Босс №02 2015 г.

Игорь Иванович Второй

14Рубрика | Сюжет месяца / В России

Текст | Дмитрий АЛЕКСАНДРОВ

Яркие выступления на Давосском форуме, скорее всего, означают новую роль Игоря Шувалова в российской политической системе.

Завершившийся Давосский форум стал практически бенефисом первого вице-премьера Игоря Шувалова. Российская делегация отправилась в Швейцарию под руководством двух вице-премьеров: Игоря Шувалова и Аркадия Дворковича.

Дворкович привлек внимание прессы первым, но выступал очень сдержанно. А вот его старший товарищ сделал целый ряд «первополосных» заявлений для российской и мировой прессы (на деловом завтраке Сбербанка, пленарных дискуссиях форума, в интервью Bloomberg и в ответах на вопросы российских СМИ).

 

Кризис назрел

Заявления Игоря Шувалова впервые концептуально оценивали экономическую ситуацию в России: как кризис, кризис глубокий и надолго. До сих пор ключевые фигуры Правительства России и Администрации президента публично описывали ситуацию в экономике гораздо в более обтекаемых выражениях.

«Внешне мы наблюдаем такие проявления, как будто бы это мягче, чем в 2008–2009 годах, — отмечал Шувалов, — но это только кажущаяся легкость. На самом деле по глубине и по сложности мне представляется, что мы уже год находимся в состоянии, когда входим в более затяжной и сложный кризис», — заявил первый вице-премьер.

Он оценил кризис в российской экономике прежде всего как структурный. Первые кризисные явления такого рода в Правительстве России, по словам Игоря Шувалова, ощущали еще осенью 2008 года. Но тогда кризис не был купирован. А в 2012 году высокая конъюнктура позволила экономическим агентам предположить, что структурные реформы не нужны. Эта повестка оказалась «размыта». Цена на нефть в районе $100 за баррель «испортила нас», подчеркнул он: население и предприниматели рассчитывали на рост госрасходов, задача роста производительности труда никому не казалась интересной. Теперь, по мнению первого вице-премьера, мы вынуждены заняться структурными реформами.

Падение цен на нефть, считает Шувалов, сохранило конкурентоспособность значительной части нашего экспорта, и во многом именно $50 за баррель являются главной надеждой на то, что структурные реформы не будут сорваны. Возврат цен к уровню $100 может повторить сценарий самоуспокоения 2011–2012 годов.

Международные санкции, по словам Игоря Ивановича, в Правительстве России не оценивают как запрет на инвестиции и как относительно краткосрочное обострение отношений, которое негативно повлияет на экономику.

В Правительстве России рассчитывают, что присущее бизнесу желание заработать все же вернет капиталы в Россию — как российские, так и иностранные. «Никакому бизнесу не прикажешь не инвестировать, если инвестировать выгодно. Для инвесторов дешевый рубль должен означать значительную выгоду», — подчеркнул первый вице-премьер. Шувалов пояснил, что важным элементом структурных реформ в Белом доме считают реализацию крупных инфраструктурных проектов, в том числе ради сохранения занятости.

При этом, по мнению Шувалова, санкции обеспечили президенту РФ новую поддержку общества: «Простые люди не персонифицируют санкции с Путиным, они их воспринимают как атаку на Россию», и эта поддержка может быть использована как ресурс для структурных реформ. «Если бы не было консолидации, эту повестку реформ было бы проводить в два раза сложнее».

Игорь Шувалов отметил низкий уровень безработицы в момент вступления в кризис, то есть рост безработицы не будет критическим и политически неприемлемым. Также он упомянул о завершении создания в 2013 году на базе ЦБ мегарегулятора финрынков.

Вице-премьер рассказал об антикризисном плане правительства. По его словам, он не предусматривает как таковых структурных реформ. Структурные реформы будут сформулированы позднее. Пока же Белый дом представил президенту разработанный под руководством Минэкономики антикризисный план из 62 пунктов, предполагающий экономию госрасходов и точечную поддержку отдельных отраслей. Следить за выполнением плана станет антикризисная комиссия правительства, в которую, по сообщению Игоря Ивановича, войдут президент — председатель правления Сбербанка Герман Греф и (в качестве эксперта на постоянной основе) экс-министр финансов Алексей Кудрин.

Шувалов также вступил в публичную полемику с главным редактором российского журнала The New Times Евгенией Альбац по вопросу о том, безусловна ли польза от максимума политических свобод.

 

Претензия на лидерство

«Игорь Иванович Второй», как называют Шувалова («Игорь Иванович Пер­вый» — Игорь Сечин, ближайший соратник Владимира Путина), в Давосе выступил по-лидерски второй раз в своей биографии. Первый раз это произошло на Петербургском международном форуме в 2008 году. Шувалов произнес программную речь о задачах российской экономической политики, которая затмила выступление только вступившего тогда в должность президента России Дмитрия Медведева.

Выглядело все так, что первый вице-премьер из второго правительства Путина претендует на то, чтобы ставить задачи перед президентом Медведевым.

