Босс №08 2014 г.

«Об этом, товарищ, не вспомнить нельзя…»

88Рубрика | Юбилей

Текст | Сергей ВОЛГИН, вице-президент Союза ветеранов Западной группы войск / Группы советских войск в Германии, ветеран боевых действий, полковник запаса

К двадцатилетию вывода российских войск из Германии.

Двадцать лет назад завершилась ­боевая летопись Западной группы войск.

Крупнейшая в мире полумиллионная группировка войск, оснащенная ядерным оружием и более чем 100-тысячным парком боевой техники, совершила свой беспрецедентный марш на Родину.

Сегодня, как никогда, будет уместно вспомнить о месте и роли Группы советских войск в Германии/ Западной группы войск (ГСВГ/ЗГВ) в послевоенной истории Европы и России. В силу каких исторических причин мы оказались на этом континенте и стало ли там спокойнее после нашего возвращения в Россию? Кем мы были полвека в Европе? Оккупантами или освободителями, которые обеспечили полувековой мир в этом хронически беременном войнами континенте?

Считаю ответы на эти вопросы исключительно важными, поскольку эта тема сейчас подвержена искажению и откровенной фальсификации. Но сначала немного истории, которая для политических «двоечников» из Евросоюза до сих пор остается невыученным уроком.

В традициях нашего народа всегда был такой обычай — провожать непрошеных гостей до их дома, поэтому победоносные армии и дивизии 1-го Украинского, 1-го и 2-го Белорусских фронтов, завершив разгром гитлеровского вермахта, 9 июня 1945 года были преобразованы в Группу советских войск в Германии и встали на 50-летнее боевое дежурство в Европе. Так получалось в европейской истории, что каждое столетие, начиная с XVIII века, русские войска победоносно входили в Берлин. ХХ век тоже не стал исключением. Однако история, как говорят, никого ничему не учит, тем более упомянутых «двоечников».

Основу группы войск составили те части и соединения, которые непосредственно штурмовали Берлин. Среди этих частей и соединений 139 являлись гвардейскими, 127 носили почетные наименования, а 214 награждены орденами. В боевой летописи ГСВГ/ЗГВ хранятся имена более полутора тысяч Героев Советского Союза, в том числе всемирно известных Михаила Егорова и Мелитона Кантарии, водрузивших Знамя Победы над поверженным Рейхстагом.

Группировка советских войск расположилась на немецкой земле в 777 гарнизонах.

Мы никого не устрашали в Европе, но и никого не боялись. День и ночь в войсках группы практически до последних месяцев ее пребывания на немецкой земле шла напряженная боевая учеба. Воины Западной группы войск честно выполняли свою суровую мужскую работу — берегли покой нашей Родины. Причем на самых дальних подступах к нашим государственным границам в надежде, что НАТО никогда не пододвинется к России на расстояние прямого выстрела.

В воздухе и на аэродромах в готовности к боевому применению находились 1400 самолетов и вертолетов, на стартовых позициях — сотни ракетных установок. Только на боевое дежурство в Западной группе войск ежедневно заступала практически полнокровная дивизия — 14 тыс. человек, а в карауле и суточном наряде не смыкала глаз целая общевойсковая армия — 40 тыс. солдат и офицеров. Каждый день, чтобы обеспечить жизнь группы, на дороги Германии выходили 15 тыс. автомобилей. Всего же в цилиндрах двигателей боевых и транспортных машин ЗГВ ежегодно сгорало до 800 тыс. тонн топлива.

Почти за полстолетия существования группы войск с нею связали свою судьбу 540 тыс. офицеров, 180 тыс. прапорщиков, 5 млн 380 тыс. солдат и сержантов. Если сюда прибавить 416 тыс. рабочих и служащих Советской армии да полтора миллиона членов семей военнослужащих, то получится целое государство — более 8 млн человек.

Оглядываясь на пройденный путь, мы видим, что история ЗГВ начиналась одновременно с послевоенным устройством Германии, поэтому боевая летопись наших войск тесно соприкасалась с наиболее драматическими страницами немецкой и в целом европейской истории того времени.

Здесь было все: холодная война и Бер­лин­ская стена, участие в чехословацких событиях 1968 года и «оттепель» 80-х годов, объединение Германии и распад Со­вет­ского Союза и, наконец, вывод российских войск на Родину.

Практически полвека Западная группа войск несла боевое дежурство в Европе, и в течение этого времени никто не посмел потревожить мирную жизнь граждан этого континента.

