Россия пойдет на север

 Рубрика | Главная тема

 Текст | Юлия ИПАТОВА

 

Россия включилась в арктическую гонку. Освоение труднодоступных богатств Арктики потребует больших инвестиций, что усиливает скептические настроения, особенно в условиях не самых высоких цен на сырье. Однако осуществление нефтегазовых проектов в Арктике сулит не только выгоду от добычи огромного количества сырья, но и обеспечивает стратегическое присутствие России в регионе, способствует развитию ряда смежных отраслей и научных знаний. Эксперты убеждены, что реализация Арктического проекта должна начаться с государства, а уже потом к нему присоединятся частные компании, в том числе и иностранные.

Арктическая гонка
Помимо России главными арктическими странами являются США, Канада, Норвегия и Дания. В 1920-х годах прошлого столетия за каждой из пяти приарктических стран закрепилась часть Арктики. Основанием для определения секторов явились северные границы этих государств. Позднее Исландия, Швеция и Финляндия также предъявили свои претензии на арктические территории, так как северные границы, установленные в начале прошлого века, стали условными.

 России в Северном Ледовитом океане принадлежит целый ряд островов и архипелагов, среди них самые крупные — остров Колгуев, Северная Земля, Новая Земля, Земля Франца-Иосифа, остров Врангеля и Новосибирские острова. Эти земли имеют огромное стратегическое значение, являясь неразведанными кладовыми природных ресурсов, а также территориями, где могли бы быть размещены военные базы, обеспечивающие безопасность страны.
В соответствии с Основами государственной политики РФ в Арктике на период до 2020 года и дальнейшую перспективу в арктическую зону нашей страны входят полностью или частично территории Республики Саха (Якутия), Мурманской и Архангельской областей, Красноярского края, Ненецкого, Ямало-Ненецкого и Чукотского автономных округов.
В сектора других государств включены северные районы Аляски (США) и Канады, Канадский Арктический архипелаг, а также остров Гренландия (Дания) и архипелаг Шпицберген (Норвегия).

