Прожить без Майдана

24Рубрика | Сюжет месяца / Вокруг России

Текст | Тимур ХУРСАНДОВ

Новый президент Украины Петр Порошенко стоит перед задачей преодолеть кризис в стране, не спровоцировав новый Майдан.

О том, что Украина, свергнувшая «олигархический коррупционный режим Виктора Януковича» и теперь строящая свой новый мир, сделала в лице Петра Порошенко довольно странный выбор, сказано и написано уже очень много. Ситуация со стороны действительно кажется не очень логичной: борясь с олигархами, голосуют за одного из богатейших людей страны, ратуя за возвращение к парламентской республике, избирают президента, который делиться властью явно не намерен. Хотя, возможно, эти противоречия со временем сотрутся.

Так или иначе, кредит доверия у По­ро­шен­ко пока очень велик, и, если он сумеет жестко провести свою линию без оглядки на мнение Майдана или кого-то еще, вполне возможно, удержаться на посту президента ему все-таки удасться.

 

Перемирие? Приходите завтра

Еще до официального вступления По­ро­шен­ко в должность было ясно, что на ближайшее время задача у него по большому счету одна — урегулирование ситуации на востоке Украины. И новый президент за нее вроде активно взялся.

На политическом, вернее, внешнеполитическом направлении все выглядело пристойно. Постоянные консультации с европейскими лидерами, сенсационная встреча с президентом РФ Владимиром Путиным на торжествах во Франции, посвященных годовщине открытия второго фронта, последующие многочисленные телефонные разговоры с российским лидером.

С реальными шагами на месте событий оказалось намного сложнее. Проблема в том, что никто — ни Киев, ни Донецк с Луганском — не хочет сделать первый шаг. Оно и понятно: скажут ведь, что дал слабину, прогнулся. Вот и Порошенко много раз говорил о прекращении огня, о диалоге с востоком страны, но на деле военные действия со времени его избрания только активизировались, расширилась их география.

Надежда появилась, когда 20 июня украинский президент заявил, что на неделю объявляет перемирие, хотя и с некоторыми оговорками. «Украинская армия прекращает огонь. Но это не значит, что мы не дадим отпор в случае агрессии в отношении наших военных. Мы будем делать все для защиты территории нашего государства», — отметил Порошенко. За это время — до 27 июня — по его идее, ополченцы должны были сдать оружие, прекратить сопротивление, а для непримиримых предполагалось создать «коридоры», чтобы они смогли покинуть регион.

План, как, кстати, сразу заметила российская сторона, больше похож на ультиматум, а не на попытку примирения, и он с трудом реализуется на практике. То ли украинские военные не в курсе указов главы государства, то ли ополченцы продолжали активные действия, а армия лишь отвечала, то ли комбинация этих и других факторов, но инициатива Порошенко пока работает со сбоями.

По мнению некоторых экспертов, мирный план, по сути, обращен не к Луганской и Донецкой областям, а на «внешний рынок». Дело в том, что именно на 27 июня — последний день прекращения огня — было намечено подписание Киевом экономической части соглашения об ассоциации с Евросоюзом. Этот документ, вернее, отказ Януковича его подписывать, стал в декабре причиной нового Майдана.

Тем не менее какой-никакой переговорный процесс начать удалось — и это во многом заслуга России: по инициативе Кремля посредническую функцию взял на себя один из пророссийских политиков Украины и ключевых советников Москвы по украинскому вопросу, экс-глава Администрации президента Украины (во времена Леонида Кучмы) Вик­тор Медведчук. Подключился к переговорному процессу и сам Кучма.

 

Нет такой партии

В условиях отсутствия явных перемен на восточном фронте для Порошенко выходит на первый план задача укрепления своих позиций на остальной территории страны, подконтрольной Киеву. Как уже говорилось, популярности президенту пока не занимать, победа его на выборах была более чем убедительной. Но рейтинги еще только предстоит трансформировать в структурную, оформленную поддержку.

