Босс №01 2015 г.

Ибад БАГДАДОВ: для того чтобы средний бизнес развивался, он должен быть защищен от правового абсурда

59Рубрика | Правозащита

Текст | Николай ФРОЛОВ

Фото | Александр ДАНИЛЮШИН

Компания «Югра-Строй» (г. Мегион, Ханты-Мансийский автономный округ) — успешное предприятие, занимающееся общестроительными работами и лесными промыслами в ХМАО и Томской области, столкнулось с риском введения внешнего управления за якобы существующую задолженность субподрядчику на сумму… чуть больше 370 тыс. рублей. О причинах такого развития событий и о том, насколько оно типично, нашему журналу рассказал генеральный директор компании Ибад Багдадов.

— Ибад Губадович, с чего начинался ваш бизнес, как развивается?

— Я по профессии военный строитель. После окончания Ставропольского политехнического института служил в военно-строительных частях ряда военных округов. После увольнения в запас занялся частным бизнесом в сфере строительства. Был одним из четырех учредителей крупной строительной компании «Инвестлесстрой». В 2009 году начал собственный бизнес — создал компанию «Югра-Строй», в которой я единственный учредитель.

Она работает по заказам компании «Газпромнефть Хантос», причем в качестве генподрядчика и с рядом других крупнейших заказчиков нашего региона. Строит зимние дороги, лежневки к месторождениям, занимается так называемой обвязкой кустов — обустройством кустов месторождений, после того как с них уходят геологи. Работаем на строительстве трубопроводов, выполняем в том числе сварочные, электротехнические работы, строим стационарные дороги, различные здания и сооружения.

Занимаемся заготовкой леса — как в ХМАО, так и в соседней Томской области. У нас есть леспромхоз в Александровском районе Томской области, рядом с деревней Северный Проток. Леспромхоз в Алек­сан­дровском районе Томской области я возродил из свалки. Возродилась и деревня рядом с леспромхозом. Помогаем этой деревне, построили там вертолетную площадку, сотрудничаем по социальным программам, которые инициировал глава района Александр Павлович Жданов. Сотрудничаем по социальным программам и с муниципалитетом Мегиона.

В компании около 200 постоянных сотрудников, численность ее персонала вместе с сезонными рабочими увеличивается в период активного ведения строительных работ до двух раз. Заработная плата платится вовремя, налоговой не должны ни рубля. На все виды работ есть допуски СРО. СРО у нас на 1,5 млрд рублей.

Моя миссия состоит в том, чтобы развивать регион, платить людям достойную зарплату, платить налоги, чтобы улучшалась ситуация в производственной сфере.

— С чего начались ваши трудности?

— С того, что 2 декабря 2014 года судья Арбитражного суда Ханты-Ман­сий­ского автономного округа — Югры Г.Ф. Мак­си­мо­ва провела без нашего участия (мы не были уведомлены о том, что рассмотрение дела не перенесено, о чем просили суд) дело о признании нашего предприятия несостоятельным по иску бывшего нашего субподрядчика по оказанию транспортных услуг ООО «Специализированное карьерное управление». Еще раньше, в августе 2014 года, она необоснованно приняла к рассмотрению это исковое заявление о признании нашего предприятия несостоятельным на основании долга немногим более 2 млн рублей — долга, который мы признаем лишь частично. Та часть, которую мы признаем, была ООО «СКУ» выплачена.

ООО «СКУ» обращалось по поводу этих 2 млн в суд в 2013 году. Суд первой инстанции выиграло, но мы решение оспариваем, и вступившего в силу судебного решения о выплате нами долга нет.

Следующее заседание состоится 19 января. Истец требует ввести процедуру наблюдения, и велик риск при таком отношении к нашим правам, что эти требования будут удовлетворены.

Мы обращались в суд с просьбой об отводе судьи Максимовой, которая, на наш взгляд, относится к делу с предубеждением, но нам было отказано.

А отсутствовал 2 декабря наш представитель — адвокат Николай Федорович Энгель, бывший прокурор района, юрист с более чем 30-летним стажем, — потому, что на 2 декабря было назначено заседание Арбитражного суда Тюменской области по рассмотрению искового заявления к нашему должнику — компании «Сибдорстрой», из-за которой и возникла задолженность перед ООО «СКУ», и мы суд в Ханты-Мансийске об этом уведомили.

Если говорить о сути спора с ООО «СКУ», то она в следующем: еще в 2012 году ООО «Специализированное карьерное управление» оказало нашему предприятию транспортные услуги. Бόльшая часть суммы за них была погашена. По сумме чуть более 2 млн рублей возник правовой спор, который разрешался в арбитражном суде: как я уже сказал, часть суммы мы признавали в качестве долга, часть — нет, судебное разбирательство не завершено и решения суда нет.

Тем временем ООО «Спе­циа­ли­зи­ро­ван­ное карьерное управление» было признано банкротом…

— …и его конкурсный управляющий решил вместо взыскания долга объявить и вас банкротом?

— Именно так. Он обратился с исковым заявлением о признании нашего предприятия несостоятельным.

Еще раз подчеркну: действительно, мы допустили задержку полного погашения платежа. Но долг — даже если это 2 млн с лишним — не основание для признания несостоятельным предприятия с месячными поступлениями в 25 млн.

Наше предприятие в тот момент само стало жертвой неплатежа на сумму почти 11 млн рублей со стороны компании «Сибдорстрой», для которой мы выполняли работы по обвязке кустов.

