трудом». Мы на данное предложение не согласились, сказав, что продукт останется made in Russia. Пусть это будет более трудный путь, но пройти его необходимо… потом станет легче.

Хочу отметить, что большинство наших продуктов наносится с помощью дозаторов, т.е. бесконтактным способом. В импортных продуктах это встретишь далеко не всегда… А ведь контакт с воздухом и с руками приводит к разрушению формулы, а также к появлению бактерий. Недавно мы тестировали импортный крем. Он стоит $600, но там нет бесконтактной подачи. Для современной косметики премиум-класса это неприемлемо, так как снижает эффективность продукта.

Еще один очень популярный наш продукт — ночной крем Renaissance — крем на основе масел. За ночь он очень эффективно омолаживает кожу. Этот крем стоит порядка 4,5 тыс. рублей, а аналогичный продукт Estee Lauder — 15—18 тыс. рублей.

— За один только лейбл…

Е.Г. Вот именно. Состав аналогичного крема этой фирмы, скажем так, более экономичный. Наш состав более богатый.

Л.Г. Многие иностранные продукты, которые продаются у нас как продукты премиум-класса, зачастую недотягивают до этого уровня. Состав бедноват, а цены — высокие.

Мы же делаем «богатый» состав, насыщенный, с большим количеством активных веществ. Наши продукты работают и заставляют кожу работать. При этом продукты продаются по доступным ценам.

Е.Г. На данный момент у нас представлена вся линейка продуктов anti-age, и наши средства дополняют друг друга. Многие клиенты, используя наши продукты, потом говорят: вы знаете, страшно даже представить, как мы раньше без них обходились — их нечем заменить.

Л.Г. Отдельная линейка нашего ассортимента — средства для гармонии в интимной жизни. Я говорю о геле для улучшения сексуальной чувствительности в паре на основе l-аргинина, являющегося донором оксида азота, за открытие полезных свойств которого американские ученые получили Нобелевскую премию в 1998 году. Гель дает потрясающий результат в паре, улучшая отношения, улучшая сексуальную чувствительность.

Подобные средства очень востребованы. На сегодняшний день нет ни одного интимного продукта, который бы не только улучшал сексуальную функцию, но и имел бы еще дополнительно полезный для здоровья эффект.

Известно, что если женщина востребована и счастлива в личной жизни, то она более успешна в обществе и в бизнесе.

Е.Г. Еще одно наше направление — продукты функционального питания. Это готовые продукты для сбалансированного питания. Для людей, которые ведут активный образ жизни, это очень важно. В обычной пище остро не хватает микроэлементов. Необходимо специальное питание, содержащее весь комплекс микроэлементов — суточную дозу взрослого человека. Мы создали такое питание — коктейли, завтраки и супы.

— Как вы разрабатываете косметику и здоровое питание?

Л.Г. Мы формулируем техзадание: что должно быть в том или ином средстве, привлекаем ученых к разработке. Затем обеспечиваем тестирование. Это довольно долгий процесс, скрупулезная работа.

Я работала в косметологии: знаю, какие вещества и средства как работают, какие ингредиенты лучше, какие хуже. К тому же у меня есть опыт еще и как у женщины. Безусловно, у нас работают высококвалифицированные консультанты, которые отслеживают появление новых формул на рынке, а также актуальные тенденции развития рынка косметологии. Мы привлекаем экспертов, в том числе микробиологов, биохимиков и врачей-косметологов.

На разработку продукта уходит до трех—пяти лет. У нас каждый продукт — это произведение искусства. Нам нужно, чтобы он работал, а не чтобы просто был. Однако каждый год мы обновляем составы наших продуктов, усовершенствуем формулу исходя из новых возможностей, которые появляются на рынке.

Е.Г. Мы сейчас производим несколько новых продуктов, абсолютно революционных: спа-уход за волосами и кожей головы, а также сыворотку для активации роста волос. Это будет вершина нашей линейки шампуней и средств ухода за волосами.

— Очень важно для косметики премиум-класса создать соответствующую упаковку, флаконы…

Е.Г. Совершенно верно. Оформить продукт качественно, сделать современный дизайн упаковки — это важнейшая задача в продвижении.

Пока еще, к сожалению, в России нет таких флаконов, как у иностранных производителей.

— У французов, например, или японцев…

Л.Г. У GRS флаконы немецкого и итальянского производства.

— Как планируете работать с иностранными покупателями?

