Привлекать инвестиции никогда не поздно

28-33Рубрика | Главная тема

Текст | Николай КОЧЕЛЯГИН

Инвестиционный климат в России в последние годы не спешил улучшаться, а теперь ­ситуация усложнилась в результате украинских событий. Впрочем, эксперты считают, что создать привлекательный деловой климат можно, даже несмотря на угрозу санкций со стороны Запада. Примеры удачной работы с инвесторами уже есть. Однако для того чтобы распространить их на всю Россию, нужны изменения в экономической политике.

Недоинвестированность

Данные о динамике инвестиций крупных и средних предприятий за 2013 год указывают на сокращение капиталовложений в большинстве отраслей реального сектора. Исключение составляют лишь производство нефтепродуктов, машин, оборудования и транспортных средств, а также текстильное и кожевенное производство.

Инвестиции уменьшаются не только в большинстве отраслей промышленности, но и в сельском хозяйстве, транспорте, строительстве, в образовании и здравоохранении.

«В январе этого года инвестиции в основной капитал в реальном выражении снизились на 7% по отношению к аналогичному периоду прошлого года. Некоторое оживление динамики инвестиций в четвертом квартале 2013-го могло бы дать надежду на стабилизацию ситуации, но повышение страновых рисков для России наиболее негативно проявится именно в инвестиционной сфере», — считают эксперты Высшей школы экономики.

Эксперты межрегиональной общественной организации «Московская ассоциация предпринимателей» (МОО «МАП») подчеркивают, что проблема инвестиций стоит остро, но при этом есть возможность сдвинуть ситуацию с мертвой точки.

Оценивая инвестиционный климат Рос­сии по таким критериям, как политическая и социальная стабильность, динамизм экономического роста, степень либерализации внешнеэкономической сферы, наличие развитой промышленной инфраструктуры, банковской системы и системы телекоммуникаций, ­существование рынка относительно дешевой квалифицированной рабочей силы, и другим, можно констатировать, что практически по всем этим параметрам Россия уступает большинству стран мира, отмечают специалисты.

 

Фактор внешней политики

В данный момент ситуация усугубляется событиями на Украине, в которых Россия принимает активное участие, причем Запад воспринимает действия России как «агрессивные». Внешняя политика в среднесрочной перспективе будет негативным фактором для отечественной экономики, и особенно для инвестиционного климата.

Некоторые эксперты опасаются, что положение России существенно ухудшится, если жесткость проявят американские политики. Как известно, Америка претендует на роль главной силы, которая занимается решением конфликтной ситуации на Украине.

«В дальнейшем все будет зависеть от того, какие санкции введут США против России, и введут ли их вообще, — полагает начальник управления инвестиционных операций Ланта-Банка Олег Поддымников. — Велика вероятность, что дело обойдется неэкономическими санкциями, такими как ограничение въезда госчиновников на территорию США или отзыв дипломатов. Возможны и экономические санкции: индекс ограниченного действия, заморозка счетов компаний ВПК. Тогда серьезных последствий для банковского сектора и экономики в целом, скорее всего, не предвидится. В случае введения жестких экономических мер, таких как торговое эмбарго или ограничение денежных трансакций в долларах США, положение существенно осложнится».

Однако жесткие санкции, скорее всего, приведут к ответным действиям со стороны РФ, продолжает аналитик: «Многие западные компании имеют бизнес на территории РФ и, соответственно, понесут потери. Помимо этого дальнейший переговорный процесс с Россией будет затруднен».

Безусловно, санкции со стороны России для западных компаний не столь обременительны, но, несмотря на это, Запад едва ли пойдет на острую конфронтацию с нашей страной. В этом убеждены многие политологи. Украина не входит в круг стратегических интересов США, и американцы вряд ли станут портить отношения с Россией из-за украинских катаклизмов.

Даже если ситуация резко обострится, катастрофы не произойдет. «У РФ по-прежнему существенные золотовалютные резервы, которые обеспечивают стране хорошую подушку безопасности, — напоминает Олег Поддымников. — Соответственно, поддержка курса рубля сохранится, но плавное снижение все же возможно. Основные негативные последствия коснутся компаний, активно ведущих международный бизнес, — нефтегазовых, металлургических и финансовых. При этом, учитывая, что Россия является одним из крупнейших поставщиков энергоресурсов в мире, допустим резкий рост цен на нефть и газ. Для предприятий, ориентированных на внутренний спрос, и населения последствия санкций будут не такими критичными».

Тем не менее положение с инвестициями начнет постепенно ухудшаться вне зависимости от внешних факторов. Как отмечает главный аналитик управления исследований и аналитики Промсвязьбанка Олег Шагов, «в последнее время российский рынок акций приостановил подъем в условиях сложившегося неоднозначного внешнего фона, выразившегося в противоречивом поведении западных фондовых индексов, прекратившемся укреплении ­рубля и разочаровавших инвесторов экономических прогнозах российских властей». Согласно этим прогнозам, отток капитала из РФ в первом квартале этого года может составить порядка $60 млрд, а в целом за год достичь $100 млрд.

Масштабное бегство капитала из России серьезно отразится на экономике страны, которая в случае падения деловой активности рискует во втором полугодии оказаться в состоянии рецессии, что станет неблагоприятным фактором для динамики фондового рынка и инвестиций в целом, считает эксперт.

 

Успехи на местах

Как можно повернуть ситуацию вспять, изменить инвестиционный климат к лучшему и привлечь в Россию крупные фонды? По мнению экспертов МАП, в современной действительности вопросы об инвестиционной привлекательности России и ее регионов приобретают все большее значение, становятся общественно необходимыми и важными, в связи с чем принимаются меры по улучшению предпринимательского инвестиционного климата. В частности, готовятся законы Российской Федерации и подзаконные нормативные акты Правительства России. Это происходит с учетом замечаний и предложений общественных объединений предпринимателей.

Однако правовыми нормами всех проблем не решишь. Нужны конкретные шаги, причем примеры удачного взаимодействия с инвесторами уже есть, в том числе на уровне целых регионов.

За последние 10 лет больших успехов в привлечении фондов добилась Калужская область. Объем ВРП на душу населения вырос здесь в 10 раз, объем промышленного производства — в 17, а объем иностранных инвестиций — в 15 раз.

Регион занимает первое место в ЦФО по объему прямых иностранных инвестиций на душу населения и первое место в рейтинге инвестиционной привлекательности Всемирной организации кредиторов (WOC). По объемам прямых иностранных инвестиций Калужская область уверенно держится в первой тройке, успешно конкурируя с сырьевыми регионами.

Основной