Недоступные закупки

Рубрика | Государственные закупки
Текст | Валерия ЛАШКЕВИЧ, АСИ

С первого июля 2015 года в России начинает действовать норма, по которой годовой объем закупок госкомпаний у субъектов малого и среднего предпринимательства должен составить не менее 18% от совокупного годового стоимостного объема договоров. Однако, как показывает опыт членов Всероссийского объединения предпринимателей «Клуб лидеров», выполнение этой нормы может оказаться под угрозой. Виной тому — противодействие самих компаний с государственным участием и несовершенство законодательства.

Обязанность заказчиков довести годовой объем закупок у субъектов малого и среднего предпринимательства до уровня не менее чем 18% от совокупного годового стоимостного объема договоров прописана в постановлении Правительства РФ «Об особенностях участия субъектов малого и среднего предпринимательства в закупках товаров, работ и услуг отдельными видами юридических лиц» от 11 декабря 2014 года №1352. С 1 июля она станет обязательной для юридических лиц, годовой объем выручки которых составляет более 10 млрд рублей. А с 1 января будущего года это правило будет введено для всех юридических лиц, работающих на территории страны.

Годовой объем прямых договоров, подписанных с субъектами МСБ по результатам специальных процедур, должен составлять по меньшей мере 10%. Кроме того, предусмотрено сокращение до 20 рабочих дней сроков подписания договора с малым бизнесом, утверждение заказчиком перечня товаров, работ и услуг, закупки которых осуществляются у субъектов малого и среднего предпринимательства, а также сокращение до 30 календарных дней срока оплаты работ, выполненных такими предприятиями.