По прогнозам международных экспертов, России будет принадлежать огромная часть запасов природного газа Арктики. В арктической зоне России уже открыто 594 месторождения нефти, 159 – газа, 2 месторождения никеля и более 350 месторождений золота. Неразведанный потенциал арктической зоны составляет, по оценкам Минприроды, свыше 90% на шельфе и 53% на суше. На российском шельфе открыто 20 крупных нефтегазоносных провинций и бассейнов, запасы 10 из которых являются доказанными.
Ожидается, что западные «арктические» страны составят России конкуренцию за освоение богатств Арктики. В марте Национальный нефтяной совет США призвал Америку незамедлительно приступить к разработке своих запасов нефти в водах Арктики за пределами Аляски. В настоящее время США осваивают 9 месторождений в Арктике с искусственных островов.
Российские власти, комментируя это, заявили, что России не следует забрасывать освоение Арктики и вводить мораторий, на котором настаивают экологические организации.
«В таких условиях предложения приостановить проекты в российской Арктике самоубийственны для экономики и будущей энергетической безопасности страны. Они созвучны антироссийским санкциям», – отметил глава Минприроды РФ Сергей Донской. По его мнению, реальной альтернативы шельфу нет. Осуществление нефтегазовых проектов в Арктике обеспечивает стратегическое присутствие России в регионе, является локомотивом для развития целого ряда смежных отраслей, научных знаний, подчеркнул руководитель министерства.
Он сравнил освоение российского арктического шельфа с завоеваниями советской космической отрасли в 60-е годы прошлого века, подчеркнувшими лидерство России в космосе. «И поэтому говорить об экономической нецелесообразности нет оснований, — заявил Сергей Донской. — Точно не имеет смысла вводить мораторий на исследования, создавая тем самым основу для проигрыша в конкурентной борьбе с другими экономиками мира».
Прирастание могущества России Арктикой стало сегодня очевидным фактом, хотя и сильно сопряженным с правовыми аспектами, территориальными претензиями, существующими между приарктическими государствами, отмечает руководитель исследовательской группы «Конструирование будущего» Николай Ютанов. При этом, по его мнению, у России имеются неоспоримые технологические преимущества: «Мы единственная страна, владеющая действующим ледокольным флотом, который сейчас представлен группой однореакторных и двухреакторных судов, включая большой ледокольный лихтер «Севморпуть». И главное — заложенный в 2013 году на Балтийском заводе новейший ледокол переменной осадки ЛК-60Я, способный заходить в устья и эстуарии рек».
Однако многие специалисты полагают, что для успешного освоения Арктики необходимы совместные усилия России и Запада. «Для практического освоения российского шельфа, добычи там полезных ископаемых привлекать частные компании, причем не только российские, но и иностранные, не только желательно, но даже обязательно», — считает ведущий эксперт УК «Финам Менеджмент» Дмитрий Баранов.
Во-первых, с учетом событий вокруг России в последнее время это становится вопросом политическим, ведь если иностранные компании продолжат работу в России, то это будет своеобразным ответом на санкции.
Во-вторых, у всех работающих в России компаний должен быть равный доступ к природным богатствам страны.
В-третьих, это повысит конкуренцию в отрасли. Кроме того, в этом случае освоение шельфа обойдется для государства, а значит, для всех налогоплательщиков дешевле. Сама разработка нефтегазовых месторождений пойдет быстрее, станет более полной, потому что частные НК будут стараться извлечь все углеводороды, до последней капли, барреля нефти и кубометра газа. Стоимость добычи барреля/кубометра в этом случае окажется дешевле для каждой компании, так как часть расходов (к примеру, на береговую инфраструктуру) может быть поделена между всеми участниками освоения шельфа.
Кроме того, есть и несправедливость в том, что, например, иностранные компании уже работают на российской части шельфа морей Тихого океана, а отечественные частные нефтегазовые компании такой возможности не имеют, так что справедливо допустить их туда.
«Поэтому принятое недавно решение о допуске частных компаний к работе на шельфе Балтийского моря совершенно логичное, и, хочется надеяться, это лишь первый шаг. А в дальнейшем частные компании получат допуск и на шельфы других морей и океанов, окружающих Россию», – уверен Дмитрий Баранов.

Первое слово за государством
В XX веке Арктика так и не была освоена, несмотря на большие усилия Советского Союза и западных держав. В последние годы интерес к этому региону возобновился, поскольку энергетические компании поняли, что из него в перспективе можно извлечь огромные доходы.
Многие в России убеждены в том, что месторождения арктического шельфа являются гарантом будущего, стабильности развития мира, отмечает Николай Ютанов. Ведь наша страна занимается энергетикой во всех ее видах и выступает одним из базовых поставщиков энергии. Более того, ископаемые углеводороды – это основа и для такой важной части цивилизации, как химическая промышленность.
Любая компания стремится к снижению рисков и уменьшению сроков возврата вложений. В случае с Арктикой такой подход неприменим, поскольку риски достаточно высоки, а инвестиции начнут окупаться только через много лет. «Здесь должен быть построен проект, который возвышается над конъюнктурой и даже над корпоративной деятельностью, – говорит Николай Ютанов. – И если государство сознает, что на стратегическом направлении существуют хеджируемые риски, то оно должно тем не менее добиваться доведения начатого до конца».
По его мнению, реальное освоение новой территории состоится лишь в том случае, когда крупные субъекты (государство и корпорации) совместно проложат путь, принимая на себя риски. И уже потом придет средний и малый бизнес, который ищет, как и на чем здесь можно зарабатывать. Если Россия встанет на этот путь, то она принципиально изменит образ жизни – и свой, и мира в целом – на ближайшие 30-50 лет, считает эксперт.