Вспоминаются масштабные учения и марши этого исполина, когда по германским автобанам и проселочным дорогам на предельных скоростях передвигались огромные массы войск. Гвардейские танковые и мотострелковые дивизии, авиация 16-й воздушной армии — все в едином порыве направлялись в сторону магдебургского учебного центра. Там ковались боевое мастерство и выучка ЗГВ. На этих маневрах не существовало условностей, все происходило в реальном измерении и отрабатывалось до автоматизма. Наверное, такой и должна быть вся наша армия.

Западная группа войск, словно холодный душ, остужала горячие головы натовских стратегов, одним фактом своего существования приводя их в настоящий шок и трепет.

На одном из саммитов в Берлине натовский генерал поинтересовался у главнокомандующего ЗГВ генерал-полковника Матвея Прокопьевича Бурлакова: «Сколько времени потребуется русским дивизиям, чтобы выйти на побережье?». На что главком спокойно заметил: «Если мы начнем в пятницу, то к окончанию вашего воскресного уик-энда мы будем на Ла-Манше». Не сомневаюсь, что ныне здравствующие командующие танковыми и общевойсковыми армиями и дивизиями того времени еще раз подтвердят: главком не лукавил.

Группа советских войск в Германии была не только нашим форпостом в Европе, но и уникальной кузницей кадров, настоящей «фабрикой звезд» высшего руководства Вооруженных сил. Будущие министры обороны и начальники Генерального штаба, главкомы родов и видов войск прошли здесь замечательную школу командирского становления.

Первым главнокомандующим группой был назначен выдающийся полководец Великой Отечественной войны, Маршал Советского Союза Ге­ор­гий Кон­стантинович Жуков. За­тем группой командовали и другие видные военачальники: маршалы Со­вет­ского Сою­за В.Д. Соколовский, В.И. Чуй­ков, А.А. Греч­ко, М.В. Захаров, И.И. Яку­бов­ский, И.С. Конев, П.К. Кошевой, В.Г. Ку­ли­ков, С.К. Куркоткин, генералы армии Е.Ф. Ива­новский, М.М. Зайцев, П.Г. Лушев, В.А. Бе­ли­ков, Б.В. Снетков, генерал-полковник М.П. Бур­лаков.

Военную службу в ГСВГ/ЗГВ проходили будущие известные политики, ученые, композиторы и художники.

В Ансамбле песни и пляски ГСВГ зажглась звезда выдающегося исполнителя Льва Лещенко, в гарнизонной школе Фюрстенберга учился Владимир Высоцкий, руководил армейским комсомолом в одном из гарнизонов будущий первый спикер Совета Федерации России Владимир Шумейко, в ВВС служил будущий космонавт Алексей Леонов. В составе Группы советских войск в Германии проходили армейскую службу будущие генеральные прокуроры Российской Федерации, главы ряда региональных парламентов.

Возможно, снились грибные дожди на Родине и майору Владимиру Путину, выполнявшему свою особую миссию в Дрездене, где дислоцировалась 1-я гвардейская танковая армия.

А сколько подвигов совершили воины группы в мирное время! Советский ­майор спасает от верной гибели немецкую девочку и становится почетным гражданином Магдебурга.

50 лет назад два летчика ГСВГ капитан Борис Капустин и старший лейтенант Юрий Янов ценой своей жизни предотвратили авиационную катастрофу над немецким городом.

Это о них слова известной песни «Ог­ром­ное небо»: «Подальше от города смерть унесем, пускай мы погибнем, но город спасем!».

Неоднократно ГСВГ оказывалась в ситуации прямого противостояния с бывшими союзниками, особенно в период берлинских кризисов 1948, 1953 и 1961 годов.

Полвека назад благодаря мужеству, выдержке и хладнокровию танкистов 68-го гвардейского танкового полка ГСВГ удалось предотвратить провокацию американских войск в районе Фридрихштрассе. Инцидент у пропускного пункта Чарли мог в любой момент перерасти в широкомасштабный вооруженный конфликт, но нер­вы у танкистов ГСВГ оказались крепче. Участник тех событий, председатель Законодательного собрания Ульяновской области Борис Иванович Зотов вспоминает: «Мир в Европе вновь поставили на счетчик. Достаточно было чиркнуть спичкой, чтобы опять полыхнул пожар войны».

Период завершения пребывания российских войск в Германии связан также с рядом событий, когда командование ЗГВ принимало решения, которые в то время, казалось бы, выходили за рамки их компетенции и полномочий. Лишь сейчас, по прошествии лет, мы видим, что это были мужественные, ответственные, в политическом смысле рискованные, но с точки зрения совести и чести единственно верные решения. Так произошло со спасением нашего верного и несгибаемого союзника, руководителя ГДР Эриха Хоннекера. В ходе специальной операции нам удалось укрыть его, однако потом нашлись люди, которые сдали его, и бывший глава ГДР снова оказался в Германии в Моабитской тюрьме. Наверное, когда-нибудь имена этих людей будут названы.

