Босс №09 2015 г.

Что за комиссия?

Спецпроект  | Импортозамещение
Текст | Дмитрий ПЕТРОВ

4 августа была образована правительственная Комиссия по импортозамещению. 11 августа она провела в Краснодарском крае первое заседание.

По словам председателя правительства и председателя комиссии Дмитрия Медведева, «задача комиссии — создать условия для собственного производства в тех отраслях, в тех секторах, где сохраняется высокий уровень зависимости от импорта. Это достаточно длинный перечень: станкостроение, большинство под- отраслей машиностроения, радиоэлектронная промышленность, легкая промышленность, фармацевтика, медицинская промышленность. По большому счету практически в каждой отрасли есть те или иные возможности для импортозамещения». На первом заседании комиссия обсуждала в первую очередь, как идет импортозамещение в отраслях агропромышленного комплекса.

Медведев подчеркнул на заседании комиссии, что «импортозамещение — это достаточно сложный процесс. Этот процесс не может происходить механически. У нас нет цели любой ценой заместить импорт- ные товары, тем более на посредственные товары отечественного производства. Это прежде всего и невыгодно экономически, и просто невозможно. Речь идет именно о том, чтобы российские предприятия — и промышленные, и сельскохозяйственные — производили как можно больше современной, качественной и востребованной продукции, продукции мирового уровня (вот в этом задача), которая сможет конкурировать не только на нашем рынке, но и на рынках других стран».

Премьер уверен: там, где производятся аналоги импортных товаров, нам нужно будет провести модернизацию действующих предприятий, увеличить выпуск продукции. Если таких аналогов нет, а продукция необходима для нормальной работы, следует как можно быстрее организовать производство уже в наших условиях и, конечно, стараться делать это на базе российских технологий там, где это возможно.

Две подкомиссии и два направления

Заседания комиссии будут проводиться не реже одного раза в квартал. Внутри комиссии сформируют два направления: одно — по гражданским отраслям, второе направление — по оборонке. Работу новой структуры, по словам премьера, также надо будет строить по двум направлениям. Во-первых, это координация деятельности федеральных органов исполнительной власти, региональных властей, государственных компаний, компаний с государственным участием, институтов развития по вопросам импортозамещения.

Во-вторых, с 10 января 2016 года комиссия начнет рассматривать вопросы, которые связаны с проведением государственных закупок в рамках конкретных инвестпроектов. В них вкладываются значительные государственные ресурсы, в том числе средства Фонда национального благосостояния и Внешэкономбанка. Важно, уточнил Дмитрий Медведев, чтобы эти деньги работали на развитие российских предприятий. «Мы будем стимулировать участников таких инвестпроектов — это государственные компании, компании с госучастием, — для того чтобы они проводили закупки необходимых товаров и услуг преимущественно у российских поставщиков», — заметил он. 

Отсрочка до начала 2016 года связана с необходимостью принятия большого количества нормативных актов, которые конкретизируют положения Федерального закона «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц». Поле деятельности у комиссии большое, уточнил премьер: «Оно и стратегическое, если хотите, идеологическое, и вполне адресное, конкретное применительно к инвестиционным проектам. Поэтому просил бы всех коллег, всех членов комиссии активно включиться».

Первая тема — АПК

Начало работы комиссии с обсуждения импортозамещения в АПК, по словам Медведева, неслучайно. Именно в сельском хозяйстве были приняты самые первые решения по развитию импортозамещения, раньше, чем в других отраслях, утвержден специальный план по содействию импортозамещению. Скорректирована государственная программа на период до 2020 года, которая была привязана к этим целям. Из федерального бюджета выделено дополнительное финансирование. Только в этом году на поддержку сельского хозяйства планируется направить почти 240 млрд рублей.

В марте 2015 года утвержден перечень инвестпроектов, которые ориентированы на развитие импортозамещающих производств в сельском хозяйстве. Их порядка 460. Объем инвестиций по ним тоже значительный — 265 млрд рублей.

Сельское хозяйство, по мнению премьера, получило и весьма мощный стимул в связи с введением так называемых ответных ограничительных мер, или эмбарго, по импорту продовольствия. Это достаточно широкий спектр сельхозпродукции.