Л.Г. Мы уже работаем. Создали в рамках нашего интернет-портала grscompany.com возможность для онлайн-заказа наших продуктов. Теперь дорабатываем логистику, чтобы обеспечивать качественную доставку. Ведь наши продукты еще и предполагают температурный режим — это очень важный момент.

Международное направление нашей компании активно развивается. Его курирует наш партнер по бизнесу — президент GRS Company Элла Зиганшина. 

Ходить в российском можно и модно

— Как появилось второе крупное направление вашего бизнеса — производство и продвижение одежды и аксессуаров?

Л.Г. Наша компания недавно отметила свое пятилетие в «Крокус Сити Холле», в рамках которого мы вместе с известным историком моды Александром Васильевым представили мою новую коллекцию одежды. Это уже третья коллекция. Она имела большой успех, хорошие отзывы критиков и прессы.

Первая, в 2013 году, — одежда для активного отдыха в стиле «спорт-шик», очень веселая и задорная. Вторая, в 2014 году, — большая, порядка 200 моделей: деловые костюмы, кардиганы, деловые платья. Для того чтобы женщина могла красиво себя «нести» в бизнесе.

И третья, еще более объемная, как я уже сказала, была представлена в этом году, на пятилетии компании. В ней помимо деловых костюмов присутствуют коктейльные платья, изделия из кожи питона: куртки, сумки и портфели.

— Слоган у этих коллекций — «Модно ходить в российском»?

Л.Г. Да, и модно, и выгодно, и престижно. У нас собственное швейное производство в Новосибирске. Мы полностью отвечаем за качество произведенной там одежды.

Я регулярно посещаю выставки моды в Милане, что позволяет отобрать лучших производителей, которые там представлены. Пока, к сожалению, подходящих российских тканей нет, но мы готовы рассмотреть и такое направление деятельности, как производство тканей в России.

— Как вам удается совмещать творческую работу с управлением?

Л.Г. Это получается вполне естественно. Я создаю одежду прежде всего для деловых людей и общаюсь с деловыми людьми. Это общение для меня — источник вдохновения.

Женщине хочется, с одной стороны, выглядеть по-деловому, с другой, не потерять свою женственность, свою сексуальную привлекательность. Женщина должна оставаться женщиной, даже когда она занимается бизнесом.

Но ныне женщинам очень трудно найти деловой костюм.

— Либо вечернее платье, либо джинсы…

Л.Г. Или консервативное скучное офисное платье. Получается какая-то женщина в футляре. Мы же позволяем ей выйти из этого футляра.

Я рискнула открыть это направление и не прогадала. На сегодняшний день у нас фактически нет конкурентов на этом рынке: никто сейчас этим не занимается серьезно, профессионально и широко.

Е.Г. Добавлю, что Лариса Юрьевна создала потрясающую коллекцию детской одежды. Но для массового потребителя она дороговата — из-за того, что в ней используются качественные импортные ткани. Если удастся пошить ее из качественных тканей российского производства, будет красиво и недорого.

Один из наших топ-менеджеров составил бизнес-план производства качественных тканей в России. Известны технологии такого производства. Для их реализации нужно закупить оборудование и производить ткани в России, сформировав тем самым условия для импортозамещения в швейной отрасли.

Однако лизинг оборудования чрезвычайно дорогой. Критически важно, чтобы российские власти повлияли на снижение ставок на лизинг оборудования — без этого не может быть импортозамещения.

Школа продвижения

— Какая господдержка требуется для успешного продвижения российских товаров в потребительском секторе? Может быть, квоты в телевизионной рекламе, например, где мы практически не видим российской косметики?

Л.Г. Очень нужны квоты по рекламе на государственных каналах! Потому что наши бюджеты на рекламу несопоставимы с рекламными бюджетами глобальных косметических корпораций.

Весьма важно, чтобы продвижению российской косметики, российской потребительской продукции помогали российские СМИ, прежде всего государственные. Пока этого нет… Центральные телеканалы у нас, к сожалению, только по форме собственности государственные — по сути они коммерческие.

— Но каким образом в нынешних условиях российской косметике дойти до потребителя?

Л.Г. Как мы уже говорили, рынок торговли косметикой фактически монополизирован двумя сетями, имеющими иностранных собственников. Эти сети — Ile de beaute, «Л’Этуаль» — категорически не берут российскую косметику.