Добыча началась
Практическое освоение арктических территорий уже началось. Основания для этого созданы, подчеркивает Николай Ютанов. Ныне разработанные прагматические бизнес-подходы использования арктических шельфов, добычи углеводородов — важные шаги на пути к широкомасштабным проектам освоения несметных сокровищ этого удивительного региона.
Крупные российские недропользователи сейчас проводят геологическое изучение недр, поиск и разведку месторождений. Активная добыча будет осуществляться на четвертом десятке столетия, считает руководитель Минприроды Сергей Донской.
Главной золотой жилой Арктики является Штокмановское месторождение. Оно считается крупнейшим в мире. В нем содержится около 4000 млрд м3 газа. При этом эксперты отмечают, что в акватории Карского моря открыты не менее колоссальные по объему газоконденсатные месторождения — Ленинградское и Русановское.
Приразломное — первый в мире проект по добыче нефти на арктическом шельфе — принесет государству 650 млрд рублей, сообщил заместитель председателя правления компании «Газпром нефть» Вадим Яковлев. Проект обеспечит ежегодно порядка 40 млрд рублей налоговых поступлений в российский бюджет.
По словам топ-менеджера, освоение арктических месторождений станет главной целью для «Газпром нефти» на ближайшие годы. В 2016 году будет введен в эксплуатацию ледостойкий терминал для круглогодичной отгрузки нефти с Новопортовского месторождения на полуострове Ямал. Еще четыре проекта компании на арктическом шельфе находятся сейчас на стадии геологоразведки: Долгинское месторождение и Северо-Западный лицензионный участок в Печорском море, Хейсовский участок в Баренцевом море и Северо-Врангелевский участок в Чукотском море.
За 2014 год на Приразломном месторождении уже было добыто более 300 тысяч тонн нефти. В 2015 году компания намерена превысить этот показатель. В ближайшие два года на Приразломном планируется пробурить до 5 новых скважин и модернизировать буровой комплекс, установленный на платформе.
Также разработка ныне ведется на Юрхаровском месторождении. Работы осуществляет газовая компания НОВАТЭК. Доказанные запасы месторождения составляют 445,6 млрд м3 газа и 24,2 млн тонн жидких углеводородов.

Будет ли жизнь в Арктике?
Разумеется, экологический фактор, о котором говорят международные организации и правительства ряда стран, со счетов списывать нельзя. «Возможны опасения по поводу экологической безопасности. Решение этого вопроса — ключевое в сегодняшней повестке дня», — отметил глава Минприроды РФ Сергей Донской. Как пояснил заместитель директора Института проблем нефти и газа РАН Василий Богоявленский, «Юрхаровская» разрабатывается горизонтальными скважинами с берега, поэтому никакого загрязнения акватории не может быть даже теоретически. И «Приразломная» очень надежная конструкция. По сути дела, эта платформа не что иное, как искусственный остров», — подчеркивает эксперт. Иностранные компании тоже соблюдают высокие стандарты безопасности. «Три года назад Shell провалила геолого-разведочные работы, после чего было длительное разбирательство. На этот раз, я думаю, они не допустят ошибок и будут, как говорится, «дуть на холодную воду», — заметил эксперт.
Специалисты считают, что применение инноваций позволит не просто создать в Арктике инфраструктуру для добычи полезных ископаемых, но и условия для полноценного проживания людей.
В частности, гидропонные технологии помогают выращивать множество культур в холодных условиях при наличии достаточного количества энергии. Закрытые куполами поселения автоматически решают задачу обеспечения отдыха как необходимого элемента разгрузки людей, работающих в тяжелых условиях.
По мнению Николая Ютанова, следует также заняться разработкой технологии питания в условиях Севера. Задача регионов — освоение таких технологий, чтобы люди не болели, были энергичны при самых низких температурах. Человеческая биохимия — очень важный аспект жизни на Севере, однако ему не всегда уделяют достаточно внимания.
В будущем можно говорить об Арктике как о территории энергетической безопасности мира, территории, где существуют хорошо обогреваемые города. В этих городах будут созданы современные университеты, где людей станут обучать жизни и работе в сложных условиях. На этих территориях сформируются современные городские, бытийные практики — театры, магазины-ритейлеры, аквапарки.
Николай Ютанов подчеркивает, что Арктический проект требует «долгого» мышления. Его надо продумать на много лет вперед, определить перспективу, выходящую за рамки обычных форматов федеральных целевых программ. Понадобятся многие десятки лет финансовых, человеческих, инженерных вложений, которые окажутся в состоянии сформировать нормальный образ жизни в регионе, качественную транспортную и информационную связанность.

