Есть ли у вас план, мистер Медведев?

19Рубрика | Сюжет месяца / Деловой климат

Текст | Иван ОСЯНИН, к.э.н.

Правительство заявило о переходе к импортозамещению. Но не повторит ли импортозамещение в РФ судьбу модернизации?

Санкции Запада в отношении РФ и необходимость принятия ответных контр­санкций побудили правительство всерьез заговорить о необходимости целенаправленной политики по замещению импортной продукции товарами оте­чественного производства. Вместе с тем у многих появились сомнения: а есть ли принципиальная возможность у экономики, в которой зависимость от экспорта ресурсов росла десятилетиями, в короткий срок наверстать упущенное?

Не обернется ли на деле импортозамещение заменой товаров, ввозимых из США и ЕС, их аналогами, например из Израиля и Египта? Не приведут ли предполагаемые запреты на импорт технологий из развитых стран не к разработке собственных, а к окончательному выбросу экономики на пыльную обочину общемировых дорог?

Основные опасения по поводу реалистичности успешного выполнения сценария импортозамещения лежат даже не в плоскости конкретных экономических выкладок, цифр и фактов, а, скорее, в области управленческой психологии, выработавшейся в стране начиная с 90-х годов. Уж очень сильно инициативы правительства и подача широкой общественности темы «курс на импортозамещение» похожи на лозунг времен президентства Дмитрия Медведева — лозунг модернизации.

Тогда много шума было вокруг проекта «Сколково» и технопарков. Сейчас — вокруг индустриальных парков и проектов по замещению, в первую очередь продукции ОПК. Даже сами задачи — «модернизация» и «импортозамещение» — схожи: без первого крайне утопично выглядит второе. И тут встает вопрос: может ли та же управленческо-экономическая команда, не справившаяся с задачей модернизации 4–5 лет назад, выполнить ее сейчас?

Причем команда не только на правительственном уровне, но и на уровне предприятий, где пресловутых красных директоров сменили эффективные менеджеры, которые катастрофически плохо разбираются в технологических вопросах, зато успешно управляют финансовыми потоками и занимаются социально значимыми проектами?

 

Девальвация поможет, но лишь частично

Главный вопрос, который возникает: что же, собственно, мешало замещать импорт и поддерживать отечественного производителя последние 20 лет? Официальные СМИ говорят: дескать, если раньше мы были открыты партнерам из ЕС, то сейчас, когда будет возможно введение широкомасштабных санкций как с их стороны, так и с нашей, с рынка РФ могут исчезнуть многие товары европейского производства. И тут-то наконец наши товаропроизводители начнут в отсутствии конкурентов использовать свой потенциал, а правительство обязательно разработает такую программу их поддержки, что российские товары потихоньку станут вполне конкурентоспособными и будут востребованы на рынке. Мгновенно это сделать не получится, но у нас есть друзья на Востоке, которые первое время готовы нас снабжать всем необходимым.

Картинка, конечно, упрощена и слишком поверхностна, однако есть и более глубокая причина необходимости импортозамещения. Экономическая модель, основанная на росте цен на энергоресурсы, уже несколько лет, как исчерпала свой потенциал. В этой связи единственный способ запустить экономический рост, остановить бегство капитала, привлечь иностранные инвестиции (пусть и не западные), а главное, не допустить существенного падения уровня жизни населения — это как раз стимулировать выпуск отечественных товаров.

Существуют и некоторые предпосылки для возможности нарастить отечественное производство. Помимо прямых запретов на импорт/экспорт ряда видов продукции это состоявшаяся как раз таки на фоне санкций девальвация рубля. Однако в отличие от ситуации 1998 года, когда девальвация произошла в экономике с недогруженными производственными мощностями и подтолкнула производителя к их запуску, сегодня без функционирующего механизма финансирования инвестиционных проектов сама по себе девальвация лишь раскрутит маховик инфляции.

Минпромторг в этом году внес в Думу проект ФЗ «О промышленной политике в Российской Федерации», где акцент делается и на замещение импорта, и на налоговые послабления, и на льготные кредиты, но внятного механизма реализации этих нужных вещей в тексте законопроекта, к сожалению, вновь не просматривается. Мало делается и для повышения инвестиционной привлекательности России. Сразу два громких события за последний месяц — рассмотрение вопроса об увеличении ряда существующих налогов и введении новых, и громкий арест главы АФК «Система» Владимира Евтушенкова — это недопустимо много.

По официальным данным, промышленное производство в августе упало на 0,6% после роста на 0,5% в июле, в обрабатывающих отраслях в августе наблюдалось замедление темпов роста — на 0,6% в годовом выражении, в месячном — на 1,2%. Четвертый месяц подряд падают загрузки производственных мощностей. Падает и инвестиционная активность (с начала лета в среднем на 1,3% в месяц).

Все эти фактические данные оказались хуже прогнозных. По прогнозу МЭР в 2014 году рост производства в РФ должен составить 1%, что, конечно, несовместимо с какими бы то ни было планами импортозамещения. Одним словом, если и существует рабочий план по импортозамещению, пока к его реализации никто не приступил.

 

Результат будет, но не скоро

Сегодня, по данным ЦМАКП, зависимость российского рынка лекарственных средств от импорта составляет 80%, офисного оборудования — 83%, одежды — 75%. С одной стороны, это тот кусок, который может быть съеден российскими производителями, в случае если все-таки будут проведены структурные реформы, а главное — найден работающий источник инвестиций, что в текущих условиях нарастающих бюджетных проблем и замедления экономики с каждым днем сделать все сложнее. С другой, есть и такой факт: доля импортной продукции в станкостроении составляет 89%. Ненамного лучше ситуация с сельским хозяйством: у передовых производств, как правило, не только техника и оборудование, но даже и семенной материал импортируется из-за границы.

То есть налицо катастрофическая зависимость основных средств производства от импорта, в том числе из ЕС, в условиях обостряющегося противостояния со странами Евросоюза. Выходит, помимо открытия либо модернизации непосредственно самих производств потребительских товаров при условии, что мы хотим наладить их выпуск, необходимо поднимать целые высокотехнологические отрасли для перевооружения производственной базы. И это все нужно делать в условиях не менее катастрофической нехватки инженерных кадров и год от года падающей квалификации выпускников технических вузов.

Как ни крути, получается, что, даже если сегодня государство всерьез возьмется и за решение кадровых проблем, и финансовых, и за снятие административных барьеров, первые более-менее серьезные результаты можно будет ожидать спустя 10–15 лет. До тех пор возможны либо «точечное» импортозамещение в конкретных отраслях, либо переориентация на других внешнеэкономических партнеров.

Тем не менее исторически Россия уже неоднократно показывала поразительную способность в критическую минуту мобилизовать максимальное количество ресурсов и достигать амбициозных целей в кратчайшие сроки. Вполне возможно, что внешнее противостояние станет стимулом для реализации тех мер, о необходимости которых так много говорится последние 10–15 лет. Б