«Целевые показатели по доступу малого и среднего предпринимательства к закупкам компаний с госучастием, скорее всего, достигнуты не будут. Члены Клуба лидеров приняли участие в тендерах нескольких компаний и почти все получили отказ, несмотря на конкурентное предложение и большой опыт работы на рынке. Из семи тендеров, в которых они принимали участие, членам клуба удалось выиграть только один, и то после подачи жалобы в ФАС и проведения повторного тендера», — рассказывает председатель клуба Артем Аветисян.
Закон пока лишь прописывает обязанность поддерживать таким образом малые и средние предприятия, однако ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение в явном виде нет. Возможно, по этой причине компании с госучастием не торопятся допускать малый и средний бизнес к своим тендерам, предполагает эксперт.
Впрочем, сама система закупок выстроена так, что малому бизнесу крайне трудно принимать в них участие. Следует напомнить, что в отличие от системы закупок для государственных и муниципальных нужд, действующей с 1999 года, законодательное регулирование закупок компаний с госучастием — явление достаточно новое. Федеральный закон «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц», известный как 223-й ФЗ, вступил в силу лишь 1 января 2012 года. При этом он носит гораздо более общий, рамочный характер, что фактически позволяет каждому заказчику устанавливать собственные правила торгов.
Простой пример: госзакупки осуществляются только на пяти утвержденных правительством электронных площадках: это ЗАО «Сбербанк — АСТ», ОАО «Единая электронная торговая площадка», ГУП «Агентство по государственному заказу РТ», ЗАО «ММВБ-Информационые технологии» и ООО «РТС-тендер». В сфере закупок у компаний с госучастием действуют сотни разных электронных торговых площадок, и у каждой свои правила. И если для участия в госзакупках достаточно производить мониторинг пяти площадок, то в случае с госкомпаниями предприниматель должен держать в штате отдельного сотрудника, который будет заниматься изучением сотен сайтов и разбираться в правилах их работы. Далеко не каждое малое предприятие может себе позволить нанимать лишнего сотрудника без всякой гарантии на успех. Член Клуба лидеров Елена Дыбова, к примеру, несмотря на опыт участия в электронных торгах, так и не смогла даже зарегистрировать заявку на площадке Газпромбанк.ру из-за крайней сложности ее построения.
Кроме того, само участие в торгах платное, что сразу же отсекает многих представителей малого и среднего бизнеса. Например, разовое участие в торгах на площадке Газнефтеторг.ру стоит 10 тыс. рублей, а годовое — уже 85 тысяч. При этом, как это было с членом клуба Сергеем Маркиным, в случае отклонения заявки деньги не возвращаются. Он участвовал в открытом запросе предложений на поставку трубной продукции компании «Газпром Газораспределение Волгоград». Заявку отклонили из-за отсутствия среди документов газового сертификата. Следует отметить, что данный вид сертификата относится к разряду добровольного сертифицирования, оформляется почти год и прохождение сертификации платное — около 2 млн рублей.
Заявку другого члена клуба Андрея Яковлева отклонили по еще более надуманному предлогу. Он участвовал в электронном аукционе на ремонт одного из отделений Пенсионного фонда России в Санкт-Петербурге, но проиграл по следующей причине: в требованиях был указан расход количества воды на 1 кг смеси для выравнивания пола — в диапазоне от 0,23 до 0,28 литров на кг. Компания Яковлева в документах обозначила пороговое значение в 0,28 кг. Оказалось, что нельзя указывать конкретное значение, требовалось тоже указать диапазон.
Следует особо отметить, что члены клуба выбирали лишь те заявки, где они были уверены в своей компетентности. Огромное количество запросов изначально сформулировано таким образом, чтобы допустить исключительно «своих» поставщиков. Фантазии составителей заявок буквально нет границ: избыточные требования, нереальные сроки поставок и множество других ухищрений.
Не только члены Клуба лидеров сталкиваются с невозможностью даже подступиться к тендеру — об этом говорят предприниматели по всей стране. Директор и владелец группы компаний «Сокол» Алексей Соколов несколько раз пробовал участвовать в тендерах крупных госкомпаний, потратил на это столько времени, денег и нервов, что отказался от госзаказа. Он уверен, как и многие предприниматели: не аффилированная с заказчиком компания имеет практически нулевые шансы победить в тендере. При этом, убежден предприниматель, ни наличие отдельного штата для грамотного многоразового заполнения тендерной документации, ни явные конкурентные преимущества продукции и самого предприятия не гарантируют получение госзаказа. В частности, в строительном сегменте между производителем и госкомпанией всегда стоит архитектор, который диктует заказчику условия. При этом приоритет отдается более дорогому и, как правило, импортному материалу. Конкретный пример: на станции метро «Невский проспект» в Санкт-Петербурге вместо российской агломератной плитки стоимостью 600 рублей за метр лежит схожий по характеристикам чешский агломерат за 2500 рублей за метр (цены указаны «докризисные»).
Аргумент архитектора железный: «Я так вижу!». В недавнем тендере на мощение Большой Конюшенной улицы в том же Санкт-Петербурге строчка в документации «укладка и мощение» не подразумевает просто «поставку» материала. Следовательно, российский производитель участвовать в таком тендере напрямую не может, а участвует именно строительная организация. В результате стоимость гранитной плиты возрастает с 4000 до 49 000 рублей. Делаем вывод: стоимость укладки превышает стоимость материала в 10 раз!
