Путинская реиндустриализация

28

Рубрика | Главная тема

Текст | Николай КОЧЕЛЯГИН

Главными темами Международного экономического форума (ПМЭФ) в Санкт-Петербурге в очередной раз стали инвестиции и модернизация. Президент России Владимир Путин предложил план инвестиционной и технологической революции из семи пунктов, который предполагает самое масштабное за последние пятьдесят лет технологическое перевооружение ­отечественных предприятий. Суть плана заключается в обеспечении российских компаний ресурсами для развития, а также в поддержке инновационных предприятий.

 

Еще раз про доступные кредиты

Первое, что необходимо сделать, по задумке президента, это расширить доступ к дешевым инвестиционным ресурсам. Для этого будет активно внедряться механизм проектного финансирования, прежде всего в сфере промышленности.

«Он предполагает предоставление ресурсов на длительный срок, а также гибкие, необременительные для инвестора условия получения кредита. Причем конечная стоимость таких кредитов не должна превышать уровень инфляции плюс один процент», — сообщил Владимир Путин.

По его словам, правительство и Цент­раль­ный банк уже знают и работают над этим. Все правовые акты, необходимые для запуска механизмов проектного финансирования, нужно принять до конца текущего года, сказал президент.

В дополнение к этом пункту идет также четвертый пункт плана Путина: существенное упрощение процедуры отбора инвестиционных проектов и порядка предоставления государственных гарантий, сокращение срока принятия решений по таким вопросам.

По мнению аналитика ИК БКC Дениса Мухина, инвестиционные ресурсы и необременительные кредиты будут стоить больших денег. «Для этого могут быть использованы средства резервных фондов, поскольку сами банки вряд ли согласятся просто так выдавать льготные кредиты даже самым важным промышленным предприятиям, тем более по низкой процентной ставке в районе 7% годовых (прогнозный уровень инфляции составляет около 6%), — отмечает эксперт. — Кроме того, деньги будет сложно довести до большинства нуждающихся предприятий. Как и в случае с кризисом 2008–2009 годов, средства, скорее всего, осядут в крупных компаниях, аффилированных с государством, и не пойдут дальше».

Второе предложение президента — создание комфортных условий для открытия новых предприятий, для тех, кто строится с нуля на новых площадках. Для так называемых гринфилдов (инвестиционные проекты, предполагающие строительство заводов на свободных площадках с нуля) предоставят налоговые льготы в пределах общего объема осуществляемых ими капитальных вложений.

«Арифметика здесь предельно понятна и проста: выпадающих доходов бюджета в данном случае нет, поскольку и предприятий пока еще не существует, но, когда они встанут на ноги, заработают, тогда и расширится налоговая база, появятся новые рабочие места», — подчеркнул глава государства.

Как отмечают экономисты, эта мера сама по себе позитивна, однако одного снижения налогов недостаточно. «Без доступных кредитов и при наличии большого количества бюрократических и коррупционных препятствий снижать налоги будет просто некому: никто не станет создавать новые предприятия при таком большом объеме рисков», — предупреждает независимый аналитик Александр Дмитриев.

Третий пункт в плане Путина: увеличение капитализации системно значимых российских банковских финансовых организаций, в том числе путем конвертации субординированных кредитов в привилегированные акции, что позволит банкам расширить возможности по кредитованию экономики и удешевит кредиты.

По мнению Дмитриева, российские госбанки, такие как Сбербанк, ВТБ и Рос­сель­хоз­банк, и без того обладают существенной капитализацией и возможностями для финансирования экономики, однако пока ничто не может заставить их пускать эти деньги на кредитование предприятий, тем более тех, которые находятся в уязвимом положении или только начинают налаживать производство. «Поэтому увеличение капитализации, скорее, будет способствовать повышению финансовой устойчивости этих организаций, улучшению их кредитных рейтингов и улучшению условий для «традиционных» заемщиков госбанков, то есть крупных компаний, которые и так не испытывают больших проблем с капитальными ресурсами», — считает экономист.

 

Импортозамещение

Пятый пункт: импортозамещение. Вла­ди­мир Путин заявил, что «за счет модернизации промышленности, строительства новых предприятий, локализации конкурентного производства в России мы сможем — особо подчеркну, не нарушая норм международной торговли, не вводя каких-либо ограничений и барьеров, — существенно сократить импорт по многим позициям, вернуть собственный рынок национальным производителям».

Президент уточнил, что речь идет в том числе о производителях программного обеспечения, радиоэлектронного, энергетического оборудования, о текстильной промышленности и рынке продовольствия.

«Считаю необходимым в короткие сроки проанализировать возможности конкурентного импортозамещения в промышленности и сельском хозяйстве и уже к осени определить, какие товары для государственных и муниципальных нужд будут закупаться исключительно или преимущественно у российских производителей, а также у компаний государств — членов Таможенного союза. Когда я говорю «у российских производителей», то я имею, конечно, в виду и предприятия с иностранным участием либо со стопроцентным иностранным капиталом, но работающие на нашей территории и подчиняющиеся российскому законодательству», — пояснил Путин.