Вице-премьер Дмитрий Рогозин отметил, что правительство предметно занимается импортозамещением в оборонной сфере. «Существуют детальные планы-графики замещения продукции военного назначения, а также комплектующих изделий к продукции военного назначения, которые формировались у нас еще год назад, сразу после того, как наступили известные события, связанные с госпереворотом на Украине, и после введения санкций», — отметил он.

Детальные планы-графики по Украине охватывают 186 образцов вооружения, военной, специальной техники. «Что касается стран НАТО и Европейского союза, то это более 800 образцов вооружения, военной, специальной техники. Итого получается примерно 1000 в целом и, соответственно, десятки тысяч конкретных изделий, которые требуется заместить. Сроки замещения: в том, что касается Украины, крайняя позиция — 2018 год. Самое сложное — это прежде всего газогенераторы, силовые машины для ряда надводных кораблей, а также авиационные двигатели для вертолетов и самолетов. По ним приняты все необходимые решения. Что касается стран НАТО и Европейского союза, самые поздние позиции будут реализованы в 2021 году, хотя они составляют отдельные доли процента. В основном 90% — также 2018 год (будет замещено)».

Подкомиссия Рогозина будет заниматься также отраслями двойного назначения. В авиации, судостроении, радиоэлектронике, двигателестроении и других подобных отраслях потребуется не только принятие решений по инвестиционным проектам, но и изменение ряда нормативных актов и просто конкретной технической документации. «Я приведу вам пример, — говорит Рогозин, — по судовому оборудованию у нас изначально в решениях проектантов заложена закупка импортной техники».

Вице-премьер Аркадий Дворкович замечает, что такие примеры есть во многих отраслях: в нефтяной, газовой промышленности, нефтехимии — везде присутствуют технические требования, которые изначально ориентированы на зарубежную продукцию. Если компании будут понимать, что в случае получения ими господдержки они обязаны ориентироваться на российскую продукцию в определенные сроки, где это возможно, они должны будут это делать. Именно такие вопросы станут рассматриваться на комиссии.

Ручная работа

Основные планы импортозамещения уже утверждены, подчеркнул вице-премьер Аркадий Дворкович. Сейчас идет их детализация, конкретизация, выбор непосредственных исполнителей, проходят различные конкурсные процедуры, процедуры размещения госзаказа, и это теперь уже абсолютно конкретная, иногда почти ручная работа, в которой правительство готово сотрудничать с предпринимателями. Б

Использованы материалы
официального портала Правительства РФ

 

Ольга КОСЕЦ: в любой ситуации — оставаться собой и идти вперед

Текст | Анна ИВАНОВА
Фото | Личный архив О.В.КОСЕЦ

 

О том, с чем приходится сталкиваться российским предпринимателям в современных условиях, президент межрегиональной общественной организации защиты и поддержки малого и среднего бизнеса «Деловые люди» Ольга Косец знает не понаслышке. Ведь помимо политической и общественной деятельности Ольга Валентиновна руководит швейной фабрикой «Софиано», которая расположена в Краснодаре.

Для начала хотелось бы понять, какими судьбами ветеринарный врач, аспирантка и преподаватель престижного кубанского вуза стала руководителем швейного производства?

— После окончания Кубанского государственного аграрного университета я занималась интереснейшими исследованиями в аспирантуре, но… сами понимаете, на зарплату преподавателя в 90-е прожить было невозможно, тем более когда в семье маленький ребенок. Именно так жизнь привела меня в предпринимательство.

Было и страшно, и непонятно. Однако глаза боятся, а руки делают. В те годы на рынки хлынула волна китайских товаров, а мы решили в эту бурлящую реку влиться со своим российским предложением. Спасли нас, скажем так, культурные различия. Дело в том, что лекала русского и китайского образца слишком разные. При пошиве одежды китайцы не учитывали особенностей анатомии россиян. А у нас огромные различия в стандартах фигур. Китай именно в производстве мужских брюк, деловой одежды оказался нам вовсе не конкурентом. Хотя и это еще не значит, что сразу легко было войти в рынок.

Начали с команды надомниц. Первый швейный цех появился не сразу. Отшивали на швейных машинках 22-го класса 50-х годов прошлого века — это единственное, что оказалось доступно. Сейчас «Софиано» — крупная швейная фабрика, где работает около 70 человек. Занимаемся пошивом классической одежды для мужчин, шьем школьную форму.