 

МНЕНИЯ БОССОВ

Инна КАБАНОВА, главный редактор информационного агентства «Арктика-Инфо»:
По экспертным оценкам, на арктических территориях России, Норвегии, Гренландии, США и Канады залегает 22% мировых запасов нефти и природного газа. Бо@льшая часть этих ресурсов находится на территории России. На сегодняшний день, по данным Минприроды, в российской Арктике открыто свыше тысячи только стратегических месторождений полезных ископаемых, больше половины которых — это месторождения углеводородов. И именно наша страна одной из первых приступила к эксплуатации газовых, нефтяных месторождений в арктической зоне — с 1970-х годов прошлого века, когда началось освоение газовых гигантов Ямала — Уренгойского и Ямбургского месторождений.
Что касается арктического шельфа, то его углеводородный потенциал составляет порядка 100 млрд тонн нефтяного эквивалента. Специалисты Института проблем нефти и газа РАН считают, что на российском шельфе Арктики находится примерно 43% нефтяных и 91% газовых запасов всех арктических акваторий.
Вопреки достаточно распространенному среди неспециалистов мнению о том, что Россия уступает по объемам добычи углеводородов на арктическом шельфе другим странам, на самом деле все обстоит с точностью до наоборот. РФ в этом отношении уверенно лидирует благодаря эксплуатации Юрхаровского месторождения в Карском море и Приразломного месторождения в Печорском море.
И все же говорить о российской Арктике исключительно как о «нефтегазовой кладовой», на мой взгляд, означает не учитывать весь потенциал этих территорий. И дело даже не только в запасах других полезных ископаемых, которых здесь также более чем достаточно. Это и алмазы, и золото, и залежи медно-никелевых руд, платиновых и редкоземельных металлов, тантала, титана, железа, ниобия… Более половины улова рыбы и значительная доля производства рыбных консервов тоже приходится на долю северных регионов страны. Вклад арктической зоны РФ в экономику страны значителен. Здесь создается 12—15% ВВП и обеспечивается около четверти экспорта. И можно с уверенностью говорить о том, что в дальнейшем роль этого региона будет лишь возрастать.
Особого внимания заслуживает возрождение Северного морского пути. Севморпуть (СМП) — ключевое звено в реализации инвестиционных проектов на севере страны, без которого немыслимы ни поставка оборудования и материалов для обустройства месторождений, ни вывоз готовой продукции. Задачи по развитию СМП — это строительство и реконструкция портов, обновление ледокольного флота, гидрографическое и навигационное обеспечение, модернизация систем связи, поиска и спасения людей и т.д. За каждым из этих направлений — работа НИИ, верфей, исследовательских, проектных и строительных организаций. При этом бо@льшая часть (по некоторым оценкам, до 80%) всех грузоперевозок по СМП будет носить не транзитный характер, а обеспечивать внутренние российские перевозки.
Расширение транспортной сети придает новые импульсы развитию Арктики. В этом смысле следует отметить Ямало-Ненецкий автономный округ, на территории которого реализуются масштабные инфраструктурные проекты: строительство завода по производству сжиженного газа «Ямал-СПГ», многофункционального порта Сабетта в Обской губе, предназначенного в том числе и для траспортировки СПГ, и межрегиональной транспортной магистрали Северный широтный ход. В каком-то смысле ЯНАО сегодня — «пилотный регион», на примере которого можно увидеть, как освоение ресурсной базы (именно на Ямале добывается около 85% всего российского газа) обеспечивает социально-экономическое развитие региона.
Таким образом, оценивать экономический эффект освоения запасов Арктики следует, учитывая не только показатели добычи ресурсов или данные о грузопотоках. Положительный эффект для экономики страны в целом — в налоговых поступлениях, в мультипликативном эффекте от развития различных отраслей промышленности, создания инфраструктуры, новых рабочих мест. Нет никаких сомнений, что освоение Арктики послужит драйвером для социально-экономического развития страны.

