Босс №10 2015 г.

Игра без правила

Рубрика | Страница редактора
Текст | Александр ПОЛЯНСКИЙ

Рассмотрение бюджета на 2016 год обещает быть экстраординарным: Минфин попросил дополнительный срок на подготовку документа, внесение его сдвинуто почти на месяц. Однако уже принят в первом чтении законопроект, по которому приостанавливается действие бюджетного правила и временно рассматриваться будет только годовой бюджет, а не трехлетний, как было установлено в последние годы. 

Бюджетное правило, как известно, увязывает расходы бюджета со значением цены на нефть, определенным как среднее за последние три года. Оно было придумано для стерилизации нефтегазовых доходов, и Минфин постоянно боролся за его ужесточение, а Минэкономразвития и социальный блок правительства — за смягчение или даже отмену. Помощник президента Андрей Белоусов в бытность министром экономического развития говорил, что без отмены бюджетного правила, блокирующего расширение государственных расходов, страна обречена на низкие темпы роста.

Но теперь именно Минфин выступил инициатором приостановки правила. В чем причина? Дело в том, что по нему предел расходов бюджета определяется исходя из средней за последние три года цены на нефть с добавлением 1% ВВП к доходам. Таким образом, расчетная цена нефти на 2016 год — $87 за баррель, следовательно, госрасходы в 2016 году должны были бы существенно вырасти. Этого финансовые власти России сейчас позволить себе не могут.

Плюс отказа от правила состоит в том, что сегодняшняя ситуация продемонстрировала неадекватность определения цены на нефть для расходов по предыдущему трехлетию. Не то чтобы на нефтяном рынке совсем не работали обычные рыночные закономерности — это не так. Но понятно, что в нынешнем состоянии этого рынка цену за баррель нельзя прогнозировать по предыдущему трехлетию. Ситуация может измениться при достижении неких глобальных договоренностей между производителями и потребителями нефти о коридоре цен, позволяющем избегать сверхвысоких и сверхнизких цен.

Что же касается развития российской экономики, скорее всего, разумнее отказаться от бюджетного правила, избрав иной принцип для формирования резервов, и больше государственных средств направлять в экономику (или, уменьшая налоговое бремя, оставлять в экономике). Стерилизация и создание больших финансовых резервов, как мы видим, не уберегла ни российский бюджет от недостатка средств, ни национальную валюту от серьезного падения.

Правда, министр финансов заявил, что стерилизовали недостаточно. Но кто мог знать, что такое «достаточно»? Нельзя предусмотреть запас на случай любого уровня внешних шоков для экономики. А раз так, нужно меньше откладывать на завтра и больше стимулировать рост сегодня. 

 

Александр Полянский