По его словам, будет разработан целый пакет мер по поддержке отечественных предприятий, способных производить такую конкурентную продукцию, в том числе планируется создание специального фонда развития отечественной промышленности.

Министр финансов Антон Силуанов уточнил, что объем фонда поддержки промышленности только на первом этапе составит около 30 млрд рублей, впоследствии он будет увеличиваться. Предполагается, что фонд станет субсидировать процентные ставки по отраслям или предоставлять средства на возвратной основе под пониженный процент. Идея создания фонда прописана в проекте «О промышленной политике России».

Министр промышленности и торговли РФ Денис Мантуров заявил, что ставка по кредитам от этого фонда может составлять даже не 7% годовых, а 5%, что является запредельно низкой суммой для российской экономики.

Вице-премьер Аркадий Дворкович назвал импортозамещение классическим инструментом экономики, который в разное время использовали разные страны. Он привел пример автомобильного кластера, с которого все началось — сначала открылось «отверточное» производство американских, европейских и японских автопредприятий, потом были заключены соглашения об увеличении локализации производства — вначале до 10%, потом до 30% и, наконец, до 50%.

Среди отраслей, где планируется в первую очередь заняться импортозамещением в будущем, важнейшее место занимает сельское хозяйство. Президент поручил проанализировать возможности конкурентного импортозамещения в промышленности и сельском хозяйстве. Уже к осени правительство определит, какие товары для государственных и муниципальных нужд будут закупаться исключительно или преимущественно у российских производителей, а также у компаний государств — членов Таможенного союза.

Сейчас Россия импортирует молоко и курицу, а в ближайшее время намерена покрыть более 90% внутреннего рынка и начать экспорт. Затем придет время сельхоз­оборудования и химической продукции.

Впрочем, эксперты в сфере сельского хозяйства отмечают, что шаги по импортозамещению молочной продукции не предпринимаются, и ситуация в этой сфере только ухудшается. Как заявляет председатель правления Национального союза производителей молока Андрей Даниленко, потребность в импортном молоке растет. Если в 2012 году мы завозили около 9 млн тонн молока, то сегодня уже 11 млн тонн. Половину этого объема закрывает Белоруссия, другую — дальнее зарубежье.

«На рынке создается нездоровая ситуация, зажимают отечественных поставщиков, — отмечает Даниленко. — Кроме того, давит ВТО: в странах — участницах этой организации (как и в Белоруссии) уровень господдержки фермеров существенно выше, чем в России. Из-за этого себестоимость нашего молока выше, чем у конкурентов».

Специалисты Общероссийского народного фронта ранее подсчитали, что замещение импортных компонентов и материалов отечественными образцами может давать России в ближайшие 8 лет экономический рост на 5–7% ежегодно. Однако реально ли даже частичное импортозамещение ряда товаров, пока неизвестно.

 

Экология и инфраструктура

Шестой пункт, названный президентом, имеет не только экономическое, но и гуманитарное значение. Будет разработан механизм поддержки предприятий, которые внедряют наилучшие доступные технологии, экологически чистые и безопасные. «При этом считаю необходимым обеспечить в России локализацию производства оборудования, соответствующего принципам наилучших доступных технологий, и прошу правительство представить свои предложения в ближайшее время», — добавил президент.

Седьмое: нужно устранить использование устаревшего оборудования и так называемых грязных технологий. По мнению Путина, надо сделать так, чтобы это было экономически нецелесообразно и невыгодно.

«В 2015 году будет проведена переоценка всех производственных фондов, а в 2015–2016 годах — специальная оценка рабочих мест предприятий промышленности, транспорта и связи. Это необходимо сделать, для того чтобы выявить производства, где используют архаичное оборудование, что называется, с просроченным сроком годности, рабочие места с вредными и небезопасными условиями труда, источники экологической опасности и экологического неблагополучия. При этом на такие устаревшие производственные фонды (это непростая мера, не очень приятная, но все-таки вынужденная) будет повышена налоговая нагрузка», — рассказал президент.

Экономисты предупредили, что, вводя такую меру, главное не переусердствовать, ведь у многих предприятий просто нет возможности для внедрения нового оборудования, а иногда и нет в этом большой потребности. В таком случае повышение налогов может подкосить вполне здоровое предприятие.

Путин пообещал одновременно ускорить внедрение современных экологических стандартов, которые будут носить характер норм прямого действия и призваны стимулировать предприятия внедрять современные экологичные технологии.

Президент подчеркнул, что все меры, направленные на технологическое перевооружение экономики, должны быть полностью обеспечены финансированием. «Прошу правительство при формировании проекта федерального бюджета на 2015-й и плановый период 2016–2017 годов предусмотреть необходимые ресурсы. Сделать это нужно заранее, сейчас уже надо заниматься, имея в виду, что работа над бюджетом идет».

Кроме того, по словам Владимира Путина, важнейшим приоритетом остается инфраструктура, снятие инфраструктурных ограничений для регионов и целых отраслей: «Как вы помните, на прошлом форуме мы объявили о принципиальном решении инвестировать часть средств Фонда национального благосостояния в инфраструктурные проекты с привлечением частных инвестиций и ресурсов».