В Москве тоже есть «интересные» кейсы, отмечает предприниматель. К примеру, в тендере на отделку станций Московского метрополитена значится натуральный гранит, исторически используемый для этого. Он должен быть толщиной 30 мм по ГОСТу. Однако время не стоит на месте, и гранит сегодня пилят на современном оборудовании плитами по 10 мм, что существенно дешевле, при этом легче и безопаснее. Но ГОСТы есть ГОСТы, разводит руками заказчик.
В итоге, согласно сведениям Министерства экономического развития, в 2014 году доля закупок госкомпаний «у единственного поставщика» составляла 48% от общего числа закупок. Кроме того, очень распространена практика так называемых иных способов закупки (более 2,7 тысяч наименований).
Следует напомнить, что в соответствии с поручением президента Владимира Путина Клуб лидеров проводит работу по анализу эффективности принимаемых мер по сокращению количества и стоимости административных процедур. Контрольные закупки клуба — это конкретные кейсы, собранные реальными предпринимателями, четко отражающие ситуацию, а не просто статданные. О результатах этой работы председатель Клуба лидеров Артем Аветисян регулярно докладывает главе государства. Пока единственная удача членов клуба — тендер на поставку извести для компании «Челныводоканал», дочерней структуры «КамАЗа». Изначально заявка члена клуба Ксении Меньшиковой была отвергнута по формальному признаку: обнаружилась опечатка одной цифры в дате бумажного документа, в то время как в электронной версии все верно. После подачи жалобы в ФАС и проведения повторного тендера ей удалось выиграть.
Однако принимаемые правительством меры дают малому предпринимательству шанс на серьезное улучшение положения дел в сфере закупок у компаний с госучастием.
Бизнес возлагает серьезные надежды на появление нового органа по государственной поддержке малого и среднего предпринимательства. В проекте указа президента «О мерах по дальнейшему развитию малого и среднего предпринимательства» предусмотрено создание акционерного общества «Федеральная корпорация развития малого и среднего предпринимательства». Одной из задач новой структуры должна стать организация мероприятий «направленных на увеличение доли закупок (в годовом объеме) товаров, работ, услуг государственными корпорациями, государственными компаниями, хозяйственными обществами, в уставном капитале которых доля участия Российской Федерации превышает 50%, и дочерними хозяйственными обществами, более 50% уставного капитала которых принадлежит указанным юридическим лицам, а также иными заказчиками у субъектов малого и среднего предпринимательства». Кроме того, «осуществление оценки соответствия закупок товаров, работ, услуг требованиям законодательства Российской Федерации, предусматривающего участие субъектов малого и среднего предпринимательства в закупках».
Еще один важный шаг для малого и среднего бизнеса — введение пилотных программ партнерства. Подобные программы уже утвердили ОАО «Газпром», ОАО «РЖД», ОАО «Россети» и ГК «Автодор». С 1 июля 2015 года аналогичные пилотные программы партнерства вправе утвердить и остальные заказчики, годовой объем выручки которых составляет более 10 млрд рублей.
«Чтобы попасть в такую программу, — говорит председатель Клуба лидеров Артем Аветисян, — представитель МСП обязан соответствовать определенным требованиям, а именно исполнить не менее двух договоров, заключенных с заказчиком по результатам закупок, без взыскания неустоек, а также пройти установленные заказчиком в соответствии с положением о закупке процедуры определения соответствия МСП требованиям, предъявляемым к поставщикам. Основное преимущество участия в подобной программе партнерства — заключение с участником договора с авансированием в размере не менее 30% от суммы договора».
В пользу чаяний предпринимателей говорят реальные цифры. В 2014 году была установлена норма, по которой минимум 15% закупок в системе госзаказа должны приходиться на малый бизнес. В течение первого года объем торгов с их привлечением вырос сразу на 62% в денежном выражении и на 54% — в количественном, следует из данных Ассоциации электронных торговых площадок (АЭТП). Однако, несмотря на заметный номинальный рост закупок у небольших компаний, на практике уровень конкуренции в этой сфере остается ограниченным. Средняя начальная цена торгов возросла незначительно — с 696 тыс. рублей в 2013 году до 714 тыс. рублей в 2014-м (в процессе торгов она снижалась в среднем на 15—17%). На госзаказ пришлось более 90% закупок у малого бизнеса, госкомпании в прошлом году контракты с ним заключать не спешили. Количество торгов, объявленных исключительно для представителей малого бизнеса, составило 25% от общего числа госзакупок.
Введение данной меры помогло не только предприятиям малого бизнеса, но и в целом способствовало оздоровлению госзакупок. Так, доля фиктивных торгов (то есть с одним участником или вообще без них) снизилась с 27% в 2013 году (в стоимостном и количественном выражении) до 17% в стоимостном и 24% в количественном в 2014 году. «И это только начало. Убежден, что расширение возможностей для малого и среднего предпринимательства не просто поддержит бизнес в непростой экономической ситуации, но и даст новый импульс развитию самых разных секторов экономики и в конечном итоге всей нашей страны», — заявил Артем Аветисян.