— Что касается рынка сбыта, насколько трудно было его наадить?

— Одно слово неверное — «было». Потому что до сих пор идет отладка системы сбыта в сфере малого и среднего предпринимательства. И ты постоянно вынужден бороться и искать, найти и не сдаваться. Далеко не все производители имеют собственные торговые точки, войти в торговые сети тоже непросто. Не каждый может позволить себе оплату пресловутого «входного билета», а также обеспечить поставки с отсрочкой платежа.

Правда, в последнее время кризис преподносит сюрпризы. Именно теперь для многих есть шанс удачно войти в ТЦ на низкой цене за счет пустующих площадей и попробовать раскрутиться. Проблема в том, что многим из нас нужны непосредственно оптовые продажи, а поиск партнеров — дело сложное. 

— Где же выход? Требуется господдержка?

— Поддержка необходима, это так. Рынок — система саморегулирующаяся. Надо всего лишь не мешать в сбыте продукции. У нас слишком зарегулирован сектор торговли: то нельзя, то ограничено, то только с особого разрешения. Так что чуть бóльшая свобода торговли и будет поддержкой для производителей. Совершенно необходимо создание на государственном уровне реестра предпринимателей.

На мой взгляд, этим плотно должны заняться торгово-промышленные палаты в регионах и городах — составлять базу данных, вести реестры предпринимателей по разным направлениям, образовывать, формировать площадки для контактов и взаимодействия. 

Сейчас на государственном уровне внесено правило об участии малого бизнеса в госконтрактах не менее 25% от объема, но есть проблема: большие корпорации не представляют себе, что мы, малые бизнесмены, можем. Что они про нас знают? Канцелярия, спецодежда — на таком вот уровне. Мы же можем многое. Однако каждый свое. Корпорации привыкли заказывать «широким ассортиментом» — с ног до головы. А в малом бизнесе иначе: кто-то делает сапоги хорошо и качественно, кто-то качественно и недорого шьет одежду, кто-то кепки. Конечно, корпорациям привычнее договориться с какой-то фирмой, которая все это «обеспечит». То есть закажет у этих самых мелких бизнесов и с наценкой объединит в один «пакет». Тем самым и для корпорации все станет дороже, и бизнес много не заработает.

На самом деле необходим более гибкий и оптимизирующий подход — исключить эти компании-прослойки и напрямую договариваться с малым бизнесом, что поможет найти золотую середину по цене, корпорациям сэкономить, а бизнесу — заработать. Но этому еще надо учиться.

— А тут и санкции, импортозамещение…

— Любой кризис можно использовать с умом. У сельхозсектора вообще самое время для развития — санкции лишь подстегивают отечественных сельхозпроизводителей, потому что спрос рождает предложение, а не наоборот.

У бизнеса же, который занимается промышленной продукцией, намного больше проблем.

К примеру, у швейников: российское — только работа, лекала и ярлычок, все остальное — импорт. Вот где трудятся на свой страх и риск, имея за спиной опыт двух кризисов — 1998 и 2008 годов. Покупательский спрос уже упал на 40%.

Сегодня большинство предпринимателей сходится во мнении, что импортозамещение должно затронуть все отрасли в равной степени. Надо понять, что это одна цепочка, в которой нельзя «спасать» какое-то одно звено. Мы не застрахованы от новых санкций, которые могут коснуться промтоваров, и государственная задача — тщательно продумать стратегию.

Я уже поясняла, почему нашей мужской одежде, к примеру, даже Китай не конкурент. Но ткани-то в цене растут, мы их закупаем по новому курсу. Правда, кризис позволил решить проблему затоваривания — все излишки практически ушли в продажу по старым ценам. В отношении школьной формы продукция «Софиано» востребована за счет качества. Требования к форме очень жесткие по составу ткани. Решение зачастую принимается на основании заявок школьных советов, родительских комитетов, а родители понимают разницу в качестве и влияние этой разницы на здоровье и комфорт детей. Однако сейчас для многих цена становится более весомым фактором. 