Многие экономисты опасаются, что на все эти инициативы у государства не хватит возможностей.

Как известно, правительство утвердило изменения к правилам вложений средств ФНБ, согласно которым до 40% средств ФНБ по состоянию на начало 2014 года могут вкладываться в инфраструктурные проекты и еще 10% — в проекты Российского фонда прямых инвестиций (РФПИ).

Как отмечает директор по макроэкономическим исследованиям НИУ ВШЭ Сергей Алексашенко, львиная доля ФНБ (около 85%) будет расписана по получателям в ближайшие месяцы. Еще немного — и о ФНБ можно забыть, поскольку банки не вернут средства, выделенные им из ФНБ.

«В долг, как известно, берешь чужие и на время, а отдавать приходится свои и навсегда. Посмотрите, что происходит с теми депозитами за счет средств ФНБ, которые были размещены в ВЭБе в кризис 2008–2009 годов. Как только срок погашения приблизился, тот же самый ВЭБ заявил, что ему срочно нужна докапитализация (то есть вложение государственных средств в капитал), и лучшего способа, чем конвертировать депозиты ФНБ, придумать невозможно. По тому же самому пути пошли и банки, получившие в кризис так называемые субординированные кредиты от ВЭБа, то есть закричали: нам тоже деньги нужны, и давайте депозиты ФНБ переведем в привилегированные акции. Одним словом, все что угодно, только бы не возвращать взятое взаймы!» — подчеркивает экономист.

Таким образом, можно в очередной раз констатировать, что общий вектор действий власть обозначила правильно, однако вопрос в том, как станет осуществляться воплощение этого плана инвестиционной и технологической революции.

Опыт последних лет показывает, что, несмотря на правильные слова, сдвинуть ситуацию с мертвой точки и обеспечить экономику необходимым объемом ресурсов не удается. А без этого экономическое развитие невозможно, и рост ВВП будет стремиться к нулю даже при высоких ценах на энергоресурсы. Б

 

 

МНЕНИЯ БОССОВ:

Григорий СИЗОНЕНКО, генеральный директор компании ИВК:

Трудно спорить с необходимостью решения тех задач, которые Владимир Путин сформулировал в своем выступлении.

Конечно, бизнесу нужны дешевые деньги. Особенно длинные деньги. Без них провести модернизацию и строительство новых предприятий очень сложно. Конечно, нужны современные экологически чистые технологии. России необходимо находиться в мировом тренде. Конечно, нужно стимулировать бизнес к использованию в производстве экологичных технологий, в том числе и экономическими методами.

Я хочу особо остановиться на программе импортозамещения. Это очень важная задача. В России сегодня сложилась ситуация, когда наши зарубежные партнеры практически выдавили с рынка российских товаропроизводителей, конкретно в сфере информационных технологий. Это риск, ведь ИТ уже пронизывают всю общественную, да и частную жизнь, обороноспособность, здравоохранение, сферу биотехнологий, образование, госуправление, энергетику, связь, производство, транспорт, менеджмент… А в перспективе их роль будет только расти. Нельзя сказать, что в России не предпринимают шагов по созданию структур, которые должны найти и поддержать прорывные технологические разработки. Это различные инвестиционные фонды, государственные структуры типа Роснано, Сколково и т.д.

Однако мне кажется, что они сильно и системно неэффективны. Я опять-таки говорю о близкой мне сфере информационных технологий. Если мы внимательно посмотрим, что ищут эти структуры, то увидим: все они хотят поддержать что-то такое, чего в мире еще не придумали. И это похвально. Создан аппарат экспертов, выстроены заградительные механизмы, чтобы не беспокоили инвесторов разработками сегодняшнего дня.

Но ведь ИТ-системы в России строятся сейчас. И строятся они на годы и десятилетия. А используются при этом нынешние технологии, достигшие зрелости и развивающиеся эволюционно. И, как правило, это технологии зарубежные. Если не научиться делать их отечественные аналоги, не создать задел соответствующих знаний, не вырастить людей, которые глубоко понимают логику развития ИТ, то никаких прорывов мы не совершим. А будем, мечтая о прекрасном завтра, все более зависеть от импорта. По-моему, это очевидно. Но в России отечественным аналогам зарубежных технологий отвоевать свое место на рынке очень непросто, ведь против них работает вся инфраструктура рынка. И если государство не выработает и не запустит механизмы поддержки таких разработок, то все планы по импортозамещению превратятся в очередной проект по осваиванию денежных средств.

