Временный — значит постоянный

12Рубрика | Взгляд на власть

Текст | Леонид ВАРДОМСКИЙ

В первой половине осени резко изменилось отношение российских официальных лиц к украинским коллегам. С российских телеканалов исчезли упоминания о «киевской хунте»; президент Путин несколько раз встречался с Порошенко, и теперь он с легкой руки российского президента именуется в российских СМИ по имени-отчеству — Петром Алексеевичем.

Перед российской властью сегодня остро стоит задача выстраивания отношений с новой Украиной.

Есть много факторов, которые заставляют стороны идти навстречу друг другу. Отношения, которые были до этого, конечно, ненормальны. Европа также требует их нормализации, потому что уже устала от этого конфликта.

Кто может в этом помочь, на кого здесь можно опереться? На широкие народные массы? Но они сейчас дезориентированы; среди стольких проявлений радикализма, особенно на Украине, к ним сложно апеллировать.

Поэтому происходят межэлитные диалоги, выстраивание отношений сначала с одними политиками, потом с другими. Вопрос, как это сделать, не потеряв лицо, чтобы не назвали ненароком предателями, как тех депутатов Рады, которые приезжали в Москву и которых потом на родине подвергли остракизму?

И здесь, конечно, хороший путь — начать с первых лиц. Пусть они зададут тональность, а потом переговорная база будет расширяться.

Политика российских властей по отношению к Порошенко, безусловно, поменялась. О потеплении отношений, наверное, еще рано говорить. Речь идет о таком состоянии, когда возможен какой-то диалог. А то, что есть люди, которые могут что-то обсуждать, находить какие-то решения, развязки, — это уже самое главное.

Видимо, Порошенко в Кремле хорошо изучили и пришли к выводу, что с ним можно иметь дело. Он все-таки не отъявленный националист, вот его и выделяют среди всех.

Почему этого не произошло раньше? До выборов 25 мая трудно было сказать, пройдет он или не пройдет. Потом, как диалог с Москвой повлиял бы на его электоральные показатели? Их можно было испортить слишком какими-то корректными, комплиментарными отношениями. Поэтому их изменение началось уже после выборов.

Сейчас никаких других вариантов, кроме Порошенко, нет. Рассматривался Тигипко, но он далеко не так популярен. Кстати, они служили и Януковичу, и Ющенко — всем режимам. Никаких свежих фигур мы не видим пока, за исключением радикалов, конечно.

Не стоит забывать религиозный фактор: мы все в курсе, что Порошенко — прихожанин Украинской православной церкви Московского патриархата, и в первый месяц после прихода к власти он не поддержал публичные требования запретить деятельность на Украине Русской православной церкви.

Учитывая, что и наш президент человек верующий, и у него хорошие, если не сказать больше, отношения с нашим патриархом, наверняка Церковь тут сыграла какую-то роль. Но достоверно мы об этом ничего не знаем.

Видимо, Порошенко вполне устраивает и Европу. Он не такой одиозный, более респектабельный, спортивного типа, говорит на иностранных языках.

Однако Порошенко не обладает свободой маневра. Он не царь, не бог, а жертва обстоятельств. И сталкивается с тем, что у них тоже есть свое соотношение различных политических сил. Может быть, то, что его высшие российские должностные лица стали называть по имени-отчеству, в силах как-то повлиять на его популярность.

26 октября на Украине случилась важная веха — прошли парламентские выборы. Для России здесь было бы хорошо, если бы все центристы там получили большинство, больше 50. Это увеличило бы число людей во власти, с которыми можно договариваться.

Ныне звучат голоса в пользу того, что Порошенко — временная фигура, а реальными реформами займется его политический наследник. Мне кажется, такие разговоры преждевременны: у него еще без малого целый президентский срок впереди; может быть, он и на второй останется. Более вероятно, что это лидер надолго. Именно так его и воспринимают в Кремле. Б

 

 

Вардомский Леонид, руководитель Центра стран СНГ и Балтии ИМЭПИ РАН, доктор экономических наук, профессор. Родился 3 февраля 1946 года.

Занимается исследованием проблем региональной экономики в контексте глобализации и международной регионализации, в частности вопросов влияния внешнеэкономических связей на развитие регионов России и стран СНГ.

Автор работ по проблемам регионализации постсоветского пространства и отдельным региональным группировкам в СНГ. Изучает также вопросы приграничного и межрегионального сотрудничества стран СНГ и ЕС.