Босс №10 2014 г.

Владимир АФАНАСЬЕВ: Россия может и должна остановить кризис чистой воды

40Рубрика | Босс номера

Текст | Дмитрий АЛЕКСАНДРОВ

Фото | Александр ДАНИЛЮШИН; ТЕРУС-МИФИ

Генеральный директор ООО «Терус-МИФИ» Владимир Афанасьев — известный российский изобретатель, создатель гидроволнового метода очистки водных растворов и 16 видов новых технологий на основе этого метода, в том числе энергетических, постоянный эксперт нашего журнала. (См. интервью В.С. Афанасьева в №№11/­2013, 10/2010, 4/2009, 3/2008.)

Он убежден, что лишь широкое использование этого метода способно решить крымские вод­ную и энергетическую проблемы. Метод вызвал интерес и в России, и в мире. Но в России, к сожалению, в меньшей степени. Вероятно, из-за призрачной уверенности в том, что наши богатства неограниченны, и привычки полагаться на авось.

 

Вода — только из моря

— Владимир Степанович, как мы знаем, вы по предложению ряда инвесторов сейчас занимаетесь крымской темой: водой и энергетикой на полуострове. Насколько остры водная и энергетическая проблемы в Крыму?

— Ситуация там с водой известна — воды мало. Северо-Крымский канал Украина закрыла. Заблокирована в значительной степени подача электроэнергии.

При этом вода Северо-Крымского канала не была решением проблемы — она грязная, токсичная. Ее использовали для полива от отсутствия альтернативы. На полуострове есть некоторые подземные источники воды, частично законсервированные в прошлые десятилетия, частично нуждающиеся в разработке.

Но, во-первых, их недостаточно для мелиорации и обеспечения питьевой водой.

Во-вторых, интенсивное взятие воды из подземных природных хранилищ чревато образованием геологических пустот, которые будут проваливаться в самый неожиданный момент. Так уже происходило во многих регионах мира, где недостаточно продуманно использовали подземные источники воды. В США, например, довольно крупные территории «оседали» после бездумной эксплуатации подземных источников воды. Были серьезные разрушения населенных пунктов, дорог и иной инфраструктуры…

И в-третьих, вода из артезианских скважин нуждается в глубокой очистке, которую не позволяют широко используемые сегодня методы очистки. Эта вода очень жесткая, она содержит много фтора, железо, стронций… Даже для полива ее в неочищенном виде лучше не применять, не говоря уже об использовании в качестве питьевой воды.

Но самое главное, как я уже сказал, — пресноводных источников воды недостаточно. Ведущие российские эксперты по водному хозяйству заявляют о том, что единственное по-настоящему прорывное решение для Крыма — использование воды Черного моря после опреснения и очистки. С этим я полностью согласен!

Однако при этом говорится о применении традиционных технологий, с чем я не согласен категорически. Традиционные технологии опреснения используются в основном три: дистилляция, обратный осмос и электродиализ. При их использовании возникают вот какие три проблемы.

Первая. Для масштабного применения любой из этих трех технологий требуется очень много электроэнергии: они чрезвычайно энергоемки. А полуостров энергодефицитный.

Вторая. Для использования этих технологий необходимы расходные материалы европейского производства, которые, понятное дело, ЕС в нынешней ситуации непризнания Крыма российским и геополитического противостояния с нашей страной поставлять не будет.

И третья. Вызывает большие вопросы качество воды после использования традиционных технологий. Израильские специалисты, которые, как известно, «собаку съели» на проблеме воды для мелиорации, употребления в пищу и получения такой воды из морской, в одной из статей несколько лет назад написали, что опреснение — геноцид против населения, которое вынуждено использовать опресненную воду. (В той же статье, кстати, они позитивно оценили наш подход к опреснению.)

— Почему геноцид?

— Потому, что при использовании традиционных технологий опреснения в воде не исчезают изотопы тяжелых металлов — дейтерий, тритий, которые ведут к онкологическим заболеваниям.