— То есть в краткосрочный период возник дефицит денежных средств?

— Совершенно верно.

Позднее ситуацию удалось стабилизировать, однако пробоина в балансе предприятия, к сожалению, сохраняется. Компания «Сибдорстрой» сегодня находится в состоянии конкурсного управления (хотя невыплата задолженности нам произошла еще до возникновения у этой компании трудностей).

Эта фирма признана банкротом на основании заявлений нескольких кредиторов в октябре 2014 года. Но здесь возникает другая проблема: мы не можем добиться признания этого долга конкурсным управляющим.

«Югра-Строй» в декабре 2014 года обратилась к конкурсному управляющему с заявлением о включении наших требований в реестр требований кредиторов, подлежащих удовлетворению через реализацию конкурсной массы. Нам было отказано.

Мы обратились в суд: уже прошло рассмотрение дела в суде первой инстанции — Арбитражном суде Тюменской области. Ответчик — представитель конкурсного управляющего — на заседание не явился.

Однако заседание состоялось, но наше исковое заявление было оставлено без рассмотрения на том основании, что «Сибдорстрой» ныне признан банкротом, и возврат денег нам не может быть включен в текущие платежи, предусмотренные Законом «О несостоятельности (банкротстве)». При этом исковые требования других должников, например ПАО «Ханты-Мансийский банк Открытие», ООО «Промышленно-финансовая компания «Инвест-АВИА», тем же судом удовлетворены. Где логика?

Мы оспариваем решение Арбитражного суда Тюменской области об отказе в рассмотрении искового заявления в Восьмом окружном арбитражном суде в Омске, а дело это небыстрое…

Из-за этих двух процессов обстановка вокруг нашего предприятия стала накаляться. Во-первых, начатая еще в мае 2014 года камеральная проверка предприятия налоговой инспекцией до сих пор почему-то не завершена, и до сих пор мы не получили решения по ее итогам. Предприятие находится в подвешенном состоянии. Как я уже говорил, мы платим все налоги до копейки, обоснованно предъявляем НДС к возврату, так как осуществляли закуп материалов для обу­стройства месторождений. Но ждем акт проверки, учитывая ситуацию, с тяжелым сердцем.

Во-вторых, в качестве обеспечительных мер судом заблокированы два счета предприятия из трех.

В-третьих, банк, с которым мы сотрудничаем, блокировал перечисление нашему предприятию заработной платы, несмотря на то что перечисление было выполнено с соблюдением законодательства и все комиссии банку выплачены. Некоторое время мне пришлось выплачивать заработную плату из собственных средств — затратил на это 20 млн рублей личных средств, потому что возник риск из-за задержки заработной платы столкнуться с уголовным преследованием. В конце концов банк разблокировал платежи. Надеюсь, больше блокировка не повторится. Не хотелось бы вступать в третий судебный процесс…

В-четвертых, предприятие стало терять заказчиков, подрядчики хуже соблюдают платежную дисциплину.

— Обращались ли вы по поводу происходящего в прокуратуру?

— Да, прокуратура нас поддерживает, но она не может диктовать суду.

На мой взгляд, суд должен правильно смотреть на ситуацию и не уничтожать работающее предприятие без причин юридических и экономических.

— А речь идет именно об уничтожении?

— Да. Если на предприятие назначат внешнее наблюдение, я буду вынужден уйти с предприятия. Административный штраф 40–50 тыс. рублей меня не остановит.

А это значит, уйдут все заказчики и подрядчики. И что останется? Уставный капитал 10 тыс. рублей? Помещения у нас в аренде, техника в аренде… Кто от этого выиграет?

— Вы можете открыть новое строительное предприятие…

— Или вообще закончить с этим бизнесом. Открыть торговую точку и жить припеваючи: имущество у меня есть, сбережения есть, а на текущие расходы хватит доходов от торговой точки.

Но хорошего, эффективного строительного бизнеса не будет, исчезнет профессиональная, надежная строительная организация, исчезнут рабочие места, налоги, пенсионные отчисления… В интересах ли это государства? Вопрос, думаю, риторический.

К сожалению, с проблемой необоснованных юридически и экономически решений арбитражных судов сталкивается не только наша компания. В одном Мегионе десятки компаний, которые оказались в столь же абсурдных ситуациях. Банкротство предприятий превратилось в рынок, участниками которого, вольными или невольными, к сожалению, становятся судьи арбитражных судов…

Государству необходимо срочно принимать меры: совершенствовать качество работы арбитражных судов, совершенствовать законодательство о банкротстве и иное законодательство, на основании которого принимаются те или иные решения, касающиеся юридических лиц. Иначе бизнес беззащитен, и ему можно в любой момент нанести непоправимый ущерб.

Президент России Владимир Вла­ди­ми­ро­вич Путин постоянно говорит о помощи предпринимателям. Но на уровне Думы и Правительства России нужна практическая реализация его инициатив, благодаря которым будет обеспечиваться бережное отношение властей к деятельности предприятий. Б

 

 

Багдадов Ибад Губадович родился 2 декабря 1964 года в селе Караджало Губатлинского района Азербайджанской ССР.

Окончил Ставропольский политехнический институт, строительный факультет, затем служил в военно-строительных частях.

После увольнения в запас в 1994 году в звании полковника — в частном строительном бизнесе.

9 сентября 2009 года создал компанию «Югра-Строй», которую с тех пор возглавляет.