Босс №09 2014 г.

Соскочить с иглы импорта

34Рубрика | Главная тема

Текст | Екатерина БАЛАЕВА

Заменить западные продовольственные товары российскими продуктами или продуктами стран — партнеров России не так уж сложно. В это поверили даже многие скептики, рассуждавшие про голодомор на фоне «войны санкций». Однако возможно ли импортозамещение в более сложных сферах, например в машиностроении, электронике и высоких технологиях, в условиях санкций? Поможет ли противостояние с Западом возродить некоторые сферы отечественной промышленности? В тяжелой и военной промышленности Россия пока еще сильна в отличие от гражданской электроники, к примеру. Многие эксперты говорят о том, что России достанет потенциала и ресурсов, чтобы осилить импортозамещение, но мало кто предлагает конкретные механизмы.

 

Регионы готовы потягаться с Западом

Первый зампред Комитета Госдумы по промышленности Владимир Гутенев полагает, что процесс импортозамещения даст России не только независимость от иностранных рынков, но и позволит ей перейти на «доверенное» оборудование, то есть электронное оборудование в какой-то момент не будет отключено партнером, который по какой-то причине «обиделся» на нашу страну. Сейчас, как известно, некоторые иностранные компании отключают свое оборудование в рамках санкций, направленных против России.

Гутенев допускает, что ряд предприятий может понести издержки в связи с необходимостью ускорить импортозамещение. Например, санкт-петербургский Завод им. Климова (ОАО «Климов», подконтрольное госкорпорации «Ростех») будет вынужден замещать продукцию украинской компании «Мотор Сич». Это одно из ведущих предприятий в мире по производству авиа­ционных газотурбинных двигателей для самолетов и вертолетов, а также промышленных газотурбинных установок.

Эксперт признает, что это связано с определенными издержками, однако в перспективе инициативы по импортозамещению принесут большие прибыли и надежность в качестве поставок.

Другие регионы тоже готовы поучаствовать в «гонке» по импортозамещению, в том числе и в сфере высоких технологий.

Исполняющий обязанности губернатора Орловской области Вадим Потомский заявил о том, что регион располагает 430 тыс. свободных площадей для промышленного производства, которые уже можно включать в работу промышленного комплекса. По словам губернатора, Орловщине вполне по силам приступить к работе по импортозамещению, о которой говорилось в майских указах.

«У нас есть очень приличные предприятия, предприятия XXI века, которые не стыдно показать и по программному обеспечению, и по системам ГЛОНАСС, по приборостроению, полупроводниковым системам», — отметил Вадим Потомский.

Более того, Потомский попросил президента России Владимира Путина поручить Минпромторгу и Минкомсвязи создать подпрограмму по специальному кластеру развития полупроводниковых систем. «В случае поддержки я думаю, что от двух до трех лет мы способны будем сделать очень серьезное импортозамещение, причем продукцией высочайшего класса, и тому уже есть подтверждение», — заверил он. По его словам, у региона есть научный потенциал, учебно-производственные мастерские, а также 50 тыс. студентов.

 

Белоруссия поддержит машиностроителей

В некоторых отраслях импортную продукцию решено заменить белорусской, ведь в экономическом смысле благодаря Таможенному союзу Белоруссия почти перестала быть иностранным государством.

Белоруссия является одним из самых перспективных партнеров в рамках программ импортозамещения. Представители ведущих белорусских предприятий — таких как «МАЗ», «БелАЗ», «Белшина», «Ам­ко­дор» — уже побывали в России и обсудили с коллегами вопросы замещения определенных видов продукции.

Руководитель отделения Посольства Белоруссии в РФ в Екатеринбурге Виктор Полянин подчеркнул, что для современных производств нет проблемы заменить одну деталь на другую, создать аналог. Однако смысл импортозамещения не только в том, чтобы подобрать аналог, но и повысить уровень производительности на две-три ступени.

Полянин заверил, что Белоруссия готова помочь России с импортозамещением. В частности, соседняя страна поспособствует замене продукции Свердловской области, которая отличается исторически сильной промышленностью. Региону требуется заменить больше 6,5 тыс. позиций товарной номенклатуры.

В частности, представитель Белоруссии отметил, что станкостроители РБ собираются заняться модернизацией уральского станкового парка. Есть также интересные предложения в сфере радиоэлектроники, оптики, дорожно-строительной и лесозаготовительной техники, автотранспорта.