В нашей стране специалистам это было хорошо известно и раньше. В СССР в ­60–70-е годы велись работы по опреснению и получению питьевой воды из Каспия — в казахстанском городе Шевченко, нынешнем Актау. И проблемы с этой водой выявились еще тогда. Уровень онкологических заболеваний от употребления опресненной традиционными методами воды подскочил в несколько раз, смертность в прикаспийском регионе Казахстана от онкологии очень высока — именно из-за воды…

Конечно, традиционные технологии опреснения с тех пор ушли далеко вперед, но они стали более сложными, энергозатратными. И по-прежнему в полной мере не снимают проблему высокого содержания изотопов тяжелых металлов.

Единственная технология опреснения, которая снимает эту проблему целиком, — технология на основе гидроволнового метода. Только она позволяет действительно опреснять воду без последствий для здоровья. К тому же наши установки не потребляют внешнюю электроэнергию, почти не создают «рассолов» и совершенно не нуждаются ни в каких фильтрах, сорбентах, смолах и т.д.

Но самое главное — они инвариантны к химическому составу водного раствора, подлежащего очистке, в то время как результативность других установок жестко детерминирована химическим составом воды. Если в них залить водный раствор другого состава, значит, имеющиеся технологии очистки не спасут от попадания в очищенную воду токсичных веществ.

А Черное море — одно из самых грязных морей планеты, его вода — смесь морской воды с канализационными стоками, которые туда сбрасывают все причерноморские страны уже много десятков лет. Например, около резиденции президента Бочаров Ручей находятся крупные неочищенные канализационные стоки, точно так же, как почти у всех курортных мест.

— Кроме того, случаются разливы неф­тепродуктов.

— Совершенно верно!

И в довершение картины нужно сказать, что на дне Черного моря десятилетия назад захоронено химическое оружие, и опасные химические соединения уже поступают в воду. Понятно, что даже знать заранее, от чего чистить воду, в условиях промышленной очистки и опреснения нереально.

Именно поэтому гидроволновая технология — единственное решение проблемы получения чистой пресной воды из морской.

— Технология может быть использована и для очистки пресной воды на полуострове?

— Безусловно. Кстати, пресноводные водоемы грязнее морей. По понятным причинам: в морях большие объемы воды, и процент содержания вредных веществ оказывается меньше.

У нас есть соответствующий опыт: мы как раз сейчас занимаемся очисткой артезианской воды в Московской области. В одном из военных городков восемь лет работала наша установка по очистке питьевой воды. Сегодня власти Подмосковья намерены масштабировать это решение — мы выиграли соответствующий конкурс…

В середине 2000-х годов начальство военного городка установило нашу установку на артезианском источнике на свой страх и риск. Она прекрасно работала, но однажды в этот городок нагрянула комиссия из «Оборонсервиса». Наша установка у них не вызвала доверия, и они заказали иностранные, видимо, немецкие. Те красивые, но дорогие и не очень эффективные.

Мы рассчитываем, что в конце концов произойдет возвращение к нашей установке, возьмут ее за основу и будут использовать по всей области. Так, Московская область может стать первым регионом, где намерены масштабно применять гидроволновой метод очистки и подготовки воды. Надеюсь, Республика Крым и Севастополь станут следующими.

— А как работает технология?

— Если мы берем случай опреснения, то на вход установки поступает морская вода, а на выходе образуются дистил­ли­рованная вода и солевые примеси. Ди­стил­ли­рованную воду можно сразу использовать для полива, кроме того, из нее готовится питьевая: пить дистиллированную воду, как известно, неполезно — ее нужно «нормализовать» по химическому составу.

Самый простой способ — добавление «обычной» воды из расчета примерно 1 г на литр, естественно, с последующим анализом физико-химических параметров. Больше того, можно обогатить воду для питья полезными микроэлементами, и она станет обладать оздоравливающим эффектом. Онкология будет исключена, а долголетие — обеспечено.

При очистке пресной воды — вода из пресноводного водоема или артезианской скважины на входе, питьевая вода — на выходе. Нужно отметить, что гидроволновая установка очищает воду от любых вредоносных веществ.