 

Сергей ПИГОЛКИН: существующее положение вещей затрудняет участие в тендерах представителей именно малого бизнеса

Сергей ПИГОЛКИН – основатель проекта тендерного консалтинга «Закупки.ру» (IS-ZAKUPKI.RU).
Две ключевые проблемы в настоящий момент: несовершенство законодательства, регламентирующего сферу государственных и коммерческих закупок, а также высокая коррупционная составляющая в ней. Данные недостатки, в свою очередь, влекут за собой множество других, более конкретных и практических проблем, существенно тормозящих развитие указанной сферы и мешающих бизнесу активно, а главное — эффективно участвовать в тендерах.
Я, конечно, не смогу перечислить и раскрыть все негативные аспекты в обозначенной области, однако постараюсь рассказать о тех моментах и трудностях, с которыми наиболее часто сталкиваются тысячи наши клиентов, а мы, как специалисты с многолетним опытом, их решаем.
Начнем, наверное, с самого наболевшего.


Сговор
Существует проблема договоренности заказчиков с нужным им поставщиком. Под таковых участников прописываются детальные технические задания, вносятся несущественные или абсурдные характеристики относительно основного предмета закупки и другие требования. Да, все это известно, и все это есть. Мне кажется, подробно говорить об этом не имеет никакого смысла, так как эти проблемы были, есть и будут. Однако хочу обратить внимание на следующее.
Заранее «распиленных» тендеров не больше 40% от общей массы, то есть 60%, а это более 14 триллионов рублей ежегодно, вполне конкурентоспособные. Более того, не все везде «схвачено»! Если активно отстаивать свои права и интересы, абсолютно реально добиться того, чтобы не просто поучаствовать в закупке, но и победить. Мы же, к примеру, регулярно выигрываем от 10 до 30% всех тендеров (в зависимости от отрасли рынка и сезона), в которых участвуют наши клиенты.


Демпинг
Начальная цена контракта до сих пор подчас снижается до таких пределов, что многим организациям просто невыгодно исполнять контракты по «обваленным» ценам, не имеющим ничего общего с реально существующими на рынке. Тем не менее могу точно сказать, что немало закупок и по вполне приемлемым ценам.


Сжатые сроки подачи заявок
Действительно, сроки подачи заявок небесконечны, и их надо соблюдать, что бывает нелегко. Более того, даже найти подходящий для вашего бизнеса тендер из более чем 6000 источников непросто. Затем необходимо проанализировать условия участия, произвести расчет поставки, согласовать все эти моменты с несколькими ответственными лицами внутри компании. К слову, в разных компаниях только на эти шаги уходит два-три дня, после чего юристы готовят и подают заявку. И это при условии, что у вас уже есть электронная подпись и аккредитация на той ФЭТП, где проводится аукцион.


Отсутствие юридической грамотности заказчика или «прикрытие» неграмотностью коррупционных целей
Некоторые заказчики выдвигают незаконные или некорректные требования к участникам закупок.
Так, например, пользуясь незаконной, но фактически сложившейся практикой согласования проектов банковских гарантий с заказчиком, последний при таком согласовании часто просит изменить или убрать тот или иной пункт, который в принципе не противоречит ни Закону №44-ФЗ, ни тендерной документации. Результатом этого может стать то, что победитель закупки не успеет предоставить гарантию в срок и ­потеряет ­контракт.
Техзадания и сметы, не соответствующие действительности
Нередко заказчики размещают в составе тендерных документаций такие технические задания и сметы, которые не соответствуют действительности. Либо заказчик, составляя смету, не догадывается о дополнительных работах, которые могут обнаружиться при выполнении контракта, либо намеренно не указывает их. Заказчики делают это, чтобы ограничить участников или чтобы последние в случае победы выполняли неучтенные работы без оплаты. Этого можно избежать, если грамотно отстаивать свои интересы.