Для того же, чтобы нам, малому бизнесу, помочь найти своих сбытовиков, надо шире организовывать выставочную деятельность. Это вопрос государственный, вопрос для руководства регионов. В России всего две крупные выставки в секторе легкой промышленности — «Текстильлегпром» на ВВЦ и «СPM» в «Крокусе». Этого мало! И если уж государство привыкло понукать малый бизнес кнутом в виде регуляторов, налогов и сборов, то следует и пряники нам подкидывать в виде выставок, форумов, онлайн-площадок, госреестра.

Тот факт, что сегодня наши аграрии импортозамещают наперегонки, во многом обусловлен тем, что не так давно прекрасно отработал национальный проект. Аграрии смогли обеспечить технологическое перевооружение, начать восстановление сырьевой базы. Тогда как в отношении легкой промышленности пока такого нацпроекта не задумывалось, хотя ведь нам не легче. Утеряна мощная сырьевая база, утеряны традиции. Все это необходимо восстанавливать и даже не сейчас, а, как говорят, еще вчера. Так что проблемы легкой промышленности на самом
деле весьма тяжелые. Б

 

КОММЕНТАРИИ ЭКСПЕРТОВ

Владимир БУРМАТОВ,
депутат Государственной думы РФ:

На мой взгляд, в первую очередь комиссия должна зафиксировать приоритет российских производителей перед иностранными при прочих равных условиях. То есть если, например, в конкурсе на поставку строительной техники участвуют отечественные производители и зарубежные компании и их предложения сопоставимы по цене и качеству, то приоритет должен отдаваться отечественным производителям. Пока же на всех главных стройках
России, включая стадионы к чемпионату мира по футболу и космодром «Восточный», стоит импортная техника, а российские производители зачастую даже не допускаются до участия в конкурсах. Если они все же выигрывают конкурсы, предлагая лучшую по качеству и более привлекательную по цене продукцию, и даже когда с ними заключается договор, то все равно деньги уходят к зарубежным компаниям. Так было при строительстве стадиона к чемпионату мира по футболу в Ростове, где конкурс на поставку башенных кранов выиграли представители из Челябинской области. С ними заключили договор, однако деньги и подряд все равно ушли к китайцам. Именно китайские краны сейчас стоят на стройке в нарушение всех конкурсных процедур. 

Я поднимал этот вопрос и на встрече с министром промышленности Денисом Мантуровым, и с вице-премьером Дмитрием Рогозиным, после чего Спецстрою России, Минстрою и Федеральной антимонопольной службе были даны поручения проработать его. В официальном ответе Спецстроя РФ говорится, что ФАС не усматривает нарушения законодательства, если выбор будет делаться в пользу отечественных, а не зарубежных производителей
при прочих равных условиях, и что Правительство РФ вправе установить приоритет товаров, работ и услуг российского производства. Но, чтобы реализовать это на практике, в Спецстрой от правительства должен поступить соответствующий нормативный документ, закрепляющий это право.
Разработкой такого документа и его согласованием со всеми заинтересованными правительственными структурами могла бы заняться Комиссия по импортозамещению. Сделать это тем более проще, учитывая, что комиссию возглавляет председатель Правительства РФ Дмитрий Медведев, благодаря чему процедуры согласования могут быть пройдены значительно оперативнее.

 

Наталья ШАГАЙДА,

директор Центра агропродовольственной политики РАНХиГС:

Я считаю, такая комиссия должна сфокусироваться на стратегической цели: сделать так, чтобы какой-то набор продуктов (желательно, большой набор), производимых в стране, стал конкурентен по качеству и ценам с зарубежными аналогами. 

В этом случае фокусирование усилий государства на импортозамещении имеет смысл. В противном случае замещение российскими продуктами может привести к тому, что все мы будем покупать свои, но дорогие продукты. Самообеспеченность продуктами возрастет, а продовольственная независимость, если под этим понимать экономическую доступность продуктов для населения, снизится. И на экспорт такие продукты не отправить.

