Босс №09 2014 г.

Санкции в тумане

17Рубрика | Сюжет месяца / Деловой климат

Текст | Иван ОСЯНИН, к.э.н.

Последствия западных санкций и российских контрсанкций пока трудно предсказать.

Маховик ввода экономических санкций против России набирает обороты, по мере того как острожелаемая США и некоторыми странами ЕС окончательная победа Киева над самопровозглашенными ДНР и ЛНР затягивается. Покровительствующие киевскому режиму страны, с одной стороны, утверждают, что без якобы активного (хоть и не доказанного) участия России в конфликте ополченцы не силах противостоять войскам регулярной армии. Экономические ограничения, по мнению Запада, могут принудить РФ к прекращению поддержки юго-востока Украины и окончанию вооруженного конфликта.

Но даже при невыполнении этой задачи санкции отвечают интересам основного их лоббиста — США. Среди них и общее ослабление России, ведущей независимую внешнюю политику, и устранение конкурента с европейского рынка газа, и еще большее повышение зависимости ЕС от США, и возможность расширения НАТО за счет Украины. Одним словом, США санкционная война дарит целый букет выгод и практически не дает прогнозируемых потерь. А вот для ЕС и России последствия будут весьма неприятными.

 

Бремя войны несет Европа

На текущий момент основное бремя экономических санкций взял на себя ЕС. Санкции распространяются на ряд крымских компаний, сменивших собственников после присоединения полуострова, введены санкции против Российского нацио­нального коммерческого банка, концерна ПВО «Алмаз-Антей» и авиакомпании «Добролет». Евросоюзом были введены также секторальные санкции, затронувшие инфраструктурные, транспортные, телекоммуникационные и энергетические сектора, в которые резидентам ЕС запрещается осуществлять инвестиции в любых формах, выдавать кредиты, приобретать доли.

В список гражданских товаров производства РФ, запрещенных к покупке странами ЕС, попало более 250 наименований. Отдельным пакетом введено эмбарго на импорт и экспорт российского оружия и продукции двойного назначения, а также военных технологий. ЕС ограничил экспортеров в праве на экспорт энергетического оборудования и технологий в Россию, а также наложил запрет на поставки в Россию высокотехнологичного оборудования для добычи нефти в Арктике, на глубоководном шельфе и сланцевой нефти. Болгария, Великобритания, Германия, Норвегия, Швейцария, Япония ввели дополнительные санкции против конкретных российских компаний.

Практически аналогичный пакет экономических санкций, главным образом относящихся к импорту и экспорту оборонных товаров и технологий, энергетическому сектору, сотрудничеству с рядом российских банков, ввели Канада и США.

Что касается санкций иного характера, то для простого перечисления «креатива» зарубежных партнеров в разбросе от прекращения взаимодействия в области борьбы с наркотиками до запрета на концерт певца Олега Газманова понадобится много места.

Одним словом, за последние полтора месяца предприняты беспрецедентные в новейшей истории недружественные экономические шаги от всех стран первого мира. Не свирепствуют в санкционном угаре лишь Бразилия, Индия, Китай, Турция, страны арабского мира, а также бывшие советские республики, исключая саму Украину.

Россия только с середины марта стала отвечать на политические санкции, в основном запретами на въезд для отдельных чиновников иностранных государств, а первые и пока единственные санкции экономического характера были объявлены 6 августа в виде запрета на импорт ряда продуктов сельского хозяйства из ЕС, США, Австралии, Канады, Норвегии.

 

Контрсанкции на затравку

В ответ Россия ввела санкции, касающиеся импорта сельскохозяйственных продуктов. Большинство экспертов сходится во мнении, что самой РФ эти действия серьезного вреда не нанесут, однако могут в пределах 1–2% увеличить инфляцию во время переориентации рынка на отечественных производителей и новых поставщиков.

Мясом птицы Россия уже сейчас обеспечивает себя почти на 90%. По говядине 75% объема рынка приходится на российские компании, а оставшаяся часть — на страны, не попадающие под санкции.

За счет санкций еще более укрепят позиции на рынке РФ Грузия, Турция, Египет, Израиль. Конечно, некоторые виды деликатесов и вин могут исчезнуть с рынка, кроме того, возможны временные проблемы с мясом свинины, часть которого завозится из Канады, однако при наличии внятных программ развития отрасли эта проблема также решаема.