При этом некоторые крупные машиностроительные компании Свердловской области готовы обходиться и исключительно российскими компонентами. Одним из первых уральских предприятий, которые решили перейти на отечественные комплектующие, стал Уралмаш (ОАО «Урал­маш­завод»). Этот мощнейший завод производит оборудование для горнодобывающего комплекса, металлургии, цементной промышленности, энергетической отрасли, гидротурбинное и другое.

Уралмаш планирует постепенно прийти к импортозамещению по такой схеме: рабочая группа из числа директоров крупных заводов формирует запрос с указанием импортных комплектующих, которые можно заменить российскими аналогами. Затем поставщики сообщают, какие пункты они готовы заместить. Опытные образцы поступают на завод, там проводятся испытания, и, в случае если «импортозамещенные» детали подходят к использованию, принимается решение приобретать именно их. Эту работу курирует непосредственно Минпром.

 

Армейская электроника прощается с Западом

Военная промышленность традиционно является в России одной из наиболее приоритетных. При этом Украина выступала одним из ключевых партнеров России в сфере оборонно-промышленного комплекса. Теперь по понятным причинам партнерство с этой страной приостанавливается на неопределенный период. Заместитель министра обороны Юрий Борисов отметил, что с Украины прекратились поставки комплектующих и блоков, которые были предоплачены на 80%. Таким образом, торговые связи заморожены по политическим причинам.

В связи с этим Россия активно ищет новых партнеров. Как отметил директор Центра анализа мировой торговли оружием Игорь Коротченко, главный кандидат на эту роль — Китай и, возможно, другие страны Азиатско-Тихоокеанского региона. Кроме того, частично заменить украинскую продукцию может та же Белоруссия.

«Бытует мнение, что китайская электроника ненадежна. Но, например, как выяснилось недавно, на новейших американских истребителях стоят приборы, произведенные в Китае», — уточнил эксперт.

Еще до обострения взаимных санкций вице-премьер Дмитрий Рогозин провел закрытое рабочее совещание о перспективах развития СВЧ-технологий для военных нужд в Российской Федерации в рамках программы импортозамещения. Чиновнику были показаны новейшие разработки современных и перспективных изделий СВЧ-электроники для всех видов связи и радиолокации, приборы и аппаратура, выпускаемые НПП «Исток», которые используются во многих отраслях науки и техники: радиолокации, наземной и космической связи, ускорителях заряженных частиц, спектроскопии, медицине, металлургии и других областях, говорится в пресс-релизе НПП «Исток».

«Ряд образцов СВЧ-техники, разработанных в НПП «Исток» для различных применений (лампы обратной волны, циклотронно-защитные комплексированные изделия, многолучевые клистроны), запатентован в ведущих экономически развитых странах мира, превосходит лучшие мировые аналоги по техническим и стоимостным показателям и пользуется устойчивым спросом на мировом рынке», — заверил генеральный директор холдинга «Росэлектроника» Андрей Зверев.

Заместитель гендиректора «Рос­элек­тро­ни­ки» Арсений Брыкин рассказал, что в ряде отраслей импортозамещение электроники уже произошло на 100%. В частности, в ядерных системах и спецсвязи Россия полностью обходится без иностранной компонентной базы.

«90% вакуумного и твердотельного СВЧ-оборудования производит «Рос­элек­тро­ни­ка», — сообщил он. — 40% российского рынка других электронных компонент — это продукция наших предприятий. Мы готовы через понятный промежуток времени справиться с задачей импортозамещения всех основных компонент».

Некоторые специалисты считают, что производителям электроники военного назначения следует частично переориентироваться на гражданскую продукцию, поскольку военные заказы в любом случае будут ограниченными, а гражданская электроника — гораздо более перспективный и широкий сектор.

Как отмечает аналитик ИК БКC Денис Мухин, в таких секторах, как авиационные двигатели, Россия давно готова к импортозамещению, поскольку отечественная промышленность всегда была сильна в этом. А вот в электронике и других высокотехнологичных отраслях наше отставание на сегодняшний день слишком велико.

«Россия, безусловно, переживет прекращение поставок различных комплектующих с Украины.