Например, на глазах премьер-министра Дмитрия Медведева мы очищали воду, в которую был добавлен медный купорос. Это быстрый яд — человек умирает сразу. А установка полностью очистила воду, один из сопровождающих Медведева ее пил — и никаких последствий для здоровья.

Энергозатраты при очистке минимальны. А продукты очистки могут быть использованы для выработки энергии. Сжигается новый вид топлива — водотопливная эмульсия, 80% которой составляет дистиллированная вода, а 20% — дизельное топливо. При этом процент дизтоплива в этом топливе вполне реально уменьшить еще.

Итак, наш метод позволяет не только получить приемлемую воду из воды Черного моря, но и электроэнергию из продуктов очистки, не ставя на полуострове ядерного реактора, как предлагает Росатом, например.

 

Чья панацея лучше?

— Это ему видится единственным решением проблемы?

— Да. С электроэнергией на полуострове большие трудности — это все хорошо знают. Сейчас мы наблюдаем веерные отключения населенных пунктов и предприятий.

Полуостров на 80% зависит от украинской энергетики, а Украина, с одной стороны, блокирует поставку электроэнергии, с другой, там проблемы в энергетике такие, что Укрэнерго находится на грани возможности производить электроэнергию в достаточном объеме.

Росатом предлагает установить на полуострове ядерный реактор. Понятно, чем это чревато. В Черном море военные корабли разных флотов: не дай Бог, какая-то стычка с использованием ракетного вооружения. Кроме того, у Вооруженных сил Украины, как известно, ракеты имеют свойство летать непредсказуемым образом. Нередки землетрясения…

Есть и собственные техногенные риски работы реактора. Случись что, и будут заражены несколько санитарно-курортных регионов… К тому же с АЭС существует проблема жидких радиоактивных отходов (ЖРО): при традиционных технологиях их невозможно полностью уничтожить — нужны хранилища радиоактивных материалов, которые также могут стать источником заражения.

— А если использовать плавучую АЭС? Ведь с помощью этого проекта предполагают решать проблему опреснения.

— Слава Богу, нет. Это было бы еще опаснее.

Плавучие атомные станции — самый абсурдный проект Росатома. Суть его в том, что реактор с атомного ледокола ставится на баржу, баржа причаливает к берегу и дает энергию. Такие решения предлагаются, например, для энергообеспечения Камчатки. Но с тем же успехом можно было бы реактор поставить на суше — реактор плавучей станции стоит на воде, но привязан линиями электропередачи к земле!

Однако это, конечно, не позволит использовать красивый термин «плавучая атомная станция». Проблемы применения на Камчатке очень серьезны: там нередки цунами. И потом — как быть с утилизацией отходов? Сбрасывать в море?

Проект по-детски неприличный, никакой идеи нет вообще. Кстати, в мире почти не занимаются подобной ерундой.

Такой же неприличный проект — нанотехнологии: значимой прибыли в этой сфере нет и не будет.

— Но мы немного отвлеклись. Какие энергетические мощности могут быть произведены гидроволновыми установками?

— Установка, как я уже сказал, в силах одновременно очищать воду и давать электрическую и тепловую энергию, то есть работать как мини-электростанция. Чем более загрязненная вода, тем больше энергии! Разумеется, такие установки могут быть установлены на городских стоках, стоках промышленных и сельскохозяйственных предприятий.

Кроме того, у нас есть технологии по переработке отходов, коих и в Крыму, и в других регионах России несметное количество. Президент Владимир Путин заявил о том, что у нас 90 млрд тонн хранилищ отходов по всей России. Их объем постоянно растет, и, что с этим делать, непонятно.

Благодаря разработанным нами технологиям можно переработать и жидкие, и твердые отходы в электроэнергию. Мы умеем сжигать и перерабатывать практически любые отходы с выработкой энергии. К тому же нами предложены методы кардинального повышения эффективности традиционных тепловых электростанций и ТЭЦ: если использовать очищенную воду, котлы служат значительно дольше. В результате применения наших энергетических технологий не только все хранилища отходов будут уничтожены, но энергетические мощности России вырастут минимум в три раза.