Можем ли мы себе представить в какой-нибудь стране мира, чтобы сети, работающие там, отказывали национальной продукции, и им ничего за это не было? Вопрос, думаю, риторический…

Реализовать российскую косметику можно только в небольших магазинах косметики, несетевых. Они с удовольствием берут нашу продукцию. Хотя, учитывая, что многие из них не ориентированы на премиум-класс, они часто находятся не в самых «премиальных» торговых помещениях. Это небольшой процент реализации. Больший процент реализации дают салоны красоты. Но главные наши каналы продвижения — интернет-коммерция и сетевой маркетинг.

Очень широко используем интернет-коммерцию — через наш интернет-портал grscompany.com. Портал позволяет взаимодействовать с предпринимателями даже в малых городах. Работаем с тысячами индивидуальных предпринимателей и компаний малого бизнеса.

С помощью портала предприниматель имеет возможность заказывать продукт и по банковским картам его оплачивать. Мы сотрудничаем по системе эквайринга с Альфа-банком, с ВТБ24. Предприниматели получают косметику через курьерские фирмы. Мы давно работаем с компанией, которая гарантированно сохраняет температурный режим, что очень важно для нашей косметики.

— Но косметика часто требует визуального, тактильного контакта с косметическим средством…

Е.Г. Безусловно. Именно поэтому мы используем систему сетевого маркетинга. Она защищает конечного потребителя. Благодаря ей потребитель может сначала протестировать продукт, а не покупать «кота в мешке». И лишь потом заказать продукт через интернет и получить его с доставкой на дом.

Мы учим людей предпринимательству, фактически даем им готовую систему ведения бизнеса: благодаря нашей поддержке можно успешно заниматься бизнесом, вложив всего 30—40 тыс. рублей в продукцию.

Интернет-портал служит в том числе для интерактивного обучения. Там можно получить всю информацию о продуктах. Предприниматели получают юридическую консультацию, финансовую, налоговую, консультацию по менеджменту. Разумеется, консультацию по товару, в том числе консультацию разработчиков: как работает тот или иной продукт, то или иное активное вещество. Через портал, с помощью современных технологий в непосредственном личном контакте обучаем бизнесу наших партнеров или консультантов, даем информацию потребителям.

Термин «сетевой маркетинг» у нас испачкан распространением гербалайфа и прочего. Хотя это великая система. Благодаря сетевому маркетингу потребитель может попробовать то или иное косметическое средство, а потом сказать — нравится или не нравится, и порекомендовать знакомым. К тому же система, дающая прекрасную обратную связь поставщику и честная система продаж, так как люди приобретают не то, что им навязывает реклама, а то, что уже попробовали их знакомые, знакомые их знакомых и так далее. К тому же у новых потребителей есть консультанты из тех, кто знает, как правильно применять косметические средства.

Л.Г. Мы активно обучаем предпринимателей. Учим, что такое успех, как нужно создавать рентабельный бизнес. Это весьма важно: у нас очень много людей включается в бизнес без опыта предпринимательской деятельности. Проводим такое обучение, потому что у нас большой опыт предпринимательской деятельности в разных сферах.

— То есть фактически вы создаете целую индустрию по продвижению российской косметики, развиваете малый бизнес?

Л.Г. Совершенно верно. Но еще более успешно он будет развиваться при поддержке со стороны государства — как на федеральном, так и на местном уровне.

Е.Г. Для развития инвестиционной составляющей нашего бизнеса мы создали финансовый холдинг. Причем мы его сформировали таким образом: вот есть проблема вывода капитала или оттока капитала, а мы создали международный финансовый холдинг, чтобы, наоборот, обеспечивать вложение денег в Россию. Создали его по международным принципам, чтобы и российские инвесторы, и западные могли по понятной для себя схеме инвестировать в российское производство и девелопмент. Он будет ориентирован в том числе на массовые инвестиции — инвестиции простых людей.

Мы проводим курсы для обучения финансовой грамотности и правилам инвестирования для широкого круга сограждан и приглашаем их вкладывать средства в наши проекты. Также привлекаем высшие учебные заведения для обучения наших предпринимателей и клиентов, например, весной обучающий курс по инвестированию и управлению средствами проводили для нас преподаватели Плехановской академии.

Поддержать бизнес на всех уровнях

— Насколько важна для бизнеса налоговая поддержка?

Е.Г. Очень важны налоговые каникулы для начинающих предпринимателей. Предприниматель, начинающий вести бизнес с нуля, а не открывающий новый, сначала должен приобрести опыт, встать на ноги — хотя бы два-три года льгот ему необходимы. Конкуренция — очень хороший стимул для развития. Но, прежде чем участвовать в соревновании, компания должна развиться.