Евгения АБРАМОВИЧ, глава отдела по развитию партнерских отношений в странах СНГ Dukascopy Bank SA:
Развитие арктического шлейфа для России — в первую очередь стратегическое направление, то есть перечень длинных инвестиционных проектов, не ориентированных на получение быстрой прибыли. Очевидно, что главным стимулом к развитию русской Арктики является не научный интерес, как это декларируется, а разработка залежей природных ресурсов. Впрочем, с точки зрения быстрого увеличения добычи нефти и газа эти проекты смысла не имеют, так как эти месторождения сильно удалены и их разработка очень ресурсоемка.
Сейчас задача России сводится к тому, чтобы показать всему миру, насколько богат природными ресурсами арктический шлейф. Это открывает путь к иностранным инвестициям, а также в среднесрочной перспективе должно оказать влияние на цены на нефть. С одной стороны, себестоимость арктической нефти едва ли превысит себестоимость сланцевой, объемы добычи которой сокращаются (консолидация игроков этого рынка в США — мера вынужденная, ориентированная на полный государственный контроль за ценами и объемами). С другой же — ее объемы и относительная экологическая безопасность извлечения могут уменьшить опасения мировой общественности о конечности этого ресурса, которые являются главной движущей силой активных поисков альтернативного топлива. Существует ряд исследований, согласно которым нефтяные запасы Земли истощатся в течение следующих 50—70 лет, а разработка сланцевой нефти делает территорию, на которой она ведется, непригодной для обитания. Добыча природной нефти не приводит к таким катастрофическим последствиям, к тому же Арктика и без того непригодна для жизни. Все это может притормозить поиск альтернативного топлива уже в обозримом будущем. Инвесторы снова поверят в старые добрые нефтяные контракты, а это должно подстегнуть спекулятивный спрос.
Самое же важное с финансовой точки зрения во всем Арктическом проекте — создание международного банка развития Арктики, безальтернативного инструмента по привлечению инвестиций, который будет работать с рублями и, скорее всего, юанями, так как пока самым вероятным партнером России по разработке арктических богатств выступает Китай. Поднебесная, конечно, весьма сложный партнер, однако его участие в мегапроекте — а именно таким статусом обладает развитие Арктики — способно стать хорошим подспорьем для повышения значимости Нового банка развития, образованного странами БРИКС как будущая альтернатива инвестиционным банкам, обслуживающим международную валютную систему. В отдаленной перспективе — не раньше, чем через пять лет – это, возможно, сыграет свою роль в выходе рубля и юаня из статуса экзотических валют. Для рубля это будет означать укрепление и востребованность, для юаня — столь вожделенный Китаем статус резервной валюты.