Однако если противостояние с Западом на фоне украинского конфликта усилится, то мы можем лишиться «высокотехнологичных» партнеров, таких как Южная Корея или даже Япония. Последняя пока еще проявляет гибкость и готовность продолжать сотрудничество».
В случае серьезной размолвки с Западом и подконтрольным ему Востоком Россия не сможет полноценно заместить импортную продукцию в сфере электроники и других высоких технологий. На сегодняшний день российская электроника устарела лет на двадцать. Безусловно, мы располагаем научным и другим потенциалом, для того чтобы попытаться сократить отставание от Запада, однако на это могут уйти десятилетия и огромные денежные вливания со стороны государства. В настоящее время государство вряд ли готово на такие издержки, поскольку мы уже привыкли довольствоваться импортом.

«С другой стороны, вряд ли стоит ожидать восстановления «железного занавеса» и полноценной холодной войны, при которых иностранная высокотехнологичная продукция станет для страны недоступной. Я полагаю, что до этого не дойдет», — успокаивает Мухин. Б

 

 

МНЕНИЯ БОССОВ:

Тимур ВЕКИЛОВ, генеральный директор компании «Вокорд»:

Развитие высоких технологий является одной из приоритетных задач в свете диверсификации экономики России. В связи с чем крайне важно применить системный подход к решению данного вопроса. Создание условий должно носить планомерный долгосрочный характер и охватывать все аспекты деятельности, начиная с подготовки молодых кадров и переподготовки специалистов и заканчивая созданием благоприятного бизнес-климата — от льготного налогообложения до формирования рынка, в том числе и с помощью государственных заказов.

Примеры подобного подхода в мире есть. Например, в Индии была принята соответствующая программа на уровне государства в начале 90-х годов. Сейчас она дает значительные плоды. Возможно, имеет смысл более детально изучить этот опыт и применить к российским условиям.

 

Владимир МАРКОВ, генеральный директор корпорации ТехноНИКОЛЬ:

Для развития высоких технологий в России важен стандартный набор условий: грамотная работа с инвесторами, поддержка от государства в виде налоговых льгот, субсидирование создания технопарков, возможность получения льготных кредитов, наличие инфраструктуры (как минимум качественных дорог к региональным научным и образовательным центрам и хорошее качество связи). В этом плане новые технологии несильно отличаются от других отраслей того же промышленного производства. На данный момент государство прикладывает видимые усилия для развития высокотехнологичных отраслей, но с излишним бюрократизмом и сложными нормативами и требованиями нам пока не удалось справиться. Например, программа создания технопарков несколько лет буксовала из-за того, что в ряде областей технопарки не соответствовали требованиям, предъявляемым к началу строительства.

Другая важная проблема — нехватка квалифицированных кадров. Однако эта ситуация характерна для большинства отраслей российской экономики. Здесь необходимо слаженное взаимодействие бизнеса и учебных заведений: внедрение современных, с акцентом на практические знания учебных программ, расширенные практики для студентов на предприятиях и в организациях, совместная разработка новых учебных пособий. Это все лежит на поверхности, но почему-то ныне лишь немногие предприниматели и учебные заведения готовы менять свои подходы. Буквально на днях глава Минкомсвязи РФ Николай Никифоров заявил: стране нужен 1 млн программистов, чтобы обеспечить информационный суверенитет. Он считает, что этого можно достичь за пять — семь лет. Цифры, конечно, оптимистичные, однако ожидается, что в ближайшее время государство станет уделять пристальное внимание наращиванию кадрового потенциала в сфере высоких технологий. Но одних усилий государства, для того чтобы образование соответствовало сегодняшним реалиям и требованиям, явно недостаточно, необходима активная включенность в процесс бизнеса.

Ну и нельзя забывать про такую апробированную методику, как трансфер технологий. Именно благодаря этому Гонконг, Сингапур, Южная Корея и Тайвань смогли создать современные высокотехнологичные экономики. И, кстати, важным моментом здесь является не только использование зарубежных апробированных технологий, но и налаживание трансфера внутри страны — между научно-исследовательскими институтами, вузами, госструктурами и бизнесом.

 

Рустэм ХАЙРЕТДИНОВ, CEO компании Appercut Security:

Нам есть чему учиться у мировых технологических лидеров: США, Израиля, Европы. Они путем проб и ошибок нашли оптимальные условия развития технологий. Конечно, существуют страновые особенности, например, низкая мобильность рабочей силы, ее привязанность к крупным городам, но, в общем, велосипед изобретать не нужно. Достаточно увидеть, что современное российское законодательство не поощряет инновации в той степени, в которой это делают страны — технологические лидеры: довольно сложно нанять удаленного работника, невозможно раздавать опционы сотрудникам, нельзя быть убыточным несколько лет подряд, а это зачастую необходимые инструменты для создания эффективных проектов и компаний в области высоких технологий. Финансовая поддержка от государства тоже не помешает, но не в виде традиционных для России прямых субсидий избранным «системообразующим компаниям», а развитием фондового рынка, облегчением получения венчурного капитала, приоритетными госзаказами при наличии российских аналогов, помощью в развитии перспективных технологий и продуктов на зарубежных рынках. Нужны правильные законы и легкий доступ к финансированию, остальное — предприниматели в сфере технологий и талантливые инженеры — в стране уже есть.