В области сельского хозяйства так и было: основную поддержку сельскому хозяйству оказывало не государство, а потребители, которые выплачивали за продукцию — за исключением нескольких продуктов, например зерна, — цену больше, чем была цена в ближайшей стране-импортере. Часто высокая цена определяется издержками, формирующимися за пределами сельского хозяйства. На их снижение было бы полезно направить все государственные усилия, чтобы бизнесу производство продуктов обходилось дешевле. Второе: нужна конкуренция производителей. В этой связи было бы полезно, если бы деятельность комиссии благоприятно отразилась не на отдельных компаниях, а на среде функционирования бизнеса в целом.

Девальвация уже частично выполнила функции комиссии: многие российские продукты стали дешевле импортных, хотя и их цена выросла. И без всяких усилий по повышению производительности, качества продуктов, снижению издержек. К ним повернулись магазины, создаются дополнительные стимулы для роста внутреннего производства.
Одно «но»: платежеспособный спрос снижается. Поэтому для импортозамещения нужен не только рост производства, но и стимулирование внутреннего спроса.

 

Маргарита ДАТСКАЯ,
президент бизнес-школы AMI:

По моему мнению, импортозамещение в России сталкивается с несколькими проблемами. Во-первых, это высокая стоимость денег в нашей стране, что влечет за собой практически безумную норму прибыли для потенциального продукта. Однако все рынки, на которых это возможно уже являются высококонкурентными (например, сфера ликеро-водочной продукции). Во-вторых, это огромная стоимость административного ресурса, попросту говоря, коррумпированность власти. Чем более глобальную идею хочет реализовать предприниматель, тем больше у него будет проблем. Получается, что для ведения более-менее стабильной деятельности ему не стоит выходить из уровня малого/среднего бизнеса.

Без решения этих двух проблем на государственном уровне развитие импортозамещения невозможно.

 

Николай ЖУРАВЛЕВ, генеральный 

директор «Мастерпланс»:

Мы пишем много бизнес-планов для сельскохозяйственных предприятий, и у меня такой вывод:

1. В первую очередь дать реалистичные временные горизонты относительно санкций. Риск того, что через полгода продовольственные санкции отменят, — это сильнейший тормоз для инвестиций. Нужно дать гарантии как минимум на три года, потому что год занимает подготовка земли или строительство теплиц. А дальше надо войти в товаро-
проводящие сети и закрепиться в них.

Яблоневые сады выходят на максимум производства с 3–5 лет. В общем, требуется время.

2. Решить вопрос с поставкой бесплатного газа всем новым предприятиям. Теплицам — так в обязательном порядке. Все равно объемы продаж у «Газпрома» упали значительно, газ надо куда-то девать.

В стране нет денег для капитальных инвестиций, но газ — это такой же капитал. Если дать его вместо денег, то у предприятий высвободятся средства для развития. Можно привязать газовые кредиты к сделанным инвестициям. Однако кредиты должны быть беспроцентными и длительными. От 7 лет.

 

Олег ГУБКА, директор по развитию
компании «Аванпост»:

На текущий момент создание комиссии — это, скорее, политический шаг, который необходим для развития темы импортозамещения. В этом нет ничего плохого и удивительного, потому что помощь государства бизнесу должна носить характер не прямого участия, а сводиться к созданию и поддержанию необходимой среды для его эффективного функционирования. Поэтому основным направлением работы комиссии видится подготовка законодательных инициатив, направленных на адекватные изменения в пользу отечественных производителей. То есть соответствующие меры должны носить не запретительный характер всего иностранного, а создавать преференции российским компаниям для развития собственной продукции до уровня западной и выше, при этом сохраняя необходимый для рынка уровень конкуренции.

 Первый такой шаг был сделан в области информационных технологий. 1 июля 2015 года президент России подписал закон, который в том числе устанавливает приоритет отечественного программного обеспечения при госзакупках. Хочется надеяться, что аналогичные меры будут разумно применяться и в других отраслях и окажутся направлены на стимулирование российских разработок и производств.

