Босс №12 2014 г.

Президент относится с пониманием

11Рубрика | Взгляд на экономику

Текст | Павел МЕДВЕДЕВ

Банк России реагирует на изменение конъюнктуры на финансовом рынке: он минимизировал валютные интервенции, увеличил базовую ставку на 1,5 пп. и пригрозил ограничением рефинансирования банкам, которые спекулируют на проблемах национальной валюты. Не слишком ли запоздали эти меры?

Оценивая действия регулятора сейчас, надо все время помнить, что эта оценка должна быть справедлива для существующих условий.

Сегодня очень сильно обесценился рубль — и относительно иностранных валют, и относительно хлеба с рыбой. Чего добивается Центральный банк, повышая базовую ставку? Он делает рубль дороже. Эта ставка — косвенно, правда — влияет на ставки банков. Если последние становятся выше, то большему количеству людей хочется держать в руках именно рубль — для того чтобы отнести в банк и положить под высокий процент.

До некоторой степени он этого добился. Но до какой именно степени, понять трудно, так как на соотношение «рубль/доллар» кроме базовой ставки влияет очень много разных обстоятельств. Ведь если одновременно повышать ставку и вводить самосанкции, то совокупный эффект в большей степени будет зависеть от самосанкций, а не от повышения ставки.

Я думал, что ЦБ поднимет ставку на один процент, и с большим уважением отношусь к его моральной устойчивости, которая позволила поднять на полтора. Наша страна населена не компьютерами, абсолютно рационально мыслящими, а людьми, у которых есть эмоции. Поэтому Центральный банк как всякий орган, действие которого заметно большому количеству людей, должен выступать хотя бы чуть-чуть популистом: нельзя слишком сильно раздражать людей. Они думают, что, повышая ставку, ЦБ ведет себя неправильно. Граждане ведь точно знают: у него в подвале много денег, а он жадничает.

Проблема спекуляции на валютном рынке очень серьезная. Предпринятое Центробанком решение мне не нравится, потому что оно не рыночное. Центральный банк в классической ситуации не обязан хулигана брать за ухо и ставить в угол.

Но в критических обстоятельствах приходится поступать и неправильным образом. Когда маленький ребенок тянет руку к огню, родитель, которому запрещено лупить детей, лупит его все-таки по этой руке — и правильно делает! Вот и ЦБ в критическом положении сообщил городу и миру (еще ничего не сделал, только сообщил): ребята, станете хвататься за раскаленные угли — буду бить по рукам.

Заявление Эльвиры Набиуллиной о безальтернативности плавающего курса ­рубля, конечно, запоздалое. Однако осудить ЦБ за это опоздание я не могу все по той же причине: страна населена людьми, и с ними нужно поступать по-человечески. Надо попытаться объяснить 20 раз.

Однако действовать опережающим образом довольно опасно. Если пока ничего не произошло, то есть среднестатистический гражданин не видит никакой опасности, а банк принимает какие-то резкие меры, это может обернуться очень неприятными последствиями для всей финансовой системы. Поэтому Центробанк вынужден запаздывать.

И опять же по этой причине ЦБ изначально был вынужден предпринимать такие масштабные интервенции. Но в какой-то момент перестал. Потому что там неглупые люди, и они подумали: если продолжать это делать, то выйдет такой же эффект, как во времена Сергея Дубинина, который являлся председателем Центробанка в 1998 году. Я его с 17 лет, так же как и Набиуллину, знаю (они были студентами экономического факультета, где я преподавал). Умный, образованный, культурный человек вынужден был поддерживать курс рубля в 1998 году до последнего доллара, так как политическое давление было такое, что ему выскользнуть оказалось невозможно. Продал последний доллар, и что после этого произошло? Дефолт.

У Набиуллиной положение другое, насколько я понимаю. Мое мнение таково: ее очень поддерживает президент, который — это факт — во многих финансовых вопросах почему-то хорошо разбирается. Раза три-четыре я с ним разговаривал и пытался ему занудливо объяснить трудную финансовую проблему. Он меня на ­30-й секунде перебивал: да что вы мне говорите, это же очевидно.

ЦБ всегда имеет одни и те же рычаги: «выкинуть» валюту на рынок, «прижать» кредитование в рублях, поднять ставку, опустить ставку. И эти возможности оказываются более или менее влиятельными в зависимости от других обстоятельств. Сейчас другие обстоятельства играют очень мощную роль. Б

 

 

Медведев Павел Алексеевич, советник председателя ЦБ РФ, бывший финансовый омбудсмен, депутат Государственной думы первых пяти созывов, доктор экономических наук, профессор.

Родился 13 августа 1940 года в Москве. Окончил механико-математический факультет МГУ имени М.В. Ломоносова (1962) по специальности «Математика», аспирантуру мехмата МГУ (1965). Кандидат физико-математических наук (1967). Доктор экономических наук (1987). Автор более 100 научных публикаций.

В 1965–1968 годах — преподаватель кафедры математики Военно-инженерной академии.
В 1968–1992 годах — старший преподаватель, доцент кафедры математических методов анализа экономики экономического факультета МГУ.
С 1992 года — профессор экономического факультета МГУ.
В 1993 году избран депутатом Государственной думы. В этом качестве прослужил до 2011 года.

С сентября 2010 по февраль 2012 года занимал пост финансового омбудсмена Ассоциации российских банков.

В настоящее время — советник председателя Центробанка РФ.