— Итак, гидроволновая технология — фактически панацея для решения крымских водной и энергетической проблем?

— Да, это панацея, и решение обеих проблем за счет использования наших технологий может произойти в реальном времени. Одна установка делается полгода. Если сделать серию установок, вопрос дефицита питьевой воды, воды для полива и электроэнергии в Крыму можно решить за два-три года. Причем решить так, что Крым из водо- и энергодефицитного региона превратится в регион-донор по воде и электроэнергии.

 

Чиновникам нужна проблема

— Вы находите взаимопонимание в Крыму?

— Среди инвесторов — да. С нами сотрудничает целый ряд крымских и московских инвесторов. Среди чиновников — пока нет.

Так, на письмо, которое было написано одним энтузиастом по поводу нашей технологии, из Госкомитета Республики Крым по водному хозяйству и мелиорации получен ответ, что, во-первых, воде из Северо-Крымского канала нет альтернативы, во-вторых, экспертный совет, собранный Госкомитетом, не усматривает таковой в нашем методе. Но, наверное, эксперты — специалисты по имеющимся технологиям. Вряд ли они знакомы с гидроволновым методом…

Вообще складывается впечатление, что профильные чиновники не желают всерьез заниматься водной проблемой. Их устраивает ситуация, когда вопрос решается годами и на его решение выделяются все новые и новые средства. Ведь лично у них вода и электроэнергия есть, и купаются они в чистой воде.

Такая позиция крымских профильных чиновников — не что-то из ряда вон выходящее. Мы с подобным отношением сталкиваемся в своей деятельности постоянно. Везде и во все времена доминирующий интерес бюрократов — освоение бюджетов. А с нашей технологией и проблема быстро решится, и бюджетов больших не требуется: даже половины от средств, которые сейчас выделяются федеральным правительством на решение водной и энергетической проблем, будет более чем достаточно для осуществления нашей водной и энергетической программы.

— А за счет какого количества гидроволновых установок можно ликвидировать дефицит воды и дефицит энергии в Крыму?

— Потребность Крыма в воде — 50 млн т в год — вполне может быть удовлетворена за счет использования наших установок.

Подчеркну еще раз: нашу установку в отличие от любой другой можно производить серийно. Есть возможность сделать практически универсальные установки с небольшой спецификой для опреснения, очистки промышленных и бытовых отходов, для энергетики и т.д. При использовании любой другой технологии серийное производство невозможно — установка должна делаться под конкретный анализ исходной воды.

 

Экологическая точка роста

— А есть, где производить установки серийно?

— На мой взгляд, серийное производство лучше всего наладить именно на крымских предприятиях. Такие предложения от крымских промышленников, инвесторов поступили.

Крым — оптимальное место для производства и поставки установок для России и других стран мира. Там наличие почти всех видов задач, для которых могут быть использованы установки: это и опреснение, и очистка воды из пресноводных источников, и очистка стоков — канализационных, стоков промышленных и сельскохозяйственных предприятий. На полуострове сосредоточены многие экологические проблемы. И превращение его в «экологический оазис», учитывая, что это знаменитый курорт, будет наиболее наглядно.

В Крыму всегда тепло, значит, можно экономить на энергозатратах в машиностроительном производстве, там есть предприятия подходящего профиля, квалифицированные специалисты, чтобы наладить такое производство. Там незамерзающее море, и оттуда удобнее поставлять установки, например в арабские страны, которые очень заинтересованы в них, особенно в установках по опреснению воды. Мы такие установки для них делали, но единичные экземпляры.

Подобные установки нужны, конечно, и в других регионах России, например на Волге. С их помощью возможно в реальном времени привести Волгу к состоянию, в котором она была 500 лет назад, когда там водились осетры и черная икра стоила дешевле соли. Это не потребует сверхусилий и больших затрат: программа может быть реализована в течение всего нескольких лет.