Мы провели успешную операцию по вывозу ядерного оружия на территорию Российской Федерации. Когда журналисты в Берлине обратились к главкому ЗГВ Матвею Прокопьевичу Бурлакову с вопросом, как будут выводиться из Германии ядерные боеприпасы ЗГВ, он ответил, что они уже давно в России. Ошарашенные этим сообщением западные репортеры и сотрудники спецслужб на следующий день ходили по пустым хранилищам и щелкали своими фотоаппаратами.

Боевая летопись Западной группы ­вой­ск завершалась в исключительно сложных внутрироссийских и международных ­условиях. В неоправданно сжатые сроки нашим войскам предписывалось скорое возвращение на Родину. Оценивая эти нереальные нормативы, журналисты называли наш вывод на Родину «Бегством победителей».

Войска совершали марш одновременно в трех средах: по морю, воздуху и суше, и, несмотря на такие сроки, точно в назначенный срок Западная группа войск, не потеряв ни одного человека, вернулась в Россию. При этом наши военнослужащие решили еще одну важную задачу — сохранили политическое лицо нашей страны и высокий авторитет мировой державы. Свидетельством тому тот факт, что наши прославленные соединения и части покидали немецкую землю не бегом и не в опломбированных вагонах, как кому-то хотелось, а с развернутыми боевыми знаменами, добрыми пожеланиями руководства и граждан Германии, с напутственным молебном Русской православной церкви.

Один примечательный эпизод того времени, передающий отношение граждан Германии к российским военнослужащим: наши бывшие союзники по антигитлеровской коалиции воздержались от совместных проводов войск четырех стран в Берлине и прощались со столицей объединенной Германии отдельно от нас. Видимо, нынешняя атлантическая солидарность взяла верх над духом Потсдамских соглашений 1945 года. Вся процедура этого акта проходила сухо и чопорно, а на лицах берлинцев мы видели не более чем праздное любопытство.

В июне 1994 года состоялись проводы Берлинской бригады ЗГВ. Колонну наших войск остановили жители города и в буквальном смысле засыпали ее цветами и подарками. Передавали своих малолетних детей на руки российским солдатам и фотографировались с ними. Наверное, в генетической памяти немцев ясно отложилось, чей солдат стоит в Трептов-парке с их юной соотечественницей на руках. Это стихийное «братание» жителей города с уходящими русскими войсками продолжалось 40 минут. Подумалось: пожалуй, наши бывшие союзники были правы, что прощались с берлинцами отдельно от нас, иначе мы бы им точно испортили их чопорное шествие таким несанкционированным митингом дружбы.

Однако надо признать, что за сценарий заключительного этапа проводов российских войск из Германии нам пришлось серьезно бороться и отстаивать свою позицию в ходе длительных дискуссий с немецкими партнерами. Нам хотели предложить вариант «тихих» проводов вдали от Берлина, в Веймаре. Предположительно, этот вариант мог объясняться историей Веймарской демократической республики. Однако наличие в этом городе мрачного памятника, гитлеровской фабрики смерти Бухенвальда, накладывало особый исторический отпечаток на заключительную процедуру проводов российских войск из Германии.

Мы довели эту аргументацию до президента РФ. Возникла томительная пауза, и в конце концов буквально за несколько дней до прощального парада Гельмут Коль принял решение провести торжественный акт в Берлине.

Видимо, в знак благодарности Гельмуту Колю Борис Николаевич Ельцин назвал вывод российских войск из Германии «самым большим, самым значимым добрым делом, которое было совершено в ХХ веке».

Таким образом, за три года и восемь месяцев осуществлена беспрецедентная в истории военного искусства стратегическая операция по передислокации полумиллионной группировки войск из Европы на историческую родину — в Россию. Мы надеялись, что она будет воспринята нашими европейскими партнерами как акт доброй воли России, направленный на демилитаризацию Европы, снижение военного противостояния, укрепление мира и добрососедства на этом континенте.

Нам обещали, что НАТО не станет расширяться на Восток. Однако их ядерное оружие по-прежнему размещено на своих позициях, а бывшие союзники по антигитлеровской коалиции отказались следовать примеру России и полностью выводить свои войска.

Объединенная Германия, вопреки наивным прогнозам наших политиков того времени, вошла в НАТО, и этот альянс не превратился в политическую структуру.

История Европы и законы военного искусства вновь сурово напоминают нам: в сложившемся послевоенном паритете сил на этом театре военных действий вакуума быть не может. Б