Техзадания в формате, не позволяющем с ними работать
Иногда заказчики размещают в составе тендерных документаций очень большие и сложные технические задания в формате pdf, не допускающем копирования, закрытые паролем, недоступные для перевода. Данное обстоятельство существенно сокращает шанс на то, чтобы успеть подготовить заявку на участие. Зачастую элементарно не хватает времени, чтобы перепечатать весь текст для его дальнейшей правки.


Малое число тендеров с авансом
Многие поставщики ищут тендеры с предоплатой, так как постоплата, как правило, непозволительная роскошь для малого бизнеса. Однако тендеров с предоплатой очень мало, что создает дополнительный барьер для входа на этот рынок молодых компаний и компаний со скромным бюджетом. Ради справедливости все же стоит отметить, что закон гарантирует победителю тендера, проводимого для малого бизнеса, оплату в течение 30 дней с момента закрытия контракта без вариантов и уловок.


Отсутствие ЕИС
Немаловажная проблема — отсутствие построенной и функционирующей единой информационной системы. Одним из следствий этого является то, что возникают трудности с отправкой котировочных заявок заказчику и жалоб в контролирующие органы по электронной почте. В рамках этой же ситуации следует отметить и частые технические сбои главных интернет-ресурсов: «зависания» и регламентные работы на сайте ZAKUPKI.GOV.RU, а также на ФЭТП.


Сложность оперативного получения банковских гарантий
Участникам госзакупок известно, что большинство контрактов требует обеспечения, то есть некой финансовой страховки заказчика от недобросовестного поставщика. Таковая страховка предусмотрена законом в виде предоставления победителем тендера банковской гарантии или денежных средств. У многих предпринимателей не хватает свободных денежных средств пускай и для временного, но все же исключения из оборота, поэтому они стремятся получить банковские гарантии, а быстро сделать это крайне сложно. Очень мало банков работает дистанционно и оперативно рассматривает заявки, однако, выбрав «правильный» банк, коих 5% из всех, выдающих такие гарантии, вполне реально получить документ вовремя.


Высокая комиссия банка за выдачу банковских гарантий и тендерных займов
Хочу отметить, что комиссии банков за выдачу банковских гарантий или за тендерный займ весьма высокие, что делает их для определенной категории участников тендеров либо крайне обременительными и невыгодными, либо недоступными вовсе. Таким образом, существующее положение вещей затрудняет участие в тендерах представителей прежде всего малого бизнеса.


Подведу итог. Да, тендеров огромное количество, да, готовить заявки и участвовать в закупках непросто. Тем не менее я убежден, что этот канал сбыта крайне привлекателен, а в сегодняшних экономических условиях он становится одним из главных и результативных, так как государство всегда закупало, закупает и будет закупать самые разные товары, работы и услуги. Поэтому игнорировать его или «опускать руки» из-за некоторых сложностей освоения, на мой взгляд, просто непозволительно для любого бизнеса, который не только намерен «оставаться на плаву», но и развиваться в дальнейшем. Если же вход на этот рынок или экономически обоснованное существование на нем для вас слишком сложны, то вы всегда можете обратиться к нам. Специалисты проекта «Закупки.ру» (is-zakupki.ru) будут рады помочь решить любой возникший вопрос на пути к победе в тендере.

 

МНЕНИЯ БОССОВ

 

Данил Галимзянов, управляющий партнер компании «Тендер-Эксперт» (Казань):
Несмотря на то что в последние годы система госзакупок претерпела значительные изменения в сторону упрощения и удобства, участие в тендерах до сих пор остается «тайным знанием», которым обладает только порядка 10% компаний.
В умах большинства предпринимателей это все еще сложно, долго, дорого и «схвачено», в то время как для некоторых, кто преодолел этот барьер незнания, тендеры стали постоянным источником заказов, особенно полезным сейчас, в кризисное время, когда многие рынки просели.