Гидроволновые установки необходимы на ливневых стоках крупных городов — таких, как Москва, которые отравляют все вокруг, если их не чистить. Фотографии трехголовых рыб из Москвы-реки облетели мир…

Без них не обойтись при очистке стоков промышленных предприятий. Многие уральские и сибирские реки буквально отравлены радиоактивными стоками промышленных предприятий этих регионов. Можно почистить и стоки, и сами реки. И, кстати, при использовании наших установок нет необходимости закрывать Байкальский ЦБК.

Важно также с помощью гидроволновых установок чистить стоки сельскохозяйственных предприятий — они отравляют реки и поля, на которых складируются, ничуть не меньше промышленных.

Конечно, очень важны гидроволновые установки при ликвидации ядерных катастроф. Например, на Теченском каскаде водоемов в Челябинской области — острейшая экологическая проблема. Хотя атомный взрыв на комбинате «Маяк», в несколько раз мощнее фукусимского, произошел полвека назад, до сих пор отравленные воды не очищены и во время весеннего паводка переливаются в реку Теча, попадают в почву. Ее пьют звери и птицы. А средства, которые выделяются на ликвидацию последствий этой катастрофы ежегодно, расходуются крайне нерационально.

Я направлял в Росатом проект, позволяющий действительно решить проблему, причем в реальном времени, а не «с уходом в вечность», как сейчас, и уменьшить затраты в пятьсот раз. При этом ссылался на испытания по очистке ЖРО на реакторе в МИФИ, на испытания на самом Теченском каскаде, проведенные по инициативе руководства Росатома. И те, и другие дали положительные результаты, о чем есть заключения независимых экспертов.

Радиоактивные изотопы в результате гидроволнового воздействия перерождаются в другие элементы, более стабильные, и таким образом радиоактивные воды могут преобразовываться в воды, пригодные даже для полива и питья. Испытания, их непосредственные и «дальние» итоги это подтверждают.

При использовании же нашего метода строительство хранилищ для ЖРО и расходных материалов, применяемых при очистке, не требуется — все «хранилище» оказывается размером с цистерну: настолько незначительны отходы после переработки в гидроволновой установке.

Но никакого ответа на свои письма я не получил. И, в общем-то, понятно почему: выгодно строить новые заводы по стеклу, бетону, строить новые хранилища. Бюджеты расписаны на годы вперед. К сожалению, Росатому выгодно, чтобы проблема сохранялась долго.

Увы, возводят их без соблюдения достаточных требований безопасности — строят хранилища открытого типа. И, например, падение самолета на такое хранилище — а оно может быть и целенаправленным — приведет к новой радиационной катастрофе, которая расколет Россию на две части безжизненным поясом. Кстати, чудом мимо Теченского каскада пролетел челябинский метеорит… Где гарантия, что следующее подобное событие не окажется фатальным?.. Проблему Теченского каскада нужно срочно решать!

На эту тему много писал бывший министр обороны генерал армии Игорь Родионов, но его не послушали, никаких выводов не сделали, воз и ныне там…

Наши установки, таким образом, экономят десятки миллиардов долларов. Понятное дело, тех, кто отвечает за программы очистки, это не очень вдохновляет…

Однако постепенно наша технология пробивает дорогу и в атомной энергетике, несмотря на пассивное и активное противодействие Росатома. Примечательное событие: в журнале «Вопросы атомной науки и техники» — издании одного из ФГУП системы Росатома — в прошлом году вышла наша статья об использовании гидроволнового метода для очистки жидких радио­активных отходов. (В.С. Афанасьев, А.В. Егоров, Ю.Ю. Сергеев, Б.М. Ваньков. Использование гидроволнового метода для очистки водных растворов//Вопросы атомной науки и техники. Серия «Физика радиационного воздействия на радиоэлектронную аппаратуру». Выпуск 3 (июль – сентябрь 2013 года). — г. Лыткарино: ФГУП НИИ приборов. — С. 100.)