 

Валерий ШАНДАЛОВ,
президент группы Optima:

Если говорить об ИКТ, то импортозамещение, скорее всего, должно начаться с производства программного обеспечения. В апреле этого года Минкомсвязи уже подготовило проект постановления правительства, ограничивающего объемы западного ПО для госзакупок. Норма предлагается не радикально запретительная: мы имеем дело с мягкой силой, а именно с требованием использовать западное ПО только в тех случаях, когда его
нельзя заместить отечественным или ПО с открытыми софтверными кодами. Думаю, в госсекторе в ближайшие годы сложится тенденция к замене западного ПО на свободное ПО, что даст толчок развитию рынка информационной безопасности, потому что свободное ПО в отличие от западного нуждается в дополнительной защите. С другой стороны, мы будем наблюдать все большее развитие отечественных нишевых программных продуктов — в тех нишах, в которых они уже традиционно довольно сильны: бизнес-аналитика, документооборот. Вспомним хотя бы 1С и OPTIMA-WorkFlow. Этот второй процесс явится более плавным и предсказуемым, чем первый. Так или иначе импортозамещение в сфере ИКТ не станет в ближайшее время парадом сюрпризов. Скорее, это будет спокойный, поступательный процесс.

 

 Андрей БУРИН, руководитель департамента по работе 

с госсектором, компания «ФОРС»:

Вопрос импортозамещения у нас чересчур политизирован, что приводит к подмене понятий и путанице в проблеме импортозамещения в ИТ, а именно: путают импортозамещение с переходом на ПО со свободно распространяемым кодом (СПО). На текущий момент полное импортозамещение в области ИТ невозможно технически, но самое главное — нецелесообразно экономически. Необходимо понимать, что требуется разработка не просто прикладных систем, которых и так достаточно на рынке — 1С, «Парус» и т.д., да и вообще почти весь госсектор пользуется заказной отечественной разработкой, — требуется создание полнофункциональных мощных индустриальных платформ для крупного и среднего бизнеса, а здесь составить достойную конкуренцию решениям западных вендоров отечественные разработки не в силах. И вряд ли смогут в ближайшее время. Причем мы говорим лишь об области ПО, а с производством аппаратного обеспечения дела обстоят еще плачевнее, так как производство элементной базы в нашей стране практически отсутствует. Поэтому не надо вводить себя в заблуждение, что мы за пару лет разработаем операционную систему уровня Microsoft, Apple или базу данных уровня Oracle или IBM, потому что разработки последних — это не просто «софт», это целая инфраструктура, включающая собственные программно-аппаратные комплексы, облачные сервисы, отлаженную систему взаимодействия с независимыми разработчиками и пр. Причем там все это развивалось именно в здоровой конкурентной среде, без прямой государственной поддержки или жесткого регулирования, которым сейчас пытаются у нас заниматься.

 

 Антон ЛЕСНИЧИН,

руководитель направления мониторингакомпании iRZ Online:

Отечественные беспроводные технологии очевидно отстают по уровню развития от зарубежных. Когда сырьевая модель экономики перестала оправдывать себя, стал явным дефицит российских высокотехнологичных решений. Процесс импортозамещения в этой сфере будет долгим и непростым.

Во-первых, многие высокотехнологичные компании зависят от импортного оборудования и программного обеспечения. Переход на отечественные аналоги требует значительных материальных затрат, не говоря уже о времени и трудовых ресурсах.
Во-вторых, отрасль испытывает нехватку высококвалифицированных кадров. По статистике, уровень математической подготовки школьников и студентов в целом по России снижается год от года.

В этой ситуации выиграют компании, имеющие собственные центры разработки и производства. Им удастся избежать и проблем юридического характера, с которыми сталкиваются компании из-за последних изменений законодательства в сфере регулирования ИТ. В частности, с 1 сентября вступают в силу поправки к Закону «О персональных данных», обязывающие хранить данные россиян на серверах, расположенных в России. Сейчас компании, разрабатывающие и производящие оборудование и программное обеспечение в России, получат конкурентное преимущество. Многое будет зависеть от поддержки отрасли со стороны государства.

 

Игорь АНУФРИЕВ, генеральный
директор компании Eaton в России:

Процентное соотношение отечественной и зарубежной технологической продукции отличается в зависимости от сегментов и продуктов. Например, уровень конкуренции на российском рынке шинопроводов, если привести в пример электротехнический рынок, сопоставим с зарубежным, и на нем присутствует довольно большое количество российских игроков. Если же говорить о распределительных устройствах высокого и среднего напряжения, ситуация кардинально другая — бóльшую долю занимают европейские производители.