 

Сергей ВАРЛАМОВ, партнер компании «Налоговик», член независимого экспертного центра «Общественная Дума»:

Чтобы высокие технологии в России развивались, им в первую очередь нужно создать благоприятные условия для финансирования. В этом плане без государственной поддержки не обойтись. Необходимо разработать программы поддержки развития бизнеса, связанного с высокими технологиями, включающие совершенствование механизмов финансирования компаний на ранних стадиях развития. Высокие издержки бизнеса в этой сфере и устойчивая тенденция к их росту являются основной причиной, почему в этом направлении функционирует мало компаний и почему новые игроки рынка появляются так медленно. Решив проблему финансирования, можно будет дать хороший толчок к развитию высоких технологий в стране, например путем льготного и более доступного кредитования, а также за счет налоговых послаблений и различных грантов.

Важно создавать технопарки и бизнес-инкубаторы в сфере высоких технологий, совершенствуя при этом работу уже имеющихся технопарков и бизнес-инкубаторов путем развития сервисной инфраструктуры и их интеграции с образовательными организациями, которые осуществляют деятельность по реализации программ профессионального образования. Это поможет привлечь хороших специалистов и подготовить новое поколение профессионалов, поскольку отсутствие высококвалифицированных кадров в данной сфере сейчас вполне ощутимо.

Также со стороны государства необходимо осуществлять координацию работы органов исполнительной власти и организаций в сфере высоких технологий, что простимулирует инновационные процессы. Для этого можно использовать механизмы государственно-частного партнерства и институтов развития.

Простимулировать развитие высоких технологий в стране помогут выгодные предложения для участников таких проектов, например, госгарантии о возврате средств для инвесторов, снижение административных барьеров при реализации инвестиционных проектов, налоговые льготы для новых компаний и для компаний, чья деятельность поможет отстающим отраслям экономики.

 

Григорий СИЗОНЕНКО, генеральный директор компании ИВК:

Я буду говорить о сфере ИТ, которую хорошо знаю и которая составляет сердцевину сферы высоких технологий. Здесь важно сфокусироваться на программном обеспечении, и в первую очередь на инфраструктурных технологиях и продуктах, поскольку именно они составляют фундамент современных информационных систем. И именно тут сконцентрирован риск, что критически-важные системы будут дистанционно выведены из строя. Кроме того, «поднять» эту область реально без больших затрат и во вполне обозримые сроки.

Начать надо с отказа от двух губительных принципов: от выбора ИТ-решений по критерию наименьшей стоимости и от запрета на предпочтения отечественного поставщика зарубежному. Без оглядки на ВТО нужно принять политическое решение о закупке ИТ-систем и готового инфраструктурного ПО именно у российских разработчиков. Даже если этот софт сегодня функционально хуже зарубежных разработок. Это позволит быстро нагнать отставание и создаст достаточно широкий и устойчивый рынок для российских разработок, чтобы привлечь инвестиции частного бизнеса.

Еще раз подчеркну: государство обязано формировать требования и стандарты и покупать готовые продукты и решения. И не должно финансировать ОКР в сфере разработки инфраструктурного ПО. Это ничего не даст, ведь такие конкурсы выигрывают не те, у кого есть необходимые компетенции. Более того, оплачивая ОКР, государство заявляет свои претензии на разработки в этой нише. Это неверный сигнал рынку, отпугивающий инвестиции частного бизнеса. А надо убедить предпринимательское сообщество и общество в целом в том, что все меры по развитию сферы высоких технологий не очередная кампания на несколько лет, а часть неизменного курса на реальную технологическую безопасность и суверенитет страны.

К тому же нужно запустить две долгосрочные программы: поднять престиж инженерных специальностей, а также расширить и очистить от коммерческих интересов крупных западных компаний программы преподавания информатики в школе и подготовку программистов, проектировщиков и системных архитекторов в вузах страны.