Кроме того, нужно снизить налоговые ставки для производителей. Сегодня налоговое бремя в производственной сфере фактически больше, чем в торговле. Это блокирует развитие экономики.

Если мы говорим о важности импортозамещения, мы должны поддержать тех, кто замещает импорт, прежде всего с помощью снижения налогового бремени. Заключающегося хотя бы в том, чтобы мы имели возможность получить доход, реинвестировать его в производство, а заплатить налоги позже — в конце полугодия или в конце года. Сейчас, как вы знаете, нужно, получив доход, первым делом заплатить налоги, а потом уже реинвестировать. Разумеется, такая льгота должна распространяться только на реинвестирование.

В результате производственное предприятие могло бы создать больше рабочих мест, с чем ныне проблема в регионах, и приносить в конечном счете больше налогов.

Больная проблема для нашего бизнеса — доступ к капиталу. Сегодня российским компаниям недоступны кредиты по приемлемым ставкам. Очень важна система кредитования именно малого бизнеса — крупный бизнес так или иначе может получить кредиты, а вот малый… Сейчас системы кредитования малого бизнеса в стране, к сожалению, не создано.

Л.Г. В чем секрет успеха Китая? Прежде всего в том, что там опираются на массовый малый и средний бизнес. И для экономического развития нашей страны поддержка малого и среднего бизнеса весьма важна.

— Какое значение имеют льготы по предоставлению торговых площадей?

Е.Г. Они очень важны. «Малую» торговлю губят дорогие торговые площади. Ведь косметическая продукция требует, чтобы ее представили красиво, а не в полуподвальном магазине.

Дорогие торговые площади — «заслуга» местных властей. В крупных городах оплата за офис 50–100 м2 составляет 150–200 тысяч. Это очень дорого для начинающего предпринимателя. Хотелось бы для российского производителя, который производит и продвигает, площади от государства напрямую.

Л.Г. Сегодня часто бывает так: берет управляющая компания городскую недвижимость в аренду и потом сдает в субаренду. Они просто делают деньги, получают спекулятивный доход, то есть не только не поднимают экономику, но препятствуют развитию.

На наш взгляд, необходим федеральный императив — продавцы продукции импортозамещения должны иметь льготы при аренде помещений.

При этом мы готовы взять на себя ремонт, чтобы сделать фирменный стиль офиса. Если будет государственная поддержка в форме снижения ставок за аренду торговой недвижимости, мы способны создать торговую сеть российской косметики на принципах франчайзинга. 

Бизнес как семья

— Лариса Юрьевна, как вы все успеваете: быть предпринимателем, руководителем компании, дизайнером косметики и одежды?..

Е.Г. …и еще потрясающей женой и мамой троих детей.

Л.Г. Стараюсь совмещать работу и семью. Одного без другого для современной женщины не может быть. Это позволяет жить в гармонии и все успевать.

У нас двое детей от первых браков и одна общая дочка Настя — ей 10 лет, и она уже модель. Старший сын Павел участвует в бизнесе: он ведет медийное направление и занимается производством видеороликов для компании. Еще один наш сын Влад пока учится в школе.

— То есть семейный бизнес в кубе?

Л.Г. Это правда. Настенька представляла детскую коллекцию GRS Style в «Крокус Сите Холле». Еще она у нас танцует, поет…

И весь наш коллектив — как семья. Наверное, в этом и заключается секрет нашего успеха в бизнесе — отношение к своим сотрудникам, коллегам, как к родным людям. Это и создает основу для роста компании. С большинством коллег мы работаем уже более десяти лет — они поддержали нас когда-то при переходе на российскую косметику. Без их помощи ничего бы не вышло: один предприниматель в поле не воин.

Успех в бизнесе обеспечивает команда, система отношений с партнерами. Нам удалось сформировать такую систему, поддерживать ее и развивать. Благодаря системе, благодаря тому, что мы построили надежный фундамент нашего бизнеса, группа GRS стала драйвером успешного бизнеса и развития российского производства и наверняка сможет развить свой успех и помочь успеху других компаний, а также государственной программе импортозамещения.

В заключение хочу сказать, что у нас есть четкое видение и конкретная концепция того, как представлять интересы российского производителя за рубежом, при этом держа высокую планку производителей продукции премиум-класса, чтобы российские товары ассоциировались во всем мире исключительно с высоким качеством! Б