Еще одна острая проблема — уничтожение химического оружия. Это на данный момент единственная сфера, где гидроволновая установка применяется в промышленности. Шесть наших установок работает на объектах по уничтожению химического оружия. Но больше пока не заказывают, потому что установка стоит 3 млн рублей, а каждый из объектов по уничтожению хим­оружия — миллиард долларов. При этом всего химоружия, подлежащего уничтожению, — 40 тыс. т. Традиционные технологии уничтожения чрезвычайно дороги и неэффективны. При этом показывать результаты нужно, потому и была взята наша установка.

Кроме того, очень важно решить вопрос захоронений химического оружия времен Второй мировой войны в морях — Балтийском, Северном, Черном. Нами разработаны соответствующие технологии. Мы готовы участвовать в таких проектах… С помощью наших технологий можно полностью снять проблему заражения морской воды токсичными веществами.

Не менее важно и применение технологий при ликвидации глобальных экологических катастроф, в частности фукусимской. С последствиями катастрофы на Фукусиме может справиться только наша технология. И интерес к ее использованию у японцев был, но к нам делегацию Японии не пустили: ядерный университет (МИФИ) оказался «антиядерным».

В результате для ликвидации использовалась французская технология. В ней применяются цеолиты — сорбенты, которые насыщаются радиацией. Нужны колоссальные площади под хранилища радиоактивных примесей — их нет, и потому отходы сбрасываются в море. Море отравляется, радиация накапливается в рыбе, а мы ловим тунца оттуда и едим из него суши…

К сожалению, сегодня бóльший интерес к нашим технологиям мы видим со стороны зарубежных партнеров, чем со стороны российских. Почти два десятка стран предлагают нам сотрудничество.

 

Технологии для России

— Прежде всего, насколько мы знаем, КНР?

— Да. Там очень серьезный интерес к нашей технологии. Нас включили в госпрограмму по очистке воды и экологии. В начале этого года было объявлено об инвестициях в размере $300 млрд для решения проблемы загрязнения воды.

Дело в том, что Китай столкнулся с острейшими экологическими проблемами. Прекрасные здания, технологические объекты, страна очень развитая… Но при этом города загазованы, реки и озера отравлены. Территория Китая в три раза меньше российской, а население — в 10 раз больше, то есть экологическая ситуация оказывается очень тяжелой, качество жизни — низким. Значительно вырос уровень онкологических заболеваний. 450 «раковых» деревень рядом с грязными водоемами — таково признание Министерства охраны окружающей среды.

Вода, применяемая для орошения, содержит большие концентрации кадмия, никеля, мыльяка, ртути… На рынки Китая поступает во многом отравленный рис.

В Китае острейший дефицит сельскохозяйственной продукции.

— Чистой?

— Любой. Молока мало, в основном только соевое. Именно для того, чтобы хоть как-то накормить народ, в КНР широко используют экзотический набор при производстве сельхозпродукции.

При этом китайцы интересуются регионами, где можно производить чистую сельхозпродукцию, в том числе, конечно, регионами соседней России. Один из таких регионов — Крым.

Они намерены вкладывать значительные средства в агрокомплекс республики, приглашают нас в качестве партнеров для решения проблем с водой. Ведь сотрудничество нашего центра с КНР продолжается уже несколько лет.

— Как вам работается с китайцами?

— Китайцы очень внимательные, вникают во все детали. Скру­пу­лезные и недоверчивые. Все стремятся проверять. Однажды, не сказав мне, залили в гидроволновую установку керосин с чернилами. Хорошо, что там были остатки воды, а то мы вместе с ними взлетели бы на воздух…

— И как показала себя установка?

— Все очистила — от получившейся воды был только легкий запах керосина…

Китайцы уже с нашей помощью разбираются в крымских водных проблемах. И понимают, что даже открытие Северо-Крымского канала украинской стороной не даст полуострову чистой воды. Так что заказы по очистке воды с их стороны нам обеспечены.

— А с кем еще из зарубежных партнеров вы взаимодействуете?

— К нам приезжали представители компании Siemens, очень заинтересовались нашими энергетическими технологиями. Дело в том, что Германия отказывается от атомных реакторов. Как известно, именно с этим связан рост потребления российского газа.

