Босс №08 2014 г.

Утекать уже нечему

13Рубрика | Взгляд на экономику

Текст | Павел МЕДВЕДЕВ

На фоне общих пессимистических настроений во втором квартале отток капитала из РФ по сравнению с рекордными первыми тремя месяцами года упал вдвое — с 48,8 до 25,8 млрд долларов. Однако в середине июля внешнеполитическое давление на Россию выросло: сначала США ввели порцию секторальных санкций, а уже после этого на Украине произошла авиакатастрофа Boeing 777, в которой западные страны прямо обвинили Россию, пригрозив неминуемыми последствиями. Чего ждать экономике?

Статистика по второму кварталу воспринималась многими на рынке как повод для оптимизма, и прогнозы о чрезвычайных $100–200 млрд оттока по итогам года выглядели уже какими-то совсем нереальными. И они действительно нереальны — по той же самой причине, по которой так значительно сократился отток: просто утекать больше нечему.

Уже несколько лет предприниматели уезжали, вывозили капитал и средства производства хоть куда — даже в Белоруссию и Казахстан. Такая ситуация складывалась в преддверии и сразу после очередных американских санкций, которые введены в середине июля. А потом случилась эта злополучная ракета над Донецкой областью, и после нее, я уверен, с экономикой станет все вообще очень плохо. Но $200 млрд оттока по итогам года мы и сейчас вряд ли увидим: денег больше в экономике нет.

Если раньше стоял вопрос обеспечения минимального роста в условиях санкций, то после новых ограничений США он сменился тезисом о том, как бы так упасть, чтобы не очень больно удариться. После ракеты же вопрос звучит принципиально по-иному: как бы так упасть, чтобы не разбиться насмерть.

Это внешний государственный долг у России сравнительно небольшой, а у российских государственных компаний и корпораций он около $700 млрд. И его нужно рефинансировать — минимум 5% в год, но на практике ставки несколько больше.

Компании, против которых американцы еще до ракеты объявили санкции — Внешэкономбанк, Газпромбанк, Рос­нефть, — теперь вынуждены обращаться за долларами в Центральный банк, чтобы платить проценты по своим внешним долгам. Это означает, что ЦБ начнет распаковывать резервы. При усилении внешнего давления, которое сейчас неминуемо, список этих госкорпораций лишь расширится. Значит, только $35–40 млрд долларов в год из российских резервов придется тратить на выплаты по текущим долгам без учета их погашения и новых займов (которые, правда, теперь вряд ли возможны).

Запасов на эти и другие цели, в том числе критический импорт, хватит года на полтора. Хотя, может, и на бóльший период — это смотря какое качество существования при этом обеспечивать. Есть ряд товарных позиций, которые необходимо обязательно закупать за рубежом. Условно это какао, бананы, ряд лекарств. Но можно ведь поддерживать нормальное качество жизни для больных СПИДом за счет дорогого медицинского импорта, а можно дать им умереть. Б

 

 

Медведев Павел Алексеевич, советник председателя ЦБ РФ, бывший финансовый омбудсмен, депутат Государственной думы первых пяти созывов, доктор экономических наук, профессор.

Родился 13 августа 1940 года в Москве. Окончил механико-математический факультет МГУ имени М.В. Ломоносова (1962) по специальности «Математика», аспирантуру мехмата МГУ (1965). Кандидат физико-математических наук (1967). Доктор экономических наук (1987). Автор более 100 научных публикаций.

В 1965–1968 годах — преподаватель кафедры математики Военно-инженерной академии.

В 1968–1992 годах — старший преподаватель, доцент кафедры математических методов анализа экономики экономического факультета МГУ.

С 1992 года — профессор экономического факультета МГУ.

В 1993 году избран депутатом Государственной думы. В этом качестве прослужил до 2011 года.

С сентября 2010 по февраль 2012 года занимал пост финансового омбудсмена Ассоциации российских банков.

В настоящее время — советник председателя Центробанка РФ.