Андрей Максимов, генеральный директор консультационной компании «КРАМ» (Москва):
Хотел бы отдельно сказать о тендерах в сфере услуг. Здесь есть три серьезных проблемы, которые превращают в иллюзию возможность малого бизнеса побеждать в тендерах. Первая из них — жесткие требования по юридическому опыту. У молодых компаний (которые чаще всего и являются малым бизнесом) формального, подтвержденного договорами опыта мало. При этом в них могут работать сотрудники с обширным опытом и стажем, доказанным отзывами, рекомендациями, благодарственными письмами и т.д. Сотрудничество с такими формально молодыми компаниями полностью безопасно для заказчика, но… невозможно. Так как ничто, кроме копий договоров, не является сегодня документом для подтверждения опыта. В итоге малый бизнес не может побеждать в тендерах из-за недостаточно количества договоров, а крупные компании продолжают и дальше наращивать свой «договорной» багаж. Замкнутый круг, поддержка малого бизнеса не работает.
Что можно сделать? Добавить возможность подтверждения опыта не только договорами, но и подтверждаемыми отзывами и рекомендациями.
Вторая проблема — высокие обеспечения заявок. Опять же, я говорю о сфере услуг, где заказчики, как правило, используют максимальные ставки и проценты обеспечения заявок/договоров. Малый и средний бизнес (что понятно из самого его названия!) не имеет возможности вкладывать и замораживать большие средства в обеспечениях заявок и договоров в надежде получить первые оплаты через 5—7 месяцев (и да, это третья проблема — большая отсрочка платежей по госконтрактам). Кредиты под эти цели малым компаниям банки также дают неохотно и, как правило, не на всю сумму. Поэтому, даже если малое предприятие кое-как справилось с первой проблемой, оно полностью бессильно перед второй.
Как решать этот конфликт? Добавить заказчику возможность избавить/изменить ставку обеспечения заявки и договора, а также график оплат для представителя МСП.
Есть еще большое множество проблем, но все они менее критичны. Те же, которые я указал выше, сводят на «нет» все усилия власти, направленные на стимуляцию участия МСП в тендерах. Сегодня в сфере услуг тендеры для МСП полностью недоступны.

Вячеслав Тертус, предприниматель, г. Севастополь:
Расскажу об участии в госзакупках мелких компаний в городе Севастополе и Крымском федеральном округе в целом.
Пункт первый. Вхождение в госзакупки. Тут глобальных сложностей нет. Очень многие продают цифровые подписи, которые могут быть использованы для регистрации на торговых площадках.
Ограничение конкуренции. В городе Севастополе властями было создано огромное количество ГУПов. При этом большая часть этих ГУПов появилась в декабре 2014-го — январе 2015 года.
Эти ГУПы в нарушение законодательства об ограничении конкуренции производят огромное количество закупок у одного и того же поставщика. При этом единственным объяснением звучит фраза: «Нам (заказчику) так сказали в ….» — и далее различные варианты, где сказали.
Например, одна из налоговых инспекций производит госзакупку у единственного поставщика по услугам круглосуточной охраны. Почему у одного и того же поставщика — неизвестно.
Только моей фирмой за 2014 год зарегистрированы четыре охранных предприятия, которые могли бы участвовать в этом конкурсе, но никто не станет рассматривать их заявку, так как их подача не предусмотрена процедурой.
Или ЗАО «Морской регистр судоходства» производит госзакупку юридических услуг у единственного поставщика. Уж эти услуги могло им предоставить огромное число фирм в городе и за его пределами, но… единственный поставщик.
Еще. Государственный санаторий пишет заявку на аукцион по постельному белью, что им нужно постельное белье зеленого цвета «Ромашка». Что такое «зеленый цвет “Ромашка”»? Звоним контрактному управляющему и получаем ответ, что нас данная закупка не касается.
Намного интереснее вариант, когда заказчик требует перечисление обеспечительного платежа в сумме 10% контракта на его собственный расчетный счет. Это вообще чистое мошенничество. Ведь в случае проигрыша в конкурсе возврата денег можно ждать вечность.
И таких примеров масса. Поэтому основная проблема — нежелание государственных структур подпускать к госзакупкам мелкий и средний бизнес.