Александр ФИЛИМОНОВ, партнер Artisan Group Public Relations:
Практика показывает, что вне зависимости от вида проектов, направленных на освоение чего-либо (Луны, Марса, океанических глубин или Арктики), самым вероятным результатом для России еще со времен СССР является более равномерное заселение ее территории. Тезис, сформированный при Александре I (для того чтобы обеспечить приток населения в удаленные районы, надо создать еще более удаленные), как ни странно, справедлив и по сей день. Арктика всегда привлекала российских правителей хотя бы потому, что до недавних пор на нее никто, кроме России, не претендовал. Сейчас, в условиях, когда больше половины населения страны живет в Центральном федеральном округе, формирование удаленного форпоста, который по прошествии определенного количества времени может быть очень экономически эффективным, приближает российское руководство к более плотному заселению северных районов.
Освоение российской Арктики имеет две основные цели. Первая, имиджевая, заключается в том, чтобы показать всему миру, что ледяной континент обладает залежами природных ископаемых планетарного масштаба. По этому направлению сейчас ведется весьма активная работа. Вторая цель, являющаяся логическим продолжением первой, состоит в экономическом развитии регионов, наиболее близких к арктическому шлейфу. Сегодня эти регионы находятся в весьма сложном финансовом положении. Государственные субсидии, а также возможный приток иностранных инвестиций должны изменить текущее положение вещей. Для заселения северных районов России, известных своим суровым климатом и слабой инфраструктурой, людям необходимо создать условия для переселения, а это автоматически означает выделение весьма крупных средств, которое Россия сейчас не может себе позволить и которое станет реальным с появлением иностранных инвесторов.
Если исходить из опыта США по выходу из кризиса, самым надежным способом подстегнуть экономический рост и диверсифицировать ориентированную на торговлю ресурсами экономику страны является реализация очень крупных проектов, которые создавали бы высокооплачиваемые рабочие места, привлекали инвестиции (в том числе внутренние, частные) и по прошествии определенного количества времени полностью бы окупились. Развитие Арктики обладает всеми признаками такого проекта, однако, для того чтобы он обрел очертания такового и перестал быть одним из многочисленных государственных прожектов, необходимо в первую очередь начать развитие транспортной инфраструктуры на севере страны. Этот шаг поможет заодно решить целый ряд проблем (например, доставку никеля из Норильска, который попадает в европейскую часть России очень сложным и дорогим путем) и вселит в инвесторов уверенность в серьезность предприятия.
Дальнейшая судьба развития Арктики зависит от того, какую позицию займет государство. С одной стороны, Арктика по всем признакам подходит под определение стратегического направления, где доминирование государства обязательно. С другой же, при существующем имидже государства как собственника и его поведении по отношению к частным акционерам (как только активы становятся прибыльными) инвестиций в Арктику мы можем и не дождаться.

Анна КИРИЛЛОВА, заместитель генерального директора Института исследования товародвижения и конъюнктуры оптового рынка (ОАО «ИТКОР»):
Арктика обладает значительным потенциалом, что и делает ее привлекательным для развития регионом. Рост добычи полезных ископаемых здесь создает условия для экономического сотрудничества. Кроме добычи полезных ископаемых осуществление перевозок через Северный морской путь позволит сократить время нахождения товаров в дороге, которые следуют из Азии в Европу и обратно, что поможет повысить транзитный потенциал нашей страны.
Но также следует отметить и трудности, с которыми придется столкнуться при развитии данного направления. В первую очередь это логистика. Основной объем товаропотоков будет формировать углеводородное сырье, добываемое на Арктическом побережье и континентальном шельфе. Для того чтобы обеспечить транспортировку, нужно создать все условия для судоходства, инвестировать в развитие портовой и железнодорожной инфраструктуры и т.д. Кроме того, чтобы снизить затраты на логистику, требуется обеспечить загрузку судов и поездов в обе стороны, что сейчас практически невозможно.
В настоящий момент в Арктику доставляется в основном специальное оборудование, необходимое для добычи полезных ископаемых, затраты на логистику при этом высоки. Поэтому, говоря о развитии Арктического региона, надо учитывать не только потенциал, который заложен в недрах региона, но и затраты на его освоение. Иначе затраты, вложенные в освоение данного региона, будут значительно больше, чем получаемые выгоды.