Для Европейского союза сельскохозяйственные санкции, скорее, некое предупреждение о том, что в случае продолжения подобных игр Россия оставляет за собой право ответного хода. Да, по телевидению мы наблюдали испанских фермеров, которые жгли флаги ЕС в целях привлечения внимания к возникшим трудностям, показывали нам и персики, которые выкидывали фермеры Франции и Греции.

Правда и то, что та компенсация, которую предлагает Евросоюз пострадавшим странам, не покрывает их прямых убытков, однако в масштабе ЕС доля экспорта сельскохозяйственной продукции составляет около 5%, а доля экспорта этой продукции в РФ и вовсе около 1%.

Тем не менее санкции действуют в разной степени на разных стран — участниц ЕС. Например, президент Финляндии Саули Нийнистё после введения контр­санкций уже встречался с Владимиром Путиным в Сочи, где речь шла, в частности, о важности отказа от санкционного противостояния.

 

Возможности для новых санкций

По данным Всемирного банка, наша страна является крупнейшим потребителем товаров стран ЕС: 45% продукции автомобильной промышленности, 18% продукции химической и медицинской промышленности, 8% пищевой промышленности и 26% остальных отраслей, таких как текстиль и сектора различных высокотехнологичных товаров. Общий объем торговли оценивается в $400 млрд.

При этом наименее болезненные для себя санкции Европа уже ввела, однако и их введение, по прогнозам самой Еврокомиссии, будет стоить объединенной Европе в этом году сокращения в 0,3–0,4% ВВП. Россия же оставила для себя возможности дополнительного ответа.

Дальнейшая эскалация конфликта способна привести к совсем тяжелым последствиям, особенно если взаимные санкции затронут основную сферу сотрудничества — нефтегазовую.

К сожалению, санкции изначально не имели никакого экономического смысла для ЕС и принимались под воздействием политических обстоятельств и серьезным давлением США. Несмотря на крайне тяжелые последствия, которые затронут ЕС при дальнейшем раскручивании санкций, их появление возможно в случае резкого изменения военно-политической обстановки на юго-востоке Украины.

 

Рост в ответ на санкции

Что касается России, то июльская статистика показала ускорение экономического роста — по сравнению с июнем на 1,5% в годовом счислении. При этом ускорение в обрабатывающих отраслях составило 2,4%, в основном за счет импортозамещения украинской продукции в металлургии. В ближайшие месяцы следует ждать и ускорения в сельском хозяйстве.

Но это пока далеко не повод для оптимизма.

 

Туман войны

Знаменитый прусский генерал Карл фон Клаузевиц в XIX веке ввел в оборот термин «туман войны». Три четверти того, на чем строятся боевые действия, по Клаузевицу, лежит в тумане неопределенности: события обгоняют решение, не дают возможности не только зрело обдумать, но даже хорошенько оглядеться на поле боя. Со временем знакомство с обстановкой растет, но неуверенность от этого лишь увеличивается.

То, что мы наблюдаем сейчас, — активная фаза санкционной войны: каждую неделю возникают новые скандалы и, соответственно, новые попытки США и союзников оказать давление на РФ как непосредственно санкциями, так и угрозами их введения. Мало того что эксперты толком не успевают просчитывать возможные последствия при столь стремительном развитии событий, так и информационная война, развернувшаяся в СМИ, соцсетях, форумах, новостных лентах и комментариях, делает туман войны еще более густым.

В этой суматохе можно встретить равнообоснованные мнения в диапазоне от того, что санкции и контрсанкции простимулируют отечественных производителей, да так, что мы за 3–5 лет построим конкурентоспособную и самодостаточную экономику, до упаднических прогнозов краха российской экономики и неизбежности следующей революции.

Западные санкции, особенно закрытие доступа отечественным компаниям к зарубежному финансированию, еще более обострят те объективные недостатки, которые уже сложились в отечественной экономике. Добавляют пессимизма и заявления правительства на тему возможного повышения налогов и традиционного игнорирования проблемы катастрофического недоинвестирования в экономику.

Если государство не сможет выработать внятной экономической, инвестиционно-финансовой и промышленной политики, в санкционной войне России грозит крупный проигрыш. Б