Российские производители технологий для энергетического комплекса, безусловно, есть, но еще далеко не все из них способны конкурировать с западными корпорациями. Зарубежные игроки — лидеры рынка имеют многолетнюю экспертизу, крупные объемы инвестиций в разработки, большой штат профессионалов. В России сопоставимых
по масштабу производителей пока нет. Для появления таких компаний должно пройти время. По моим оценкам, 3–4 года минимум. Российские компании имеют хороший потенциал разработки современных технологий для индустрии, однако без соответствующего опыта и экспертизы, достаточных для реализации крупных проектов, которыми обладают международные корпорации, им будет непросто достичь высоких результатов.

Способствовать более скорому появлению российских компаний-разработчиков смогут государственная поддержка и развитие международного сотрудничества между компаниями — производителями высокотехнологичных решений, — как зарубежными, так и отечественными. Российским компаниям есть чему поучиться у западных коллег, и, в свою очередь, у многих иностранных компаний есть возможность позаимствовать у отечественных компаний знания и опыт ведения проектов в России.

 

Игорь АНТОНЕНКО, начальник отдела
маркетинга НПП «СпецТек»:

Федеральным законом от 29.06.2015 №188-ФЗ внесены изменения в статью 14 Федерального закона от 05.04.2013 №44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд». А именно: часть 3 статьи 14 дополнена нормой, согласно которой Правительству РФ даны полномочия устанавливать запрет (ограничение) на допуск к торгам товаров, работ, услуг, происходящих
из иностранных государств.

Характерное название закона №44-ФЗ и внесенные в него изменения оставляют на первый взгляд впечатление, что теперь государственные и муниципальные субъекты будут осуществлять закупки отечественной продукции в тех случаях, когда на закупку иностранной продукции установят запрет (ограничение). Однако это новшество коснется
лишь части государственных субъектов.

Дело в том, что по 44-му ФЗ работают далеко не все государственные и муниципальные субъекты. Львиная их доля осуществляет закупки по Федеральному закону от 18.07.2011 №223-ФЗ. И как раз в этот закон никакие ограничения на закупку иностранной продукции не вносятся. А по 223-му ФЗ работает почти весь государственный промышленный сектор, в том числе государственные и муниципальные унитарные предприятия (100% в собственности государства или муниципального образования), хозяйственные общества, в уставном капитале которых доля участия РФ, субъекта РФ, муниципального образования в совокупности превышает 50%.

Последние обязаны осуществлять закупки по 44-му ФЗ только в том случае, если на закупку им целевым образом предоставляются средства из бюджета (см. п. 4 и 5 ст. 15 этого закона). Свои же средства они вправе свободно тратить на закупку иностранной продукции без каких-либо ограничений. Ну как «свои»… Когда это ФГУП, то единственным участником (учредителем) является государство, и все средства за вычетом расходов на зарплату и прочих — это средства учредителя, то есть государства. А если это хозяйственное общество с государственным участием, то эти средства более чем на 50% тоже государственные.

То есть органы законодательной власти РФ, не внося в 223-й ФЗ аналогичных запретов (ограничений) на допуск иностранной продукции, соглашаются с тем, что значительное число государственных и муниципальных субъектов будет вполне легально осуществлять закупки иностранной продукции без каких-либо ограничений. Более того, даже тем лицам, которые обязаны работать по 44-му ФЗ (бюджетные учреждения), в этом же законе предоставлена возможность «соскочить» на 223-й ФЗ (см. п. 2 ст. 15 закона №44-ФЗ).

Таким образом, предпринятые законодательные меры по поддержке отечественного производителя и импортозамещения представляются как минимум половинчатыми и свидетельствуют о сильном лобби крупнейших иностранных производителей и поставщиков в органах власти РФ, которое не позволило ввести эти меры должным образом.

 

 Даниил СОМОВ,

управляющий партнер Издательского дома RETAILER:

Мы исследовали ситуацию прошлой осенью. По факту на участниках потребительского рынка введение санкций отразилось, скорее, положительно. Отечественные поставщики в некоторых сегментах здорово нарастили свои продажи через сети, а сети перетряхнули свой ассортимент, обновили свои знания в области отечественных поставщиков и мировой географии — это все процесс на пользу. Однако за все в итоге заплатил покупатель через повышение розничных цен.

