Цена замедления реформ

18Рубрика | Сюжет месяца / Деловой климат

Текст | Иван ОСЯНИН, к.э.н.

В январе понижались суверенные рейтинги России, а агентство деловых новостей Bloomberg заявило о вероятности дефолта нашей страны.

Начало 2015 года помимо уже привычного падения курса рубля отметилось понижением рейтинга России агентством Fitch до уровня «ВВВ–» с прогнозом «негативный» (ранее Standart&Poors понизило рейтинг до такого же уровня), а агентством Moody’s — до уровня «Ваа3».

Таким образом, три самых авторитетных мировых рейтинговых агентства сошлись на том, что инвестиции в страну являются рискованными, экономика России слаба и высока вероятность дальнейшего ухудшения ситуации. Следующее понижение возможно только до «мусорного» рейтинга, при котором инвестиции в страну не рекомендуются, а некоторым из экономических субъектов прямо запрещены 1.

 

Закон не поможет

Все агентства, о которых идет речь, хоть и являются формально международными, имеют американское происхождение. А США, как известно, последовательно проводят политику экономического давления на Россию, ставшую очевидной с момента присоединения Крыма и обострения конфликта на Украине.

Это дает повод говорить о том, что суждения рейтинговых агентств в отношении России политически мотивированны, более того, Минфин России еще в октябре подготовил законопроект «О деятельности рейтинговых агентств в Российской Федерации», призванный определить правила для игроков рынка, повысить обоснованность рейтингов, снизить влияние политической подоплеки на их решения. Впрочем, вряд ли законы нашего государства смогут как-то повлиять на американские агентства.

 

Причины проблем

Однако если ознакомиться с мотивировочной частью решений зарубежных аналитиков, можно с прискорбием убедиться в экономической обоснованности снижения рейтинга. Так, агентство Fitch утверждает, что санкции, введенные против России, продолжают свое негативное влияние, прежде всего в части блокирования доступа российских банков и компаний к зарубежным заимствованиям. Кроме того, период с начала санкций в 2014 году по сегодняшний день показал высокую степень зависимости роста экономики от цен на нефть — импортозамещение идет низкими темпами, несмотря на полезную для российских производителей девальвацию рубля. Агентство пересмотрело прогноз по цене на нефть с уровня 100 до 70$/барр. на 2015 год и, исходя из этого, скорректировало ожидания по сокращению экономики России: с 1,5 до 4% в 2015 году.

В отчете указано, что рыночная нестабильность, падение рубля, а также увеличение ключевой ставки с 10 до 17% были главными вызовами для банковской системы в текущем году. Удвоение застрахованной части вкладов населения, субординированные кредиты из Фонда национального благосостояния для крупных банков и прочие меры, направленные на повышение финансовой стабильности, могут не сработать, если ЦБ будет жестко регулировать процентные ставки и предъявлять высокие требования к качеству банковских активов. Агентство отметило переход ЦБ к плавающему курсу рубля, который замедлил падение международных резервов РФ.

Тем не менее в предыдущем прогнозе агентство ожидало падение резервов к концу 2014 года до уровня $450 млрд, фактически резервы упали до $390 млрд. В связи с отсутствием доступа к зарубежным рынкам заимствования и масштабным оттоком капитала ожидается дальнейшее снижение резервов. Инфляция, к концу 2014 года составившая 11,4%, ведет к падению реальных доходов и внутреннего рыночного спроса в стране, что добавляет негатива в оценку экономической ситуации.

Мотивировочная часть суждений остальных агентств весьма схожа: механизм импортозамещения работает слабо, в отсутствии доступа к иностранному капиталу компании имеют мало возможностей для инвестирования, резервы тратятся быстро, инфляция сжимает потребительский спрос и т.д. Одним словом, в отчетах нет ни одной цифры, взятой не из официальной статистики, и ни одного фактора, который бы не озвучивался российскими экспертами и журналистами.

 

Прогноз от настороженности

Дальше всех в громких заявлениях пошло агентство Bloomberg, сообщившее о вероятности дефолта в России. Вывод был сделан на основе того, что, по данным самого агентства, стоимость страховки от неисполнения обязательств по российским госбумагам выросла на 92 пункта до $568 ($568 стоит страховка к облигациям на $10 тысяч).

