Босс №10 2014 г.

Исключение из системы

1Рубрика | Страница редактора

Ситуация с АФК «Система» и «Башнефтью» стала доминантой в экономической повестке последних недель — фактором, влияющим на российский финансовый рынок даже больше, чем действие санкций Запада и снижение цен на нефть.

Мы увидели сразу четыре сенсации. Впервые с 2003 го­да — с ареста Ходорковского — серьезная мера пресечения применена к человеку, входящему в десятку крупнейших предпринимателей страны, — председателю совета директоров АФК «Система» Владимиру Евтушенкову (впрочем, Евтушенков находится под домашним арестом, а не в СИЗО).

Впервые за долгие годы речь идет о пересмотре покупки крупного актива одной из ведущих российских бизнес-групп, причем покупки с большим сроком давности: сделка по приобретению «Башнефти» была завершена еще в 2009 году.

Впервые речь идет о пересмотре итогов приватизации одной из больших компаний, произошедшей более чем 10 лет назад. И даже о возвращении этой компании в государственную собственность, в результате чего акций могут лишиться не только владелец контрольного пакета, но и миноритарные акционеры, российские и иностранные.

И, наконец, впервые с 2005 года, когда «Газпром» выкупил у Романа Абрамовича «Сибнефть», возникла вероятность передела на российском нефтяном рынке.

Приватизация «Башнефти» не была идеальной, мягко говоря. В начале 90-х годов президент Башкортостана Муртаза Рахимов отказался выполнять указ президента Российской Федерации Бориса Ельцина о приватизации в нефтяном секторе. Компания осталась под контролем республиканских властей.

В 2002 году «Башнефть» все же была приватизирована: на основании указа Рахимова, разрешившего приватизацию, и в соответствии с федеральным законодательством о приватизации она вскоре отошла сыну президента Башкортостана Уралу Рахимову.

Хотя уже на следующий год Рахимов-старший из-за конфликта с сыном пытался вернуть актив в республиканскую собственность. Добился успеха в арбитражном суде первой инстанции, но сын уладил отношения с отцом, и требования о возврате были отозваны. Параллельно Счетная палата РФ усомнилась в законности приватизации, а прокуратура по ее материалам возбудила уголовное дело по признакам отчуждения имущества. Однако дело, переданное главку МВД России по ПривФО, закрыли из-за истечения срока давности. Генпрокуратура пыталась обжаловать закрытие, но безуспешно.

Таким образом, АФК «Система» в конце 2000-х годов покупала у Урала Рахимова юридически чистый актив, по крайней мере актив, по которому не могло открыться новых обстоятельств. И все же следователи СК их нашли: Рахимов-младший теперь обвинен в хищении, а Евтушенков — в легализации похищенного: последнему вменяется содействие в получении Уралом Рахимовым «чистых» денег вместо «грязного» актива.

Вне зависимости от того, право следствие или нет (это определит суд), негативный эффект разбирательства для инвестиционного климата колоссальный. И он стимулирует деловое сообщество в очередной раз выступить с инициативой законодательно блокировать возможность пересмотра итогов приватизации, «устоявших» в судах и имеющих значительные сроки давности.

 

Александр Полянский