По нашим оценкам, сразу после ввода российских санкций закупочные цены подскочили на 5–20%, крупные сетевые розничные компании еще некоторое время имели возможность сдерживать рост розничных цен, но их доля в общем обороте РТО слишком мала, поэтому российский покупатель платит за всех.

 

Владислав БЫХАНОВ,
партнер хедхантинговой компании Cornerstone:

Основная проблема российского АПК в том, что правила игры диктуют крупные ритейл-сети типа «Ашана» и «Метро», у которых есть договоренности на глобальном уровне с иностранными производителями и поставщиками. Не всегда российским поставщикам находится место в этой сложной цепочке. Кроме того, отечественный АПК не в состоянии гарантировать бесперебойные поставки продукции в сети. Это обусловлено как климатическими условиями, так и недостаточной развитостью производственных мощностей. С присоединением новых южных территорий возможностей у российского АПК значительно прибавилось. Будем надеяться, что в течение ближайших 2–3 лет отечественные производители смогут составить конкуренцию западным и российская продукция займет достойное место на продуктовых полках. Мы советуем абитуриентам и молодым специалистам присмотреться к с/х отрасли, в которой, по нашим прогнозам, должно увеличиться количество вакансий и вырасти потребность в профессиональных российских специалистах, дефицит которых всегда наблюдался в АПК.

 

Александр БУЗАКОВ,

руководитель департамента спортивных продаж ГК PURE:

Позитивные факторы для импортозамещения — это рост доллара и подорожание иностранной продукции, благодаря чему освобождаются полки под наши товары. Сейчас мы легко конкурируем по цене с иностранными брендами, которые более 20 лет доминировали на нашем рынке, выходим на новые рынки, запускаем продукты, совершенствуем уже имеющуюся линейку продукции, модернизируем производство, тем самым увеличиваем количество рабочих мест, в том числе в регионах с высокой безработицей.

А негативные факторы — отсутствие требуемого количества сырья в нашей стране и, как следствие, серьезная зависимость от поставок зарубежного высокотехнологичного сырья. Кроме того, сюда можно отнести возникновение новых отечественных брендов, работающих без необходимой разрешительной документации. Ну и, конечно, предвзятое отношение потребителей к отечественным товарам.

Также важно и то, что отсутствует государственная поддержка нашей отрасли.

 

Отечественные компании обладают требующимся потенциалом, для того чтобы полностью заменить иностранные бренды на полках магазинов. На данный момент на долю зарубежного спортивного питания в России приходится порядка 50%, хотя еще в конце 2014 года эта цифра составляла 80%. Если тенденция на валютном рынке сохранится и дальше, то доля зарубежного спортивного питания на рынке составит всего 30%.

Для более успешного импортозамещения со стороны государства нужна поддержка — субсидирование бизнеса на льготных условиях. Поддержка в развитии продовольственно-сырьевой базы, особенно в молочной отрасли. Более серьезный контроль ввоза продукции из-за рубежа. На сегодняшний день порядка 70% импортных брендов на полки спортивных магазинов попадает по фальсифицированным документам.

 

Александр ЕНДОВИН,
соучредитель Бельгийской пивной «0.33»:

После введения эмбарго у нас в «0.33» доля российских и белорусских продуктов составляет около 40%. Это довольно много, и это результат программы импортозамещения. Но на этом позитивные новости заканчиваются.

Начинается негатив, от которого страдают клиенты:

  • Эти продукты чаще всего дороже импортных.
  • Они категорически более низкого качества.
  • Даже этот — невысокий — уровень не всегда выдерживается: иногда продукты бывают еще и отвратительного качества.
  • Периодически происходят сбои в поставках.

Вот классический пример. Бельгийское национальное блюдо — свежие мидии в белом вине. Норвежские — чисто промытые, калиброванные и недорогие — сменились крымскими и беломорскими — в тине и полипах, мелкими или очень мелкими. Стоят они теперь в полтора раза дороже и бывают в наличии далеко не всегда.

Такая же беда — сыры. Ну нельзя в России сделать моцареллу. Ее даже в Италии нигде, кроме Кампаньи, не производят. Потому что бессмысленно. Потому что нужно именно это молоко буйволиц, пасшихся именно на этих травах.

Вот и все импортозамещение. Б