 

Александр ФИЛИМОНОВ, младший партнер Artisan Group Public Relations:

Озвученные главой страны пункты, которые условно можно назвать основой программы для технократической революции, очень походят на его же прошлогодние статьи и его же программу реализации предвыборных обещаний. На этот раз президентом выбрана «модная» тема развития высоких технологий. Впрочем, в пяти из семи озвученных пунктов фразу «технологическое перевооружение» можно заменить чуть ли не на любую другую. Полагаю, такая речь не имела бы столь внушительного успеха, если бы не подъем патриотизма в стране. Как властные структуры представляют себе такие изменения, остается загадкой, не говоря уж о том, что разработка самих критериев отбора «высокотехнологичных проектов» и «наилучших доступных экологически чистых технологий» займет немало времени — не потому, что это сложно, а потому, что в России обычно так бывает. Если цель инициативы — за два года повторить экономическое чудо Южной Кореи (выстроить высокотехнологичную экономику с нуля невозможно, иначе российским ракетным двигателям уже были бы подобраны аналоги), то для этого надо хотя бы почаще менять чиновничий состав, в частности, на среднем уровне. Запрос предложений правительства по локализации производства оборудования, безусловно, дело хорошее, но уж больно похожее на программу развития Дальнего Востока. Скорее всего, через месяц-другой мы еще не раз услышим ставшую уже знаменитой фразу «Дорогие мои, вы работать будете?». Дело не в том, что локализация производства оборудования — задача, невозможная к выполнению, дело в том, что самому правительству ее решение не нужно, да и как решить эту задачу, оно вряд ли знает.

Формула расчета инвестиционных кредитов для промышленности выглядит более чем привлекательной, но представляется малореальной. Даже если предположить, что подобные кредиты будут освобождены от налогов, почти всю прибыль от такого кредитования «съест» комиссия инвестбанков. Если принять во внимание некоторую непрозрачность инвестиционных кредитов вообще, предоставление низких ставок по таким ссудам кажется нереальным. Государство, безусловно, может предоставить гарантии инвесторам, однако существующие финансовые модели предоставления инвестиций это не изменит, и скандалы вокруг заморозки тарифов тому подтверждение. Инвесторы либо входят в проект (учитывая риски и вялый экономический рост, условия будут далеки от озвученных), либо же предложат инвестиционные кредиты, но, скажем, Sberbank CIB вряд ли согласится кредитовать промышленность по таким ставкам. Конвертация субординированных кредитов коммерческих банков в акции положительно повлияет на их капитализацию, однако получить дешевые кредиты производственным компаниям это вряд ли поможет. При существующей налоговой нагрузке и низкой производительности труда, а также при дефиците квалифицированных кадров кредиты должны быть не просто дешевыми, а очень дешевыми.

Главная проблема экономических преобразований — фактическое отсутствие длинных денег в реальном секторе — своего отражения в речи президента не нашла. Западные инвесторы — основной источник длинных ресурсов для бизнеса — сомнительная надежда, так как экономика страны находится в плачевном состоянии. Российские же банки длинных кредитов не дают — это, в свою очередь, невыгодно им, да и таких финансовых ресурсов у большинства просто нет.

Словом, совершенно правильный посыл главы государства имеет все шансы стать еще одним воплощением фразы Черномырдина «хотели как лучше…» по той же причине, почему не снижаются налоги, а условия работы для малого и среднего бизнеса за последние три года только ухудшаются. Даже если расчет ставки по формуле «инфляция +1%» будет реализован, проблему получения прибыли решат, скорее всего, так же, как сейчас проблему пробок в центре Москвы: просто увеличат инфляционные ожидания.

 

Ирина ГРИГОРЬЕВА, старший вице-президент ЛокоБанка:

Для российской экономики в общем и для банков в частности положения программы в случае их действительной реализации будут иметь огромный положительный эффект.

Не секрет, что в течение 2013–2014 годов частные банки если не отказались от финансирования малых и средних предприятий, то существенно сократили объемы кредитования. Финансирование стартапов, особенно в производстве, для большинства банков табу. Рентабельна торговля и некоторые виды услуг, реальный сектор сужается.

В этой связи мощная поддержка предприятий вкупе с технологическим перевооружением способны возродить интерес инвесторов и кредитных организаций к реальному сектору, особенно к небольшим его представителям.

Стимулирование обновления производства через фискальные меры — не популярный, но действенный способ. Практика показывает, что односторонняя помощь производству в виде дотаций не всегда тонизирует, а иногда и расслабляет. Что касается докапитализации системно значимых банков, это в долгосрочной перспективе приведет к снижению стоимости ресурсов для всей банковской системы. Все меры будут способствовать результату, если сработают вместе. Технологическая революция российской экономике по силам. Важно, чтобы было кому ее совершать: нам не хватает профессионалов в тех областях, которые мы хотим развивать. Поэтому еще одной мерой должны стать способы популяризации среди профессионалов технологических проектов внутри нашей страны, а не за ее пределами, и качественная подготовка таких кадров.

 

Сергей ВАРЛАМОВ, партнер компании «Налоговик», адвокат:

В целом программа технологической революции, которую Владимир Путин озвучил на Петербургском международном экономическом форуме, открывает для России серьезные перспективы технологического и промышленного развития. Те семь пунктов, из которых состоит данная программа, должны дать мощный толчок масштабному технологическому перевооружению российских предприятий и одновременно с этим обеспечить серьезный подъем несырьевой части отечественной экономики. Для страны это означает рост ее экономического развития (что выразится в росте ВВП) и возможность занять лидирующие позиции на мировой арене сразу по нескольким направлениям. Конечно, это станет возможным, только если планы будут реализованы, а не останутся на бумаге, и если руководство страны сможет оперативно найти средства для их воплощения.