Но параллельно в Германии развиваются другие виды энергетики — солнечная, ветровая… Я считаю, что это неэффективно. Сами по себе станции стоят недорого, но выход энергии небольшой, и программы в целом на грани рентабельности.

Однако эмиссары Siemens приезжали по приглашению Росатома, и, видимо, поэтому продолжения контакт не получил…

Довольно серьезный интерес к нашим технологиям очистки воды у американской General Electric. Они нам выделяют значительные средства на НИОКР по очистке от тяжелых металлов и радиоактивных изотопов.

Как я уже сказал, пятнадцать стран мира приглашали нас к сотрудничеству, но обусловливают его переездом туда и передачей прав на интеллектуальную собственность. Я и мои коллеги отказываемся от подобных предложений — и это одна из ключевых причин, почему тормозится промышленное производство установок. Мы стремимся к тому, чтобы соответствующее оборудование появилось прежде всего в России.

Производство гидроволновых установок и оздоровление природной среды с их помощью способно стать для нашей страны колоссальным конкурентным преимуществом на мировом рынке: мы будем лидерами в разработке и поставке технологий очистки воды, экологически чистой сельскохозяйственной продукции, экологическом туризме. И начать осуществлять эту национальную программу можно и нужно в России, а конкретно в Крыму. В ближайшие десятилетия мир может столкнуться с кризисом чистой воды, если до тех пор не изменятся принципы производства электроэнергии, а Китай и Крым уже сегодня столкнулись с надвигающейся глобальной катастрофой. Б

 

 

16 технологий «ТЕРУС-МИФИ», разработанных на основе гидроволнового метода:
1. Очистка и утилизация жидких радиоактивных отходов (ЖРО).
2. Очистка и обессоливание природных вод любой степени загрязнения.
3. Получение воды для медицинских целей (например воды для инъекций).
4. Очистка и опреснение морской воды.
5. Получение устойчивых водо­топливных эмульсий, топлив с новыми свойствами.
6. Производство теплогенераторов с высоким коэффициентом преобразования энергии для систем горячего водоснабжения и теплового обеспечения производственных и жилых объектов.
7. Очистка емкостей и трубопроводов от отложений, загрязнений.
8. Очистка и обезвреживание загрязненных вод в условиях чрезвычайных ситуаций.
9. Улучшение качества нефти и нефтепродуктов (снижение температуры застывания и уменьшение примесей, например серы).
10. Обезвреживание отравляющих веществ.
11. Повышение экономичности современных тепловых электростанций.
12. Экономичный подогрев сыпучих грузов в вагонах для предотвращения их смерзания.
13. Очистка канализационных стоков поселений, стоков животноводческих ферм, заводов — производителей органических продуктов. Утилизация органических осадков, устранение неприятного запаха.
14. Получение биотоплива из растительного сырья.
15. Очистка вод артезианских скважин и пресноводных источников от железа, стронция, фтора.
16. Очистка ливневых стоков, вод после наводнений и прочих чрезвычайных ситуаций.

 

 

Гидроволновая технология — инновационная российская технология очистки и обессоливания воды. Она базируется на применении ранее не использовавшихся в этом направлении физических процессов, в основе которых:
• высокочастотное гидродинамическое воздействие на загрязненную водную среду с дальнейшим формированием двухфазного потока и деструкцией молекулярных образований;
• разделение двухфазного потока на высокотемпературную парогазовую фазу и низкотемпературную жидкую фазу;
• конденсация пара с использованием температурного перепада между фазами.

 

 

Эта технология устраняет основные недостатки существующих водоочистных систем:
• необходимость борьбы с отложениями (например накипью) на поверхностях теплообмена мембран и т.д.;
• большие габариты и удельные энергозатраты;
• наличие большого количества сменных материалов, комплектующих, расхода химреагентов (результат сложной водоподготовки);
• экологическую опасность в процессе эксплуатации ввиду сложности утилизации жидких высококонцентрированных отходов;
• необходимость в высокой квалификации обслуживающего персонала;
• невозможность организации серийного производства водоочистных комплексов, так как любое очистное сооружение должно настраиваться на конкретный анализ исходной воды.