Алексей Гасанов, генеральный директор RentExpress:
Основная наша проблема в том, что в сфере транспортного обслуживания практически на всех конкурсах, за исключением откровенно невыгодных для нас, мы вынуждены конкурировать с компаниями-гигантами, ставшими наследниками крупных советских предприятий. По таким параметрам, как, например, объем аналогичных выполненных услуг или наличие своей материально-технической базы мы просто принципиально не можем конкурировать с ними, у нас разные модели бизнеса.

Роман Майоров, генеральный директор группы компаний «РостТрейд»
Направление госзакупок за последние годы сильно изменилось. С одной стороны, в лучшую сторону: стало более прозрачным и более регламентированным, у поставщиков/подрядчиков появилось больше прав. С другой стороны, раньше можно было начать бизнес без серьезных вложений.
Сейчас, не имея мощной базы, финансовой, юридической, технической и кадровой, в это направление уже не войти. В настоящий момент для участия во многих тендерах используются такие финансовые инструменты, как обеспечение заявки и банковская гарантия, для получения которых малому и среднему бизнесу требуется пройти кредитные комитеты в банках или иметь на счету постоянно немалые суммы денег. Денежные средства замораживаются в виде обеспечения заявки на период от 15 дней до нескольких месяцев на электронных площадках, а если рассматривать размещение средств в виде обеспечения контракта, то срок может достигать до нескольких лет.
Ранее, когда действовал только 94-й ФЗ, не было ни обеспечений заявок, ни обеспечений контрактов. Любая компания, независимо от наличия свободных денежных средств, могла участвовать в любых торгах. Банки стараются минимизировать свои риски с точки зрения возврата задолженности и в большинстве случаев для согласования кредитных линий требуют помимо поручительства собственника еще и твердые залоги в виде депозитов, векселей, имущества. Не все субъекты малого и среднего бизнеса готовы предоставить подобное обеспечение и тем самым могут рассчитывать только на свой оборотный капитал.
Естественно, эти требования ограничивают возможности малого и среднего бизнеса, однако, с другой стороны, снижают риски невыполнения контрактов, что является большим плюсом не только для заказчика, но и для самого потенциального подрядчика, склонного к неоправданному риску.
На сегодняшний день сложилась очень напряженная ситуация с оборотным капиталом. Если ранее практически все контракты с заказчиками предусматривали аванс, то сейчас в большинстве случаев заключаются контракты с отсрочкой платежа. Производители запрашивают минимум 30% предоплаты для запуска производства. С учетом данных параметров возникает кассовый разрыв, который возможно ликвидировать в основном путем привлечения средств. Существует жесткая конкуренция также с точки зрения ценовой политики при участии в тендерах. Получается замкнутый круг. Даже если компания нашла источник для ликвидации проблемы с ликвидностью, проценты за пользование кредитом/займом могут не окупаться валовой прибылью.
С учетом конкуренции и проблем с ликвидностью рассчитывать на финансирование и дальнейшее развитие могут компании, которые являются производителями товаров, услуг. Государство нацелено на поддержку экономики в различных отраслях, получение новых рабочих мест. Есть ряд учреждений, которые готовы гарантировать банкам возврат кредитов при условии, что компания выступает производителем. На текущий момент это один из немногих способов выхода из сложившейся ситуации в финансовом секторе развития малого и среднего бизнеса.
Не последнюю роль играет человеческий фактор. Сейчас, чтобы поучаствовать в тендере, нужен штат людей, заточенных именно на специфику госзакупок. Например, нельзя просрочить подписание договора ни на один день, как это было раньше, поскольку теперь они подписываются электронно.
Кроме того, необходимо работать с обеспечением заявок и контрактов. Раньше все решалось по договоренности с заказчиком, никто это не отслеживал, кроме проверяющих органов. Ныне есть Общественная палата, договоренности на личном уровне все меньше имеют основополагающее значение. Компании требуется штат сотрудников, знающих свое дело и грамотно подходящих к решению поставленных задач.