Оценивая семь пунктов программы технологического прорыва России, хочется особо выделить те из них, которые определенно смогут обеспечить развитие страны, ее отдельных населенных пунктов, а также промышленности и инфраструктуры. Расширение доступа бизнеса к дешевым и «длинным» финансовым ресурсам, гибкие условия их получения, а также ставки инвестиционных кредитов для промышленности, которые планируется устанавливать по формуле «инфляция +1%», поспособствуют развитию обрабатывающей промышленности, появлению новых проектов и освоению сложных производств. Это должно поднять ­отечественную промышленность на качественно иной уровень и стимулировать разработку новых направлений ведения бизнеса.

Вполне выполним курс на импортозамещение без нарушения норм международной торговли и без ввода каких-либо ограничений или барьеров, а за счет качественного развития и поддержания национальных производств. Некоторые сферы российской промышленности уже сейчас практически готовы создать достойную конкуренцию импортным товарам. Хотя, безусловно, с несырьевой частью отечественной экономики в этом вопросе будет сложнее, ведь в последние десятилетия ей уделялось очень мало внимания, но перспективы для роста и улучшения ситуации не потеряны.

Упрощение процедуры отбора инвестиционных проектов и порядка предоставления по ним госгарантий должно привести к росту заинтересованности инвесторов к российским проектам, особенно инфраструктурным и социальным, потому что сейчас к ним проявляется мало внимания.

А вот с увеличением капитализации системно значимых российских банков через конвертацию субординированных кредитов в привилегированные акции могут возникнуть проблемы, потому что в настоящее время такой механизм конвертации недостаточно проработан и требует усовершенствования. Если этот нюанс учесть, банки смогут расширить возможности по кредитованию экономики и удешевят кредиты.

Налоговые льготы для гринфилд-проектов точно дадут перспективы к увеличению числа таких проектов и к появлению новых предприятий, но в то же время если говорить об иностранных компаниях, то новым зарубежным игрокам все равно будет сложно развиваться на российском рынке из-за непростой геополитической обстановки.

Повышение налогов на устаревшие производственные фонды сможет простимулировать бизнес внедрять современные экологичные технологии. Однако данная мера не даст слишком ощутимого эффекта, если не установить должного контроля за ее исполнением, в частности, если не будут разработаны способы предотвращения коррупционных факторов, благодаря которым предприятия только на документальном уровне подтвердят наличие новых технологий, а по факту все оставят по-старому.

 

Владимир МАРКОВ, генеральный директор корпорации ТехноНИКОЛЬ:

Расширение доступа к инвестициям является очень важным пунктом программы. На сегодняшний день мы используем собственное финансирование и кредитные линии западных банков при покупке оборудования, сроки по которым составляют три — пять лет, притом что ставки значительно ниже аналогичных предложений в Российской Федерации. Если появится альтернатива в России и она будет удобной и конкурентоспособной по размеру процентных ставок, то, конечно, для многих производителей это станет хорошим решением. Но при этом важно сделать эту систему достаточно простой и доступной, с минимумом бюрократии.

Создание комфортных условий для бизнеса и предоставление налоговых льгот также можно оценить положительно. В последнее время во многих регионах заметен тренд движения местных властей в сторону инвесторов, однако законодательство пока еще слишком сложное. На примере нашей компании можно сказать, что если потенциальные налоговые льготы на новое предприятие не превышают 30 млн рублей, то для нас нецелесообразно ввязываться в механизм получения этих льгот, так как их оформление и ведение в учете будет стоить дороже.

Что касается импортозамещения, то в нашей отрасли (кровельные, теплоизоляционные, гидроизоляционные строительные материалы) по готовой продукции импорт практически замещен. Однако если говорить о сырьевых компонентах или, что еще важнее, о технологиях, то тут до полного импортозамещения очень далеко. Есть ряд сырьевых компонентов, аналогов которых в России не производится и не будет производиться в перспективе как минимум пяти лет. То же самое по современному, высокопроизводительному производственному оборудованию. У нас сейчас нет таких технологий, и их становление займет добрый десяток лет. А строительные материалы нужны сегодня. Поэтому, если мы хотим стимулировать развитие внутреннего производства, надо облегчать ввоз современного оборудования и технологий, а также сырья, не имеющего отечественных аналогов. Так, например, поступают в Китае. У нас же оформление ввоза одной производственной линии может занимать несколько месяцев, при этом необходимо заплатить пошлины и НДС. То есть оборудование еще не работает, а предприниматель уже вынужден выплачивать значительные суммы денег. Ты пока не произвел продукцию, а за сырье, которое в России купить невозможно, НДС и пошлину также надо заплатить авансом. Это неправильно, если мы хотим стимулировать внутреннее производство.

