Меж двух ЕС

22Рубрика | Сюжет месяца / Вокруг России

Текст | Тимур ХУРСАНДОВ

Армения не может сделать выбор в пользу ЕАЭС, и этот фактор уже использует армянская оппозиция.

На саммите в Астане 29 мая этого года лидеры Белоруссии, Казахстана и России Александр Лукашенко, Нур­сул­тан Назарбаев и Владимир Путин подписали договор о создании Евразийского экономического союза. Тогда же было объявлено, что до конца года ожидается присоединение к этой структуре Армении и Киргизии. Однако если насчет Бишкека все более-менее понятно — процесс не без трудностей, но идет, то с Ереваном история темная.

Достаточно сказать, что уже несколько раз стороны были близки к договоренности, но каждый раз все срывалось. По мнению экспертов, это обусловлено и позицией некоторых участников ЕАЭС, и самой Армении, которая пытается балансировать между Западом и интеграционными процессами на постсоветском пространстве. Увы, недавний пример Украины показывает, что это не всегда заканчивается хорошо.

 

Техническое неприсоединение

Подписание соглашения о вступлении Армении в Евразийский экономический союз за последние полгода переносилось уже раз пять. Каждый раз это объяснялось мифическими «техническими проблемами», прояснить суть которых не потрудился никто. Можно только предположить, что, как водится, у этого вопроса две стороны.

Во-первых, не торопятся нынешние участники союза, а именно Белоруссия и Казахстан. И их вполне можно понять. Если у России интересы в Армении — и экономические, и военно-политические — представлены более чем явно, то для Астаны и Минска выгоды от вступления Еревана в ЕАЭС, видимо, сомнительны. Так что они не спешат. Вице-спикер белорусского парламента Виктор Гуминский, например, объяснил это тем, что «на пути вступления Армении в ЕАЭС есть препятствия», традиционно не уточнив, о чем именно идет речь.

Доподлинно известно только об одном из таких препятствий. Армения, естественно, не против вступить в ЕАЭС в границах, признанных пока только ей самой, то есть вместе с Нагорным Карабахом. Но ни Казахстан, ни Белоруссия, ни, наверное, Россия не готовы ввязываться в чрезвычайно болезненный, деликатный, не решающийся много лет конфликт ради еще не понятных и потому довольно призрачных экономических дивидендов. И, к удовольствию азербайджанской стороны, казахстанский и белорусский лидеры озвучили эту позицию публично. Назарбаев, в частности, заявил, что Армения может быть принята в Ев­ра­зийский экономический союз только в международно признанных границах. А это значит, что между Нагорным Карабахом и Арменией после вступления последней в ЕАЭС должны быть установлена пограничная линия, организованы таможенные пункты. Пойдет ли на это Ереван — большой вопрос. Хотя в принципе прецедент уже есть — во Всемирную торговую организацию Армения вступала в границах, признанных ООН, то есть без Карабаха.

 

Кому выгодно?

Похоже, не до конца уверен в целесообразности присоединения к Евразийскому экономическому союзу и сам Ереван. Надо признать, тоже небезосновательно. Сейчас экономика Армении в значительной степени импортоориентирована. Но в случае вступления в ЕАЭС придется поднять таможенные пошлины до уровня России, Казахстана и Белоруссии. Понимая это, армянские власти просят ввести примерно для 800 видов товаров исключение и временно ввозить их по прежним ставкам. Однако тогда возникает вопрос: как контролировать эти товары, предотвращать их перемещение в другие страны союза? Задача не из легких.

Кроме того, ныне между Арменией и Европейским союзом действует льготный режим торговли — более 6 тысяч наименований армянских товаров идет в Европу практически беспошлинно. Учитывая деликатные отношения ЕС и ЕАЭС, нетрудно спрогнозировать, что после присоединения Еревана к Евразийскому экономическому союзу эта ситуация, скорее всего, будет пересмотрена.

 

Украинский вариант

В общем, Армения оказалась перед действительно нелегким выбором. Эти ее метания очень напоминают ситуацию прошлого года. Тогда, в сентябре ­2013-го, ­после того как многолетние переговоры об ассоциации с Европейским союзом были практически завершены и до подписания соответствующего соглашения оставался один шаг, Ереван вдруг отказал ЕС. Поговаривали, что сделано это было не без прямого давления со стороны Москвы.

Поступит ли Армения точно так же с Евразийским экономическим союзом? Вряд ли. Все-таки слишком сильна зависимость от России, которая, видимо, будет настаивать. Скорее всего, армянский президент Серж Саргсян просто попытается потянуть время. Хотя и эта тактика очень опасна.

Еще слишком свежи в памяти события, с которых начался нынешний кризис на Украине. Тогдашний украинский президент тоже пытался лавировать между евразийскими интеграционными процессами и Евросоюзом, не говоря ни одному «да», но в то же время никому и не отказывая. Чем это закончилось, можно наблюдать до сих пор.

При такой схожести ситуаций неудивительно, что Армению начали называть в качестве одного из самых вероятных кандидатов на следующий «майдан». Аналитики, правда, пока расходятся во мнениях о том, кто его может организовать. На Западе традиционно подозревают Россию, которая якобы планирует использовать обострение вокруг Нагорного Карабаха, для того чтобы окончательно подмять под себя Армению, а пророссийские эксперты, наоборот, считают, что переворот будет нацелен на разрыв «исторической дружбы двух братских народов».

Как бы то ни было, практика «уличной демократии» Армении совсем не чужда. С ней в полной мере столкнулся, например, первый президент страны Левон Тер-Петросян. В 1996 году, после его переизбрания, по стране прокатились многотысячные акции протеста. В Ереване правоохранительным органам пришлось применять водометы и слезоточивый газ, оппозиционеры, в свою очередь, пытались штурмовать парламент. Знаком с беспорядками и нынешний армянский лидер. В 2008-м, тоже после выборов, опять были массовые акции, вооруженные столкновения, баррикады в центре столицы, чрезвычайное положение.

Да, сейчас ситуация не выборная, и в целом, по мнению экспертов, армянское общество стало намного более инертным. Но оппозиция в стране по-прежнему есть. Например, тот же Тер-Петросян. Он, кстати, в отличие от Саргсяна, играющего на поле «и вашим, и нашим», уверен, что у Еревана нет выбора, кроме как пойти по пути евразийской интеграции.

Так что страсти можно разогреть. Было бы желание. А оно, судя по всему, появляется. Во всяком случае, на 10 октября запланирован крупный оппозиционный митинг. И это тот самый день, когда в Минске соберутся лидеры ЕАЭС и в очередной раз обсудят, что делать с Арменией. Будет интересно. Б