Босс №09 2015 г.

Интеллектуальный мегарегулятор?

БОСС-политика  | Сюжет месяца/Деловой климат
Текст | Дмитрий АЛЕКСАНДРОВ

Правительство планирует создать на базе Роспатента единый регулятор в области интеллектуальной собственности. 

По заявлению первого вице-премьера Игоря Шувалова, кабмин намерен пересмотреть систему регулирования: укрупнить все регуляторы по примеру регулирования финансового рынка, целиком переданного в ведение ЦБ. Затем к ФАС была присоединена Федеральная служба по тарифам. Следующим после ЦБ и ФАС мегарегулятором должен стать регулятор, создаваемый на базе Роспатента.

Советник юридической фирмы ≪ЮСТ≫ Дмитрий Серегин считает, что создание очередного мегарегулятора соответствует последним тенденциям реформирования системы исполнительной власти: не так давно принято подобное решение о передаче ФАС России полномочий по тарифному регулированию в сфере естественных монополий. Очевидно, что раздробленность функций себя не оправдала, и в ближайшее время следует ожидать укрупнения органов власти на базе тех, которые показывают наибольшую эффективность.

≪Создание на базе Роспатента единого органа, отвечающего как за ≪технические≫ вопросы регистрации объектов промышленной собственности, так и за государственную политику в отношении всей интеллектуальной собственности, является объективной необходимостью, и Роспатент исторически курировал эту сферу≫, — отмечает он.

Отнесение политических функций в сфере интеллектуальной собственности к Министерству культуры изначально было неоднозначным, поскольку помимо ≪культурной≫ составляющей в интеллектуальной собственности имеется более серьезная — ≪предпринимательская≫.

Интеллектуальная собственность, по мнению эксперта, должна работать и приносить ее правообладателю прибыль. Именно в этом ее предназначение как особого правового режима.

Основной плюс объединения в одном ведомстве вопросов, связанных с государственной политикой в области интеллектуальной собственности, по словам г-на Серегина, — возможность обеспечить комплексное регулирование всех отношений в этой сфере — от стимулирования творческой активности и обеспечения их правовой охраны до создания условий эффективной защиты интересов правообладателя.

Из потенциальных минусов можно ожидать традиционные сложности в управлении крупной структурой. ≪Однако подобные болезни роста легко преодолеваются при наличии сильного менеджмента≫, — уверен эксперт.

Председатель коллегии адвокатов ≪Курганов и партнеры≫ Алексей Курганов так комментирует ситуацию: ≪По заявлению Игоря Шувалова, управление в области авторских прав будет передано совершенно новому ведомству. По его мнению, часть функций перейдет к службе, сформированной на базе Роспатента. На данный момент интеллектуальной собственностью и авторскими правами занимается Министерство культуры РФ. Создание единого регулятора интеллектуальной собственности очень важно для данной отрасли права, поскольку объединены объекты интеллектуальной собственности, подлежащие государственной защите, государственной поддержке, которую нужно реализовать в нашей жизни. В настоящее время Роспатент регулирует охрану интеллектуальной собственности в области про-мышленности, а Министерство культуры следит за соблюдением и защитой авторских прав. Объединение двух столь значительных ведомств увеличит эффективность регулирования указанной отрасли права≫.

Конечно, успешность сотрудничества Министерства культуры и Роспатента очевидна, уверен он, но сотрудничество между двумя ведомствами — это все же менее эффективно, чем сотрудничество на уровне одного ведомства по вопросам интеллектуальной собственности. Когда стираются межведомственные границы, увеличивается эффективность работы.

Г-н Курганов отмечает, что в компетенцию единого регулятора интеллектуальной собственности будет входить не только фиксирование новых созданных произведений искусства, науки. Как сказал Игорь Шувалов: ≪Созданные произведения искусства должны получить своего зрителя, слушателя, пользователя≫.

Управляющий партнер юридической фирмы ≪Пастернак, Мартынюк и партнеры≫ Виктор Пастернак замечает, что идея создать на базе Роспатента нечто большее, чем он собой представляет на данный момент, не нова. ≪Уже в 2013 году эта инициатива активно обсуждалась: в современных экономических условиях создание в рамках государственной системы отдельного полноправного ведомства, которое могло бы не просто осуществлять обслуживающие, но и по факту реальные регуляторные функции, необходимо≫.

≪В целом инициативу стоит, наверное, оценивать положительно, — считает он. – Подобный шаг поможет объединить раскиданные среди множества ведомств полномочия, унифицировать политику в области интеллектуальной собственности, возможно, позволит сделать некоторые процессы (например, процесс сбора вознаграждений и их последующего распределения обладателям авторских и смежных прав) более прозрачными и наконец-то создать уже давно востребованный реестр объектов интеллектуальной собственности≫.

Опасаться, по его мнению, стоит, как всегда, перегибов. К примеру, провалившаяся с треском сомнительная затея с введением глобальной лицензии в интернете может получить второе дыхание в какомто трансформировавшемся виде, но теперь уже со стороны специального ведомства.

Остается надеяться, что позиция других ведомств и представителей медиаиндустрии, которые и ранее были против, останется неизменной.

Управляющий директор компании ≪Диасофт Платформа≫ Константин Варов считает, что идея создания ≪интеллектуального≫ мегарегулятора хорошая, однако вряд ли выполнимая на практике. ≪Кроме Роспатента у нас в стране есть еще Министерство обороны, ФСБ, МВД, которые также занимаются рассмотрением заявок по тем объектам интеллектуальной собствености, для которых установлена степень секретности ≪особой важности≫ или ≪совершенно секретно≫, а в ряде случаев и просто ≪секретно≫. Не думаю, что эти ведомства захотят поделиться с Роспатентом своими полномочиями≫, — подчеркивает он.

≪Мы пока настроены скептически≫, — говорит управляющий партнер юридической консалтинговой компании ≪Холдсвей≫ Константин Семенко. Рано еще судить, насколько обоснованно создание мегарегулятора в области интеллектуальной собственности на базе Роспатента, поскольку функционал и задачи нового ведомства пока точно не определены. Но веры в его эффективность, по словам Семенко, нет.

≪Был отработанный, работающий механизм, — поясняет свою мысль эксперт. — Худо-бедно, но механизм функционировал уже несколько лет. Механизм состоял из Роспатента, Суда по интеллектуальным правам (СИП), Арбитража (где рассматривались дела до создания СИП, непонятно, почему просто не отобрали состав судей в Арбитраже, которые специализируются на интеллектуальных правах, а создали целое ведомство), Российского авторского общества (РАО), Федерации правообладателей по коллективному управлению авторскими правами при использовании произведений в интерактивном режиме (НП ФАИР), Всероссийской организации интеллектуальной собственности (ВОИС), Российского союза правообладателей (РСП) и других НКО, в задачи которых входит защита прав на результаты интеллектуальной деятельности. Зачем объединять функционал всех НКО, а значит, и их самих с Роспатентом, не очень понятно. С нашей точки зрения, было достаточно уже имеющейся структуры≫.

≪Вообще ничего хорошего не получалось ни от одного слияния, — напоминает г-н Семенко. — Но будем надеяться, что новая служба, как бы она ни называлась — Роспатент или мегарегулятор на базе Роспатента, станет работать в интересах правообладателей. Чтобы в функции нового ведомства вошло создание и использование эффективных механизмов по защите интеллектуальных прав, а также улучшение диалога правообладателей и законодателей, в том числе возможность препятствовать таким постановлениям и нормативно-правовым документам, которые неэффективны в защите российских правообладателей, а зачастую представляют опасность и несут им вред≫. Б