Вопросы экологии тесно связаны с импортом технологий. Когда оборудование современное, высокотехнологичное, проблем с экологией предприятия будет значительно меньше. Но не все компании в силах купить себе новейшее оборудование, которое позволяет снизить воздействие на окружающую среду. Это очень дорогой вопрос, не только в плане его стоимости, но и затрат на ввоз, растаможку…

Важно также понимать, что экология — очень дорогое удовольствие. Если сразу вводить жесткие нормы, например, как в Европе, то 90% промышленности просто финансово не потянет перевооружение своих производственных активов и станет искать лазейки для обхождения закона либо обанкротится. Тут стоит смотреть на опыт автомобильной промышленности и программу повышения класса экологической безопасности автомобилей, где идет поэтапный переход к более высокому уровню экологической безопасности. В вопросах экологии также необходима взвешенная и последовательная позиция государства. Нужно сформировать дорожную карту для поэтапного перехода, и важно не торопясь, адекватно оценить собственные возможности.

А вот стимулирование обновления производства посредством фискальных мер — через повышение налоговой нагрузки на старые фонды — представляется весьма спорным. Если решить вопрос с пошлинами на оборудование, НДС, дешевыми кредитными линиями, то многие предприниматели и сами начнут модернизацию производства, так как средняя степень износа производственных фондов в России очень высокая, а конкуренция нарастает, что ставит вопрос о повышении эффективности производства на одно из первых мест.

Закручивание гаек в данном вопросе не даст положительной динамики, так как тут же будет найдено множество обходных путей, и все останется как есть. Нужно не запрещать использование старого оборудования, а максимально облегчать покупку нового! Не повышать налоги на изношенные фонды, а уменьшать затраты на запуск современных технологий. Это, конечно, намного сложнее, чем взять и запретить, но зато гораздо продуктивнее.

 

Федор СПИРИДОНОВ, управляющий партнер группы компаний SRG:

Увеличение капитализации системно значимых банков, безусловно, является положительным аспектом, так как крупные банки, как правило, способны эффективно содействовать экономическому росту страны в целом и укреплять позиции России в мировом сообществе. Развитая эффективная банковская система внутри страны — один из основополагающих факторов устойчивого экономического роста России.

Что касается меры, связанной с поддержкой инвестиционных проектов, то современная экономическая ситуация в России довольно неблагоприятна для осуществления активного инвестирования. И в первую очередь это связано со сложной и долгой процедурой отбора инвестиционных проектов. Уже до принятия решения инвестиционный проект зачастую становится неактуальным и непривлекательным. Поэтому упрощение процедуры отбора таких проектов и порядка предоставления государственных гарантий должно положительно повлиять на инвестиционную деятельность в нашей стране. Однако здесь не стоит забывать об адекватной оценке перспектив инвестиционных проектов и серьезно подходить к их отбору, чтобы не поддержать заведомо провальные проекты.

Импортозамещение, безусловно, положительно влияет на экономику государства. Во-первых, оно дает экономическую независимость от других стран на мировой арене. Во-вторых, это прибыльно для государства. Вся прибыль, получаемая с продажи товаров, производимых внутри страны, так и остается внутри страны. На сегодняшний день в России снижается доля импорта. Как правило, экономика любой страны устроена таким образом, что в условиях данного явления и при отсутствии импортозамещения начинается дефицит. Но России в ближайшее время это едва ли грозит, потому что у нас доля импорта падает не такими уж огромными темпами, чтобы не успеть внедрить в экономику страны грамотную политику импортозамещения. Также стоит обратить внимание на тот факт, что, ведя политику импортозамещения, неизбежно строительство новых предприятий и развитие производственной сферы в стране, что не может не вызывать положительную динамику.

 

Владислав БЫХАНОВ, партнер хедхантинговой компании Cornerstone:

Программа, обозначенная Владимиром Путиным на Петербургском международном экономическом форуме, имеет единую основу для всех пунктов — потребность увеличить вложения в российскую экономику. Получается, что каждый последующий пункт вытекает из предыдущего: создание комфортных условий для открытия новых предприятий возможно при расширении доступа к дешевым инвестиционным ресурсам (новые предприятия, которые получат дешевые кредитные деньги, смогут открываться в большем количестве, чем при настоящих условиях) и т.д.

Пункт об упрощении процедуры отбора инвестиционных проектов и порядка предоставления государственных гарантий вызывает некоторые опасения и вопросы. Готовы ли мы к риску финансирования любых заранее убыточных и «нулевых» начинаний? Не приведет ли это лишь к списанию еще большего количества государственных денег? В настоящий момент государство и так поддерживает ощутимое количество подобных проектов, выдерживая при этом достаточную конкуренцию, чтобы выживали только лучшие и достойные. А дальнейшее упрощение процедуры отбора инвестиционных проектов, по моему мнению, приведет к потере качества стартапов.

Импортозамещение, в свою очередь, очень важный фактор, притом что сейчас большинство российских предприятий, к сожалению, не загружено в полную силу и вполне может направить усилия на улучшение своей работы. Такая инициатива повысит интерес к российским товарам и комплектующим как в тяжелой промышленности, так и в легкой. Хотя мы пока еще и не доросли до полного импортозамещения в области высоких технологий, это направление должно стать одним из приоритетных в ближайшие годы.

