Не справился с рынком

БОСС-политика  | Сюжет месяца/Вокруг России
Текст | Тимур ХУРСАНДОВ

В последние годы практически все аналитики в один голос твердят, что не сегодня завтра Китай станет крупнейшей экономикой мира, супердержавой №1, потеснив на этом месте США. Однако события этого лета показали, что легкой прогулки по прямой к пьедесталу КНР ждать не стоит.

Для китайской экономики, показывавшей до этого неплохие темпы, 2015 год становится непростым испытанием. Но одновременно он наглядно демонстрирует, чего уже удалось достичь, какой важнейшей частью глобального рынка сумел стать Китай, как все от него зависят. Как становится привычным, что каждое падение биржевых котировок в Шанхае или Шэньчжэне, малейшее снижение курса национальной валюты или публикация экспортных данных намного громче отзываются в Лондоне, Нью-Йорке или Москве, чем в Пекине. И как основным вопросом для экономистов, финансистов по всей планете становится: что это? Системный кризис, который не по зубам властям Китая и который потянет ко дну всю мировую экономику, или значительная, но не более чем турбулентность для КНР, в очередной раз сумеющей справиться с рынком административными мерами?

 

Понедельники взять и отменить

Нынешние проблемы в экономике Китая — далеко не первые. За последние годы страна сталкивалась и с биржевыми пузырями, и с ростом долгов, и с вопросом неэффективности расходования государственных средств и инвестиций. Однако, как правило, не со всем одновременно.

На этот раз действительно навалилось. Сначала рухнул фондовый рынок: в июле он упал почти на 30%, принеся потери, исчисляемые фантастическими суммами — больше годового российского ВВП. Потом пришла статистика по экспорту, который оказался гораздо ниже прогнозируемого.

И, наконец, наступила череда валюты: 11 августа Народный банк Китая объявил о снижении курса юаня к доллару на 1,9%. Для россиян, которые с осени прошлого года, когда рубль отправился в свободное плавание, такие изменения могут показаться просто смешными — у нас дело идет как минимум на десятки процентов. Но для Китая и это рекорд. Это стало самой серьезной единовременной девальвацией за более чем 20 лет. И она продолжилась в последующие дни — юань подешевел на 1,6%, а потом еще чуть более чем на 1%.

На этом неприятные сюрпризы не закончились. Под конец августа случился ≪черный понедельник≫ и очередное рекордное падение, на этот раз индекса Shanghai Composite. Минус 8,5% за один день, и вот он уже на минимуме за последние полгода.

Такое развитие событий вызвало на мировых рынках практически панику. Сильнее всего досталось нефтяной отрасли, которая и так который месяц страдает от перепроизводства. А замедление экономики Китая, одного из основных глобальных потребителей энергоресурсов, ее добило: ближе к концу августа стоимость марок Brent и WTI опустилась до минимумов с 2009 года. Покатились вниз и индексы других крупнейших мировых бирж, курсы валют, котировки компаний.

Известный американский предприниматель, кандидат на пост президента США Дональд Трамп в своей эксцентричной манере не стал скрывать того, что у многих сегодня на уме: во всем виноват Китай. ≪Причина падения рынков — плохое планирование и то, что Китаю, Азии позволяли навязывать нам условия≫, — написал он в своем Twitter. Тревогу высказывают и другие финансисты из США, и она вполне понятна. Только государственные резервы КНР располагают почти четырьмя триллионами долларов. Еще несколько триллионов лежат в ≪загашниках≫ китайских банков. Если хоть сколько-нибудь существенная часть это долларовой массы выплеснется из-за проблем в Китае на мировые рынки, американской экономике придется нелегко.

 

China down?

А что же сам Китай? Он на удивление спокоен. Во всяком случае, внешне никаких излишне резких шагов не наблюдается. Почему? Возможно, в частности, потому что какого-то одного кризиса в Китае, пожалуй, нет. Нынешние события можно условно разделить на два блока.

Первый — естественное замедление экономики. Причины его вполне объективны. Китай — уже не главный поставщик дешевой рабочей силы: в остальных развивающихся странах расценки бывают и гораздо ниже. Но и до развитых экономик, которые живут за счет другого, он пока не дорос.

Такую патовую ситуацию экономисты называют ловушкой среднего дохода. Китай, конечно, волен попытаться задействовать резерв сельского населения, которое еще очень велико и может быть использовано в качестве дешевой рабочей силы, однако это тоже ненадолго.

Второй фактор — биржевой ≪пузырь≫. И его свалить на естественные экономические процессы не получится. Здесь — явное упущение властей, которые допустили формирование ≪пузыря≫. Китайские акции в последнее время были переоценены настолько, что вообще удивительно, как обвал не произошел ранее. Хотя ≪обвал≫, наверное, не самое уместное слово. Речь идет о коррекции, причем, как и во всем, что касается китайского фондового рынка, коррекции контролируемой.

Две причины того, что мы сегодня называем кризисом в Китае. Соответственно, последствия и методы их устранения разные.

С первым бороться практически невозможно, и надо просто свыкнуться с мыслью о том, что былых темпов роста в КНР не предвидится. С другой стороны, примерно 6%, которые предсказывают Китаю, это тоже рост, и весьма неплохой. Да, по этому показателю китайцев скоро, наверное, обойдет Индия. Это неприятно, но не трагично.

Что касается бирж, то здесь поводов паниковать у Пекина еще меньше. Во-первых, фондовый рынок Китая, несмотря на постоянные заверения в его либерализации, по-прежнему очень сильно зарегулирован. И, соответственно, нынешний ≪пузырь≫ можно сдуть административными мерами, что власти страны начали делать в июле. Кроме того, события на фондовом рынке КНР не очень-то имеют отношение к экономике в целом. То есть шанхайские и шэньчжэньские биржевые игроки, конечно, далеко не в восторге от происходящего (деньги они теряют без преувеличения астрономические, хотя для подавляющего числа компаний, корпораций, физлиц это ничего не значит).

≪Китайская биржа не сильно связана с реальной экономикой. Здесь в отличие от развитых государств и других развивающихся стран компании почти не занимают под залог акций. Доля таких займов ничтожна. Поэтому в Китае трудно представить ситуацию, когда из-за падения цен на акции банки требуют повысить залоги и в экономике запускается цепная реакция≫, — подтвердил один из ведущих российских китаистов, руководитель программы ≪Россия в Азиатско-Тихоокеанском регионе≫ Московского центра Карнеги Александр Габуев.

Так что ситуация, конечно, непростая, более чем неприятная, однако на данный момент для Китая не критичная. И пусть, по мнению экспертов, Пекину совершенно не гарантировано, что он и на этот раз справится с рынком своими фирменными административными мерами, пока ничто не указывает на то, что перед КНР стоят какие-то экстраординарные трудности. Б