Порошенко по большому счету ныне остается президентом Майдана. А поддержка толпы, тем более такой активной и малоуправляемой, вещь крайне ненадежная. Однако опереться новому главе государства сейчас больше не на кого. Да, есть у Порошенко партия «Солидарность», есть поддержавшая его на президентских выборах партия УДАР во главе с бывшим боксером, а ныне мэром Киева Виталием Кличко.

Это, конечно, не сказать чтобы маргинальные политические силы, но явно и не из ведущих. Тягаться с «Батькивщиной» Юлии Тимошенко или Партией регионов им не по зубам. Да даже у Ком­му­ни­стической партии Украины в нынешней Верховной раде мест больше, чем у пропрезидентской «Солидарности».

Это создает для Порошенко немалые риски. Сегодня ведущей партией и в исполнительной, и в законодательной власти является «Батькивщина». Ныне президенту удается с ней взаимодействовать, но не исключено, что это только до того времени, как Акела промахнется.

Любой, даже малейшей ошибкой главы государства, наверное, не преминет воспользоваться его давний противник, конкурент на прошедших в мае выборах — Юлия Тимошенко. Да, ей далеко до былой популярности, но бывшая премьер-министр как никто умеет ждать и играть на оппозиционной стороне.

Поэтому Порошенко торопится. По­ни­мая, что нынешняя волна энтузиазма рано или поздно спадет, он пытается закрепить успех, пока это еще возможно. Очевидно, именно по этой причине президент поддержал идею, высказанную на Майдане, о проведении досрочных выборов в Верховную раду. Причем чем скорее, тем лучше.

Однако партии, составляющие в нынешнем парламенте большинство, от этого совсем не в восторге, хотя публично против пока почти не высказываются — против Майдана сейчас на Украине идти мало кто рискует. Тем не менее ни «Батькивщине», во всяком случае, ее части, по-прежнему лояльной Тимошенко, ни Партии регионов скорые выборы невыгодны — слишком высоки шансы на то, что популярность Порошенко позволит «Солидарности» и УДАРу сменить их в качестве ведущих политических сил в Верховной раде. Против и националисты из «Свободы» во главе с Олегом Тягнибоком — они вообще рискуют не пройти в новый состав парламента.

В общем, украинские парламентарии, естественно, не горят желанием терять свои места в Раде. И поэтому ищут, как бы потянуть время. В «Батькивщине», например, намекают, что в принципе не против выборов, но не сейчас, не осенью, как предлагает Порошенко, а попозже, например, следующей весной. Тогда и восток, может, подуспокоится, и — главное — рейтинг президента, который к тому времени волей-неволей будет вынужден перейти от красивых политических заявлений к решению реальных социально-экономических проблем, скорее всего, пойдет вниз. А пока для верности можно объявить в Луганской и Донецкой областях военное положение, в условиях которого проведение выборов в стране запрещено.

Решиться все должно в ближайший ме­сяц. По большому счету дело упирается в то, сумеет ли Порошенко перетянуть на свою сторону сомневающихся из «Бать­кив­щины». Ресурс для этого есть, главное — им правильно распорядиться. И тогда президенту станет намного легче проводить наметившуюся линию на укрепление своей власти. Порошенко, в частности, уже предложил поправки в Кон­сти­туцию, по которым ему будет предоставлено право самостоятельно, без согласования с Верховной радой, назначать и увольнять генпрокурора, глав Службы безопасности Украины, Национального банка, Антимонопольного комитета, Фон­да госимущества, Госкомитета телевидения и радиовещания. Выступает он и за отмену выборов по одномандатным округам в Ра­ду, которая формирует правительство.

То есть президент сможет держать в своих руках силовиков, значительную часть финансового блока и получит более упорядоченную, а значит, потенциально подконтрольную Раду. Не совсем похоже на обещанный переход к парламентской форме правления, правда? И на Майдане уже зреет недовольство.

Но, очевидно, поступить по-другому Порошенко не может. Есть, конечно, вариант стать слабым президентом, как его предшественники Виктор Ющенко и Виктор Янукович. Однако в этом случае, как много раз за последние годы, на Украине скоро снова начнутся бесконечные распри между президентом и кабинетом министров, между исполнительной властью и парламентом. И тогда не исключено, что кто-то снова позовет людей на улицы. Б