Стимулирование обновления производства через фискальные меры — очень интересный фактор, который позволит государству законодательно регулировать деятельность компаний, побуждать их модернизировать производство (установка дополнительных очистительных систем), поддерживая, таким образом, общий технологический уровень производства и экологическую ситуацию в стране.

 

Артемий КЫЗЛАСОВ, генеральный директор ОЭЗ «Титановая долина»:

Сложно не согласиться с основными пунктами программы. Они точны, актуальны и вызывают только одобрение.

Доступ к дешевым инвестиционным ресурсам — важнейшее условие для технологического перевооружения промышленных предприятий. Для эффективной работы этого механизма необходим грамотный, квалифицированный риск-менеджмент на предприятиях и в банках. Это позволит принимать взвешенные и обоснованные экономические решения.

Четкий и прозрачный механизм госзакупок может стать существенным стимулом и окажет положительное влияние на решение задачи по импортозамещению. В случае если в госзакупках и закупках государственных корпораций будет преобладать продукция локальных производителей, это может дать положительный эффект и выступит рычагом для внедрения новых технологий и развития отечественной промышленности.

Экологически чистые технологии дороги и в этом плане проигрывают традиционным. Так, например, у нас для утилизации мусора продолжают широко использовать захоронение на полигонах, хотя есть современные и гораздо более технологичные способы утилизации, но они дороги, и разница в цене велика. Поэтому поддержка компаний, внедряющих новые технологии, безусловно, необходима. Требуется, с одной стороны, создание комплекса условий, которые бы позволяли субсидировать внедрение такого рода технологий, а с другой — делали бы дорогим использование старых инструментов и подходов.

Положительное влияние на реализацию программ технологического перевооружения окажет постепенная трансформация механизмов взаимодействия органов муниципальной власти, надзорных органов и промышленных предприятий. Сегодня, к сожалению, в ряде случаев система мотивации и фокус внимания органов власти направлены на решение текущих, а не долгосрочных задач. Внедрение системы стратегического управления, изменение системы мотивации и оценки результатов деятельности позволит сотрудникам более эффективно решить поставленную задачу.

Дополнительным инструментом также может стать упрощение процедуры строительства промышленных объектов, с одной стороны, и повышение ответственности акционеров и менеджмента компаний, с другой.

 

Михаил ШАПИРО, генеральный директор компании «Данфосс»:

Политика поддержки инноваций и масштабных производственных проектов путем предоставления кредитных и налоговых льгот широко используется в мире и приносит ощутимые плоды. Российской экономике, которая сегодня пребывает в состоянии стагнации, такие меры необходимы. Они помогут вернуть и инвестиционную привлекательность отечественных проектов. Вопросы, скорее всего, вызовут процедура получения этих льгот и система оценки соответствия целевым критериям, так как, если они будут трудоемкими, эффект от данной инициативы выйдет ограниченный.

Особое внимание я бы хотел уделить проектам в области развития энергоэффективных производств, использования энергосберегающих решений и технологий в промышленности, энергетике и ЖКХ. После некоторого оживления в этой сфере наступил ощутимый застой. Сегодня очень важно вернуть былую динамику, поскольку инвестиции в энергосбережение — это мощнейший катализатор развития всех без исключения отраслей экономики.

Увеличение капитализации банков и приведение их ликвидности в соответствие с международными нормами является, с одной стороны, необходимой мерой. С другой стороны, наметившаяся в последнее время тенденция к чрезмерному укрупнению российского банковского сектора вызывает серьезные опасения.

Что касается упрощения процедуры отбора инвестиционных проектов и порядка предоставления государственных гарантий, то, на мой взгляд, государственные гарантии должны использоваться в комплексе с негосударственным финансированием. Это обеспечит двойной контроль качества инвестиционных проектов и позволит отсеять плохо обоснованные проекты.

Если говорить об импортозамещении и локализации производства, то развитие отечественного производственного сектора, безусловно, будет способствовать оздоровлению как экономики, так и социальной сферы благодаря увеличению количества рабочих мест. Я считаю, важно при этом концентрироваться вокруг тех областей, где сегодня уже имеется наибольший промышленный потенциал.

Применение технологически передового оборудования и наличие серьезных центров тестирования и сертификации очень важны. Мы в своей практике часто сталкиваемся с ситуациями, когда вынуждены конкурировать по цене с несопоставимым по своим техническим качествам оборудованием и решениями.

А повышение налоговой нагрузки на устаревшие производственные фонды будет эффективно только в комплексе с предоставлением налоговых льгот на модернизацию производства.

 

Алексей КОЗЛОВ, главный аналитик UFS IC:

Для начала нужно отметить, что необходимость технологической революции назрела уже достаточно давно. Российская экономика долгое время базировалась на добыче, обработке и экспорте природных ресурсов, что делало нашу страну зависимой от конъюнктуры цен на углеводороды и металлы. В условиях, когда противостояние стран Запада и России усилилось на фоне конфликта вокруг Украины, Россия оказалась зависима от действий зарубежных партнеров, а значит, преобразование экономики стало как никогда актуальной задачей.