Конечно, это говорит только о настороженности инвесторов, оперирующих российскими ценными бумагами, а не о том, что экспертами сделан объективный экономический анализ. Стоимость CDS (credit default swap — страховка от дефолта) определяется спекулянтами и подвержена значительным колебаниям. В 2012 году CDS Испании составляла 610, Италии — 579, тем не менее никаких дефолтов страны не допустили.

Говоря о вероятности дефолта в России, нельзя не провести параллель между 1998 годом и 2014-м: и сейчас, и тогда произошла обвальная девальвация рубля (около 250% в 1998-м и 100% в 2014-м) на фоне значительного падения цен на нефть. Коренным отличием является уровень госдолга, который в 1998 году составлял 146,4% ВВП, ныне менее 15%.

В 1998 году, не имея возможности производить выплаты по обязательствам, РФ объявила дефолт, то есть отказалась платить по долгам. Сегодня такое политическое решение крайне маловероятно. Суверенный долг составляет около $57 млрд, а вот корпоративный долг (в том числе банков) — около $657 млрд, что почти в два раза превышает резервы страны.

При негативной экономической конъюнктуре правительство вынуждено будет помогать крупным компаниям, беря на себя часть их обязательств, о риске чего как раз говорят зарубежные рейтинговые агентства. С другой стороны, правительство может объявить дефолт, разрешив компаниям не платить зарубежным контрагентам, но это крайняя мера, фактически лишающая любую зарубежную организацию гарантий платежей от российских компаний, что при нынешних уровнях зависимости от импорта приведет к такому шоковому изменению структуры экономики, которое вполне способно вызвать социальный взрыв.

Сейчас, несмотря на неблагоприятную ситуацию, спрогнозировать, насколько потребуется поддержка корпораций и банков правительством, затруднительно, совершенно точно нет явной экономической целесообразности государственного дефолта, да и не отмечается еще массовых корпоративных дефолтов. Впрочем, учитывая, что, пока все ключевые экономические показатели страны находятся в нисходящем тренде, внешняя обстановка ни в плоскости отмены санкций, ни повышения цен на нефть не сулит близких перспектив, даже в среднесрочной перспективе доказывать возможность/невозможность чего бы то ни было — занятие бесполезное.

 

Стабильность сменилась трудностями

Однако, как же вышло, что стали возможными сами разговоры о дефолте в России, главным завоеванием которой еще пару лет назад считалась стабильность, в том числе и экономическая?

Все проблемы были отчетливо видны пять лет назад, когда рост цен на нефть в 2009–2010 годах на 79% дал рост ВВП за эти два года лишь на 12%, а рост цен на нефть в 2011-м на 40% увеличил экономику только на 4,24%. Сырьевая модель экономики уже тогда исчерпала свои ресурсы, а санкции Запада и падающие цены на нефть просто наклонили ее, ведь она и без того находилась в неустойчивом состоянии.

О том, что нужно вкладывать деньги в развитие, находить механизмы финансирования эффективных компаний и создавать привлекательные условия для их работы, реформировать судебную и образовательную систему, говорилось еще до всяких кризисов. Сегодня пространство для маневра значительно сузилось — стране стали недоступны многие западные технологии и возможности их заимствования, средства резервных фондов будут требоваться для адресного спасения компаний и поддержания финансовой стабильности.

В последнее время поумерился градус оптимизма чиновников, обещавших перспективы восстановления экономики благодаря импортозамещению. Даже в условиях наличия высокого внутреннего спроса на отечественную продукцию за счет резкого подорожания импортной, для того чтобы этот самый отечественный производитель мог что-то произвести, ему нужны инвестиции. Банковские кредиты при ключевой ставке в 17% становятся уж совсем утопичным инструментом, а правительственных резервов еще и на масштабное реинвестирование, очевидно, не хватит.

К сожалению, чем дольше станет продолжаться работа по точечному, а не системному решению проблем, тем сложнее правительству будет выработать и реализовать стратегию преодоления экономического кризиса. Б

 


1 Когда номер готовился к печати, 26 января S&P понизило рейтинг России до «мусорного» уровня — BB+. — Ред.