Провластное упрощение

12Рубрика | Взгляд на власть

Текст | Алексей МАКАРКИН

Законопроект о реформе местного самоуправления, который в своей первоначальной редакции вызвал мощное сопротивление на местах, ко второму чтению в Госдуме претерпел ряд изменений.

Реальный мотив новой реформы — пойти навстречу главам регионов. Они очень хотели ослабить местное са­моуправление, встроить его в вертикаль власти, чтобы местное самоуправление не вело никаких игр против них, чтобы оно было контролируемо на региональном уровне.

Вообще для глав регионов идеал — это вертикаль, выстроенная до «земли». Конституционное положение о том, что местное самоуправление является полностью самостоятельным, региональному начальству, конечно, не нравится.

Изначально инициаторы реформы предлагали отменить прямые выборы в крупных городах, ввести достаточно сложную двухстепенную систему выборов в городские советы через районные: когда выбирают напрямую глав районных советов, а те уже — депутатов городских советов. Таким образом, эти преобразования вели к снижению роли местного самоуправления и повышению влияния на него руководства субъектов Федерации.

Главное изменение законопроекта по сравнению с первоначальным вариантом состоит в том, что хотя бы в теории были разрешены выборы глав муниципалитетов и крупных городов.

Правда, эти перемены, ставшие реакцией на негативное общественное мнение, едва заметны: они позволяют дать лишь чуть-чуть больше возможностей, чтобы все-таки избирать напрямую — в случае если суммируются некоторые условия. Но даже для сохранения или восстановления прямых выборов главы муниципалитета нужно будет приложить серьезные усилия. И здесь многое зависит от граждан, политических структур, которые действуют на территории конкретного муниципалитета, — как они смогут отстоять эту норму. Пусть люди и хотят сохранить прямые выборы мэров, в то же время не готовы отстаивать свои интересы и не знают, как это сделать.

Основное направление данной реформы прежнее: оно неформально подсказывает нам, что лучше все-таки выбирать косвенно.

Потому что при избираемом мэре в любом случае остается сити-менеджер. Это видно на примере Екатеринбурга, где есть избранный мэр Евгений Ройзман и есть сити-менеджер. Председатель городского совета, выступающий формальным главой, но ничего не решающий, и сити-менеджер, которого региональная власть продвигает, решающий многое, но которого избиратели не выбирают, — такая двуглавая конструкция, я боюсь, сохраняется.

В ситуации прямых выборов действует простая, логичная и абсолютно легитимная схема, когда люди избирают напрямую человека, дают ему полномочия, и он же напрямую отвечает перед своими избирателями. А тут кто отвечает? Председатель совета, если мы берем схему отсутствия прямых выборов? Но его же не избирали на первостепенных выборах.

При предлагаемой системе непрямых выборов нужно лишь собрать кворум. Это не проблема. А вот при прямом голосовании даже правящая партия просто обязана подбирать эффективных кандидатов, которые способны выигрывать выборы. Практика показывает: если в современной России провластный кандидат не смог заинтересовать избирателей, он проигрывает. Как это произошло, например, в Новосибирске, где выдвинули слабую фигуру.

Для того чтобы приблизить власть к населению, что заявлено формальной целью реформы, есть очень действенный способ — развитие политической конкуренции, гражданского общества и независимых СМИ. Так как в подобной ситуации население более активно контролирует избираемых управленцев — и на уровне местного самоуправления, и в региональной исполнительной власти. Когда есть активные журналисты, механизмы гражданского общества, указывающие на слабые места, это создает возможность сменяемости власти. Б

 

 

Макаркин Алексей, заместитель директора Центра политических технологий, политолог, журналист. Родился в Москве в 1971 году. Окончил известную московскую физико-математическую школу №444. Поступил в Историко-архивный институт и в 1993 году его окончил (уже как Российский государственный гуманитарный университет). По образованию историк. С 1993 года — младший научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений РАН.

С 1994 года увлекся журналистикой. Работал в газете «Сегодня» сперва аналитиком, потом руководителем подразделения «Досье», затем обозревателем. Вел историческую рубрику «Времена», публиковал статьи на историческую тематику. С 1995 года сотрудничает с фондом «Центр политических технологий».

После 2001 года переходит в ЦПТ, но не прекращает работать как журналист: в 2001–2003 годах ведет колонку в сетевом издании «Еженедельный журнал». С 2004 года — заместитель директора (вице-президент) фонда «Центр политических технологий».