После этого Шувалов довольно долго выступал только с телеинтервью. И вот сейчас новый бенефис, явно согласованный с Путиным. Разумеется, эта его активность не была обусловлена положением главы российской делегации на Давосском форуме. Скорее, политической ситуацией на либеральном фланге власти.

В прошлые месяцы как главный системный либерал самоутверждался Алексей Кудрин (кстати, не преминул он выступить и в Давосе, в том числе полемизировал по некоторым вопросам с Шуваловым). Некоторые даже стали прочить Кудрина на пост премьера.

Речь Шувалова, судя по всему, была призвана показать, что эти надежды беспочвенны. В правительстве уже есть главный системный либерал, он получит широкие антикризисные полномочия, и в услугах Кудрина Кремль не нуждается.

Несомненно, создание антикризисной комиссии под началом Шувалова серьезно усиливает его полномочия, которые и так велики. Игорь Иванович фактически руководит большей частью деятельности правительства, причем уже во втором кабинете подряд.

Впервые он занял пост второго лица в кабмине во втором правительстве Путина. Правда, там работал еще один первый вице-премьер — Виктор Зубков. Но его высокая должность, скорее, являлась призом за прошлую должность председателя правительства: по объему полномочий Зубков был несопоставим с Шуваловым.

Учитывая, что Владимир Путин, перей­дя на пост главы правительства, все равно выступал более всего политическим лидером и занимался больше вопросами национальной безопасности, внешней и внутренней политики, реальное руководство правительством, по крайней мере его социально-экономической частью, оказалось в руках Шувалова.

Характерно, что он сохранил пост и в кабинете Медведева. Причем оказался в этом кабинете, во многом сформированном по усмотрению Дмитрия Анатольевича, вполне своим, создав тандем с одним из ближайших соратников Медведева вице-премьером Аркадием Дворковичем.

В кабинете Медведева сам Дмитрий Анатольевич, так же, как и его предшественник, политический руководитель. Он выполняет отдельные политические поручения — например, недавно ездил на похороны короля Саудовской Аравии.

Первое время не менее влиятельной, чем Шувалов, фигурой в кабинете Медведева был вице-премьер — руководитель аппарата правительства Владислав Сурков. Но после его отставки (а затем нового назначения в Администрацию президента) Шувалову никто не может составить конкуренцию: так, ему удалось сохранить позицию второго человека в правительстве, скорее всего, на срок полномочий еще одного кабинета министров.

 

Стать первым среди равных

Нынешняя активность Шувалова — претензия на роль главной фигуры в экономической политике не только в Белом доме (которая была у него и так), но и в системе власти в целом.

Сегодня в России существует несколько центров формирования экономической политики. Помимо «белодомовской» группы (Шувалов — Дворкович, примыкающие к ним вице-премьеры Александр Хлопонин, Ольга Голодец и министр экономического развития Алексей Улюкаев) есть «минфиновская» — министр финансов Антон Силуанов, унаследовавший также кресло предшественника Алексея Кудрина в Совете безопасности России и прямой выход на президента, и его заместители; «банковская» группа: председатель ЦБ, экс-помощник президента Эльвира Набиуллина, ее первый заместитель, бывший начальник Экспертного управления президента Ксения Юдаева, глава Сбербанка, в 2000–2007 годах министр экономического развития и торговли Герман Греф и глава ВТБ Андрей Костин. А также «группа Белоусова», руководимая экс-министром экономического развития в правительстве Медведева, а ныне — помощником президента Андреем Белоусовым. Она включает руководство Экспертного управления президента и Агентства стратегических инициатив, фактически подчиненного Белоусову; «группа Голиковой», представляющая саму председателя Счетной палаты Татьяну Голикову, ранее занимавшую посты помощника президента, министра здравоохранения и социального развития и ключевого заместителя министра финансов, а также ее заместителей — бывших крупных чиновников из правительства и со Старой площади, и «группа Евразийской комиссии» во главе с супругом Голиковой экс-министром промышленности и торговли Виктором Христенко и его коллегами по комиссии, ранее работавшими в российском правительстве.

Весьма влиятельны в принятии экономических решений также вице-премьер Дмитрий Рогозин, советник президента Сергей Глазьев, вице-премьер — полпред президента в ДальФО, бывший помощник главы государства Юрий Трутнев, первый вице-спикер Думы, бывший вице-премьер Александр Жуков, глава корпорации «Ростех» Сергей Чемезов. Ну и, конечно, президент — председатель правления «Роснефти», а в прошлом вице-премьер и замруководителя Администрации президента Игорь Сечин — «Игорь Иванович Первый».

Доминировать над всеми этими фигурами Шувалову будет проблематично, учитывая, например, его, мягко говоря, непростые отношения с тем же Сечиным (именно с этим некоторые связывают обильный компромат на Шувалова, распространявшийся накануне формирования правительства весной 2012 года через оппозиционера Алексея Навального) или ревность к нему со стороны амбициозного Кудрина.

Однако часть представителей групп вошла в антикризисную комиссию под его руководством, что облегчит задачу. Кроме того, наверняка у Шувалова нет цели подмять всех под себя, но он явно стремится стать первым среди равных в экономической политике и в этом стремлении, судя по всему, получил карт-бланш от президента Путина. Б