Ольга Горчицына, координатор ЭТП «ТендерПро»:
Поставщики не идут в госторги. Барьеров много, но есть один ключевой момент — это НДС. Дело в том, что крупные предприятия не хотят работать с предприятиями, применяющими упрощенную систему налогообложения (УСНО). Отсюда вырастает проблема доступа малых и средних предприятий к госзакупкам.
Многие малые и средние предприятия применяют УСНО, работают без НДС. Доступ этих предприятий к госзакупкам, да и к закупкам крупных компаний из корпоративного сектора закрыт. Конкурсная комиссия при рассмотрении цен участников конкурсной процедуры сравнивает цены с НДС и считает, что у поставщика-плательщика НДС при прочих равных условиях купить выгоднее, т.к. НДС пойдет к возмещению. Трудно с этим спорить.
Однако существует и другое мнение. «Цены нужно сравнивать без НДС», — говорит Дмитрий Грачев, основатель Аукционного центра «Гермес». Ему не раз приходилось с цифрами в руках доказывать конкурсной комиссии в свою бытность начальником Управления закупок крупнейшего угольного холдинга России ЗАО «ТопПром», что разницы между 100 рублями (НДС не предусмотрен) и 118 рублями с НДС нет. «Операции просчитывались от прихода до реализации по обеим ценам. Финансовый результат сходился копейка в копейку», — рассказывает Грачёв. Таким образом, в одном крупном холдинге теперь такой проблемы у поставщиков, работающих без НДС, нет.
Кстати, допуск подобных МСП к закупкам холдинга значительно повысил конкуренцию и позитивно повлиял на эффективность закупок в целом. Однако это только на ОДНОМ предприятии России! Остальные бухгалтера по-прежнему не разрешают работать с контрагентами без НДС. Хотя, если посмотреть на ситуацию чуть глубже, при работе именно с неплательщиками НДС не возникает проблем, часто бывающих с контрагентами, которые должны платить НДС, но фактически его не платят. В сумме расходы на сделки с подобными поставщиками обходятся предприятию дороже более чем на 32,5%, если выходит недоимка.
В случае с поставщиками без НДС таких сюрпризов не бывает. Таким образом, если корректно сопоставлять цены, а именно без учета НДС, то работать с предприятиями на УСНО или на патентной системе безопасно и выгодно. Однако сегодня правительство не видит очевидного. На ПМЭФ вопрос НДС опять поднимался, и снова предлагаются разные подходы, но все сводится к тому, чтобы МСП стали плательщиками НДС. Ни про какую поддержку при таком подходе говорить не приходится.

Ольга Косец, владелец швейного производства Sofiano, президент межрегиональной общественной организации по защите прав малого и среднего бизнеса «Деловые люди»:
— На долю малого бизнеса в ВВП обратил внимание сам ВВП — президент России Владимир Владимирович Путин. Например, на государственном уровне внесено правило об участии малого бизнеса в госконтрактах не менее 25% от объема (известное Постановление Правительства Российской Федерации от 11 декабря 2014 года №1352, г. Москва, «Об особенностях участия субъектов малого и среднего предпринимательства в закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц»). Однако есть проблема: большие корпорации не представляют себе, что мы — малые бизнесмены — можем. Что они про нас знают? Канцелярия, спецодежда — на таком вот уровне. А мы можем многое. Но только каждый свое. И это тоже корпорациям непонятно. — Они же привыкли заказывать «широким ассортиментом» — с ног до головы.
Представьте: сидят в отделе закупок огромной корпорации, которой надо, к примеру, полностью экипировать пожарных или солдат. То есть от сапог до носков, брюк, курток и кепок. Плюс все остальное. А малый бизнес, он какой: кто-то делает сапоги хорошо и качественно, кто-то качественно и не слишком дорого шьет одежду, кто-то кепки ваяет. Но корпорациям привычнее заказать у какой-то фирмы, которая все это «обеспечит». Как обеспечит? Закажет у этих самых мелких бизнесов и с наценкой объединит в один «пакет». Тем самым корпорации все станет дороже, а бизнес много не заработает. На самом деле необходим более гибкий и оптимизирующий подход — исключать эти компании-прослойки и напрямую договариваться с малым бизнесом, что поможет найти золотую середину по цене, корпорациям — сэкономить, а бизнесу — заработать. Однако этому еще надо учиться.