Ну а в области производства микроэлектроники, где отставание катастрофическое и требуются огромные инвестиции, не обойтись без широкого государственно-частного сотрудничества. На данном этапе, на мой взгляд, самое разумное — создавать не полный цикл производства, а сеть современных конструкторских бюро, подготовить специалистов и научиться проектировать все виды аппаратного обеспечения. И наладить кооперацию с высокотехнологичными контрактными производствами в странах, не входящих в зону прямого влияния США. И когда все это заработает, можно будет оценить необходимость в собственных производствах и привлечении инвестиций из стран, с которыми налажена кооперация.

 

Виктор МИЛЮК, директор по маркетингу и стратегическому анализу компании «Световые Технологии»:

Для развития высоких технологий в стране необходимо выполнение ряда условий. Во-первых, нужно остановить отток высококлассных специалистов за границу. Создать специальные серьезные государственные программы по финансовой поддержке и развитию научно-исследовательских и опытно-конструкторских разработок. Коммерческим компаниям, которые внедряют современные технологии, давать преференции, возможно, ввести льготное налогообложение. При этом если компания внедряет отечественную современную технологию, то льгота должна быть выше, чем если бы эта технология являлась зарубежной. И, наконец, государство обязано само начать внедрять высокие технологии на своих предприятиях, привлекать специалистов и обеспечивать им достойные условия труда.

 

Федор СПИРИДОНОВ, управляющий партнер группы компаний SRG:

На сегодняшний день развитие высоких технологий в нашей стране является одним из наиболее приоритетных направлений сложившейся экономической стратегии государства. На мой взгляд, Россия уже сейчас имеет хорошую платформу для развития высоких технологий, так как у нас появились все необходимые ресурсы, позволяющие вести работу по активному внедрению высоких технологий и дальнейшему переходу на их постоянное использование.

Основная проблема нашей страны — это не отсутствие разработок в сфере высоких технологий, ведь в России достаточно технопарков, научных проектов, достижений и пр. Проблема в нежелании отечественных предприятий переходить на этот новый уровень, применять эти технологии на практике. Для этого необходимо разработать эффективную стратегию по внедрению высоких технологий на российских предприятиях. Так, например, Владимир Путин говорил о создании механизма поддержки предприятий, которые внедряют наилучшие доступные высокие технологии. В последнее время поступает множество инициатив от правительства касательно данной сферы. Однако главное здесь — вовремя перей­ти от теории к практической реализации, а значит, необходимо принять соответствующие меры по стимулированию к реализации таких инициатив. При этом было бы продуктивно создать различные системы мониторинга по эффективности внедряемых мер для получения актуальной информации о результатах и возможности накапливать статистику по изменению ситуации.

Говоря объективно, конкретного результата не стоит ожидать в кратчайшие сроки, однако, рассуждая о ситуации с глобальной точки зрения, можно с уверенностью сказать: в самом ближайшем будущем уровень развития и применения высоких технологий на практике станет одним из определяющих факторов развития экономики страны.

 

Александр ФИЛИМОНОВ, младший партнер Artisan Group Public Relations:

Несмотря на то что ИТ-индустрия является одной из самых организованных в России, собственных высокотехнологичных разработок в стране, к сожалению, немного. Связано это в первую очередь с низкой востребованностью российских решений, не основанных на уже существующих западных технологиях (интеграционных решений). Таких предложений на рынке немного, даже знаменитая технология ПРО100, на которой планируется реализовывать Национальную платежную систему, в своей основе — это старая версия MasterCard V3. Вместе с тем Россия не один десяток лет занимает второе место по офшорному программированию, а российские специалисты в области высоких технологий весьма востребованы западными компаниями этого сектора. Однако внутри страны развитие высоких технологий скорее идет по пути государственного PR, нежели по рыночному.

Разговоры о необходимости замещения высокотехнологичных продуктов Запада велись с начала 2012 года, сейчас они приобрели дополнительную актуальность. Однако существенно ничего не поменялось — российские сотовые телефоны как не покупались, так и не покупаются, ГЛОНАСС по-прежнему не конкурент западным спутниковым системам навигации (в частности GPS), а о новых российских разработках в области высоких технологий новостей бывает мало. И дело не в том, что в России недостаточно специалистов высокого уровня или недостаточно денег для развития этих систем — дело в организации. Идея создания технологического кластера при технопарке «Сколково» себя пока не оправдала из-за большого количества политики и крайне условной рыночной составляющей. Государственные заказы, как уже показала практика, революции в развитии hi-tech не сделают, но может сделать рынок.

Для того чтобы завоевать рынок — хотя бы российский, — необходимо не только по возможности покупать технологии (или копировать, как это делает Китай, за что и регулярно получает обвинения в интеллектуальном пиратстве), но и применять опыт развития высокотехнологичных компаний, опыт управления технологическими процессами и использованием научных открытий в коммерческих продуктах. К слову, такая практика существовала в СССР, правда, в области оборонной промышленности. Тогда была создана гигантская инфраструктура военных НИИ.

Еще одна большая проблема российской науки — непонятный статус РАН, который в последние несколько лет походит на одно из тех самых военных НИИ, а также непонятный статус университетов. Если, скажем, в США университеты являются источником научных открытий, то в России это сугубо образовательные учреждения.

Принятие должных мер в совокупности могло бы изменить текущее положение дел в российской индустрии высоких технологий, однако это процесс небыстрый, уже на текущем этапе на это потребуется не менее десяти лет. Так как решительных мер в этой области никто не предпринимает, хотя слова «инновации» и «высокие технологии» не сходят с уст членов правительства, я не думаю, что в ближайшее время у нас есть шанс увидеть реальный прогресс в области высоких технологий. Даже участие российских ученых в разработке вакцины против Эболы больше походит на очередную микро-PR-кампанию государственного масштаба.

 

Наталья ЯКОВЛЕВА, руководитель ГК АВИС:

Наиболее удачную трактовку понятия «технология» дает большой толковый социологический словарь Collins: «Технология — практическое применение знания и использование методов в производственной деятельности». Из этого определения видно, что для развития, особенно высоких технологий (отчасти подойдет термин «инновационные технологии»), необходимы, во-первых, знания (наука) и, во-вторых, эффективная система внедрения этих новых знаний и продуктов в тех областях и для той целевой аудитории, для кого технологии были предназначены. Добавлю от себя — нужны деньги, желательно частные инвестиции. Частный инвестор доведет дело до конца, то есть до внедрения технологии в практику, и, конечно, не будет вкладывать в бесперспективные проекты. Рассчитывать на государственный аппарат с его бюрократическим механизмом на сегодня нельзя. Я помню, как несколько лет назад, по окончании президентской программы переподготовки управленческих кадров, на официальной встрече с Правительством Московской области, посвященной инновационным проектам, я и мои коллеги, выпускники программы, делали свои доклады об инновационных технологиях, предлагая их для внедрения в практику. Пожилой чиновник, который нас выслушивал, каждому докладчику говорил, что его проект не годится, это не инновация. После девятого или десятого докладчика я попросила этого чиновника сформулировать, что, по его мнению, является инновационной технологией. Он растерялся и не смог дать никакого определения, даже самого общего. Я убеждена: главное условие для развития высоких технологий — присутствие прогрессивно мыслящих частных инвесторов!

 

Ксения МЕЗЕНЦЕВА, генеральный директор ЗАО «Связной-Клуб»:

Чтобы высокие технологии в России получили развитие, должно сойтись множество факторов. Главный барьер, с которым сталкиваются разработчики в нашей стране, это желание инвесторов начать получать прибыль чуть ли не сразу после вложений. Но в сферах ИТ и высоких технологий такая стратегия обречена на провал. Здесь нужны долгосрочные инвестиции и готовность ждать. Samsung, Apple, Sony, Nokia и многие другие известные новаторы в сферах гаджетов и телеком-услуг, выпуская свои устройства под текущие запросы рынка, параллельно разрабатывали сотни других гаджетов и технологий для будущих проектов, патентуя или приобретая патенты на ту или иную технологию. Это и позволило компаниям стать мировыми лидерами во многих сферах техники и электроники.

Главное требование к высокотехнологичному устройству — своевременность его выпуска на рынок. Тут хочется привести пример YotaPhone. На момент презентации это устройство вызвало громадный интерес у пользователей по всему миру, несмотря на «избалованность» западных покупателей различными новинками. Но со времени анонсирования до старта продаж гаджета прошло достаточно много времени, в течение которого конкуренция на рынке усилилась, и устройство в итоге уже не было столь инновационным.

Еще одно ключевое условие развития — это уменьшение количества административных барьеров для компаний и отдельных людей, стремящихся начать производство высокотехнологичного товара.