Что касается меры по расширению доступа к дешевым инвестиционным ресурсам. В реальном секторе очень важна стоимость привлекаемых инвестиций. Высокое инфляционное давление не позволяет банкам давать промышленникам дешевые заемные средства, что сдерживает развитие российской экономики. Изменить сложившуюся ситуацию достаточно сложно, и точечное финансирование — это наиболее оптимальный выход в сложившейся ситуации. Первоочередным является вопрос эффективности использования средств, направляемых на проектное финансирование, поскольку в данной ситуации нужен результат.

Создание комфортных условий для гринфилд-проектов — мера правильная. Основа многих успешных экономик — предприятия малого и среднего бизнеса, вновь открываемые предприятия, а также так называемые гринфилд-проекты. Обычно подобные предприятия стремятся использовать современные технологии, без которых вряд ли возможно конкурентное противостояние. По сути, это основа успешной современной экономики в будущем. Стоит понимать, что природные ресурсы конечны, и сейчас России необходимо закладывать основу современной успешной экономики, которая может опираться на современные технологии.

В сложных экономических условиях повышение капитализации банков — один из существенных жизненных вопросов. Данный шаг направлен на увеличение устойчивости кредитных организаций, а значит, позволяет удешевлять кредитные ресурсы, поскольку, снижая степень риска, банк может снижать часть маржи, которая выступает как страховка от этих рисков. Обсуждая программу технологической революции, мы часто обращаем внимание на стоимость кредитных ресурсов, поскольку это важная точка развития экономики страны. Еще одним способом удешевления заемных средств является снижение стоимости денег для банков. Конвертация субординированных кредитов в привилегированные акции позволяет решить этот вопрос. Механизм прост, облигации способствуют получению заемных средств, которые имеют стоимость, потому снижают стоимость ресурсов для банков, а конвертация в привилегированные акции помогает сохранить структуру собственников, обладающих голосами, то есть такой шаг позволяет не нарушать существующий баланс сил и снизить стоимость денег для банка, что, в свою очередь, позволяет кредитовать бизнес на выгодных условиях.

По поводу упрощения процедуры отбора инвестиционных проектов. Процедура должна быть эффективной и при этом не занимать много времени. Это до банальности прописная истина, но она актуальна для наших реалий. Меньшее количество препон порождает меньше моментов для возникновения коррупционной составляющей. А время дает конкурентное преимущество — затягивание решений по инвестиционным проектам иногда бывает фатальным для бизнеса.

Импортозамещение обладает множеством позитивных аспектов для экономики страны. Снижение зависимости от иностранных партнеров в ситуации, когда Запад пытается оказать давление на РФ, в том числе ограничивая поставки продукции в Россию. Конфликт на Украине, с которой наша страна имела широкие торговые связи, также нарушил равновесие сил в области торговли РФ и показал уязвимые точки экономики нашей страны. Выход — импортозамещение.

Импортозамещение — это создание новых рабочих мест, создание дополнительного продукта внутри страны, что помогает эффективно развивать экономику и повышать благосостояние граждан России, их уверенность в будущем. И рабочие места необходимо формировать не только в промышленности, сельском хозяйстве, но и в науке, энергетике, ВПК и т.д.

Мера по поддержке экологически чистых технологий, наверное, пояснений не требует. Здоровье россиян есть гарантия успешного развития страны в будущем.

Стимулирование создания и обновления производственных фондов поможет решить поставленные в программе технологической революции задачи обновления экономики страны, ее модернизации, поможет уйти от сырьевой зависимости. Предоставление преимущества наиболее динамичным и развивающимся предприятиям позволяет двигать экономику страны вперед, задавать необходимый вектор экономического развития России.

 

Тимур ВЕКИЛОВ, генеральный директор компании «Вокорд»:

С нашей точки зрения, технологическая революция, предложенная президентом страны В.В. Путиным, давно назрела. Более того, много лет работая на рынке высоких технологий в сегменте профессионального видеонаблюдения, мы видим, что Россия уже готова делать серьезные шаги в этом направлении. Неслучайно один из важнейших аспектов, на который президент обратил особое внимание в своем выступлении на Петербургском экономическом форуме, — это масштабное технологическое обновление отечественного производства. На наш взгляд, для успешной поддержки российского производителя и сокращения импорта в стране необходимо разработать комплексную программу, охватывающую различные аспекты бизнес-деятельности — от подготовки квалифицированных кадров и поддержки инструментов профессионального обучения и повышения квалификации и до налоговых и таможенных преференций для отечественных производителей. В этом случае у отечественного бизнеса появятся новые возможности, которые позволят ему быстрее и эффективнее разрабатывать и внедрять инновационные решения (причем не только в России, но и на зарубежных рынках); представлять свои разработки в новых сегментах отечественной экономики; мощно конкурировать с зарубежными поставщиками. Словом, выверенный курс, направленный на импортозамещение, действительно мог бы вывести отечественный рынок IT на новый технический уровень.