Помочь выжить

6Рубрика | Президентские / Правительственные программы

Текст | Николай АНИЩЕНКО

В России создан Фонд развития промышленности, который сосредоточится на предбанковском финансировании НИОКР. На эти цели на три года выделено 18,5 млрд рублей.

На вопрос о том, в чем отличие фонда от аналогичных структур, с помощью которых в России поддерживают бизнес, сопредседатель «Деловой России» Антон Данилов-Данильян отвечает, что это первый фонд с четкой специализацией по научно-исследовательским проектам.

«Инвестиционный фонд России, например, предназначен для развития инфраструктурных проектов — дорог, железных дорог, линий связи. Кроме того, он фактически сейчас уже давно не пополняется — с момента кризиса. И такое впечатление, что его решили не развивать дальше, а просто завершить те проекты, которые с его помощью были профинансированы», — говорит он.

Данилов-Данильян считает, что для работ в сфере НИОКР — для всего, что завершается мелкой серией, — выделенные средства являются значительной суммой. «Если учесть, что параллельно в этой сфере будут действовать другие инструменты развития, такие, как Российская венчурная корпорация и Роснано, — в совокупности с ними добавка в 18,5 млрд на три года — это очень существенно».

Пока, подчеркивает эксперт, само решение о создании Фонда развития промышленности еще достаточно сырое: нужна конкретизация инструментов — порядков, регламентов. В этой работе он призывает максимально задействовать бизнес — по той же модели, по которой это было сделано, к примеру, в Российском фонде прямых инвестиций.

«Самый главный вопрос, как обычно: первое — кто будет владельцем результатов, достигнутых с помощью государства, второе — насколько эффективно станут отбираться эти проекты. Здесь без активного участия бизнеса все может выродиться в форму неэффективных трат. А если подключать бизнес в режиме софинансирования, когда он берет на себя значительную часть рисков, в таком совместном режиме это может быть очень неплохо», — уверен замглавы «Деловой России».

«Есть Российский фонд прямых инвестиций. Он тоже работает на принципах софинансирования, только с иностранными инвесторами. Помогает софинансировать то, что уже отобрано частными инициаторами, или, наоборот, частные иностранные организации активно входят в проекты, которые одобрил этот фонд. У них возникает взаимная ответственность; и для той, и для другой стороны очень опасно потерять репутацию. Если Фонд развития промышленности будет действовать по такому механизму, как РФПИ, то это верное направление», — говорит собеседник журнала «БОСС».

Ранее предполагалось, что фонд станет выдавать долгосрочные кредиты на уровне инфляции плюс 1% и субсидировать ставки по кредитам коммерческих банков. По мнению сопредседателя «Деловой России», эта задумка была правильная, однако осуществить ее, скорее всего, помешал Минфин, не согласовав данное решение.

«Помощь такого фонда для многих наших промышленных предприятий позволила бы им выжить. Причем это не значит, что эти предприятия по определению неэффективные. Многие из них эффективны, просто им недостает некоего толчка. Кому-то из них нужно модернизировать цех, увеличить мощность подведенного газопровода или линии электропередач — иногда какой-то мелочи не хватает. Но они даже 100 млн рублей не могут взять в кредит в банке, потому что у них неустойчивое финансовое положение, — объясняет эксперт. — А в соответствии с жесточайшими нормативами нашего Центрального банка коммерческие банки вынуждены закладывать огромные резервы при кредитовании этих предприятий, однако они не в силах себе это позволить».

«Если фонд поможет эту ситуацию отрегулировать, от него можно будет ожидать гораздо бóльшую пользу, чем от того варианта, который есть сейчас. И даже такая НИОКРовская его специализация крайне полезна, если правильно организовать работу», — уверен Данилов-Данильян. Б