 

 

Практические результаты деятельности предприятия по внедрению гидроволновой технологии очистки и обессоливания жидкостей:
1. Создана и направлена в Саудовскую Аравию установка по очистке и опреснению морской воды производительностью 1 куб.м в час.
2. Создана и смонтирована в воинской части №36360 Минобороны РФ установка по очистке вод артезианских скважин производительностью 50 куб.м в час.
3. Создана в контейнерном исполнении и отправлена в Республику Коми (ОАО «Северная нефть») установка очистки вод артезианских скважин производительностью 3 куб.м в час.
4. Изготовлена, поставлена и запущена установка по обезжелезиванию воды производительностью 7 куб.м в час на аккумуляторном заводе  в г. Бор Нижегородской области.
5. Создана и прошла испытания установка для улучшения качества нефти.
6. Создана установка на основе гидроволнового метода для обезвреживания химического оружия и реакционных масс (госзаказ).
7. Создана и успешно прошла испытания установка по очистке жидких радиоактивных отходов для атомных предприятий.
8. Создано шесть установок кавитационной подготовки смеси отравляющих веществ и сточных вод с целью подачи в плазменную печь для уничтожения отравляющих веществ.
9. Получены лицензии на проектирование и изготовление оборудования для ядерных установок.
10. Получены сертификаты и акты ввода в эксплуатацию на изготовленные водоочистные установки.
11. Получено 16 российских и зарубежных патентов на разработки предприятия.

 

 

Отличительные особенности гидроволновой технологии:
1. Работа очистной установки происходит без использования расходных материалов в процессе эксплуатации. Отсутствуют фильтры, ионообменные смолы, сорбенты, химические реагенты и т.п.
2. Установка очищает и обессоливает водную среду независимо от степени ее загрязненности и минерализации.
3. Нет необходимости в предварительной водоподготовке.
4. Удельные энергозатраты меньше, чем для всех известных установок (1,5–3,0 кВт-ч/м3).
5. Обеспечена полная экологическая безопасность, возможно выделение примесей в виде твердого осадка.
6. Нет необходимости в капитальном строительстве. Очистной комплекс предполагает модульный принцип построения. За «модуль» принята установка производительностью 1200 м3/сутки, размещенная в климатическом блок-боксе, габаритами 3×3×10 м. Возможно создание комплексов любой производительности.
7. Ресурс работы модуля — 30 лет.
8. Установка способна работать от собственного источника энергии.
9. Характер обслуживания: профилактический осмотр и снятие показаний приборов работником низкой квалификации.
10. Расход исходной воды равен расходу очищенной воды плюс объем имеющихся примесей.
11. Установка может осуществлять как переработку отходов, так и различные способы их утилизации.
12. Себестоимость одной тонны производимой чистой воды не более $0,3.

 

 

Афанасьев Владимир Степанович родился 15 августа 1938 года.

В 1964 году окончил Московский авиационный институт им. С. Орджоникидзе по специальности «Двигатели летательных аппаратов».

С 1964 по 1970 год — инженер-расчетчик газовых турбин авиационных двигателей в ММЗ «Союз».

С 1970 по 1978 год — инженер-конструктор — начальник группы отдела испытаний космических аппаратов в НПО им. С.А. Лавочкина.

С 1978 по 2000 год — ведущий конструктор государственного предприятия «Красная Звезда» Минатома по разработке атомных реакторов для космической и прочей энергетики.

В 1999 году был назначен директором ГП «Красная Звезда».

С 2000 года — генеральный директор — главный конструктор НТЦ «ТЭРОС-МИФИ» (ныне «ТЕРУС-МИФИ»).

Заслуженный конструктор РФ. Изобретатель СССР. Академик Международной академии общественных наук.

Имеет 76 авторских свидетельств и патентов на изобретения.

Наиболее значимое изобретение касается конструкции спускаемого аппарата на поверхность Венеры (1969 год).

Автор гидроволновой технологии очистки вод различной степени загрязнения (16 патентов).

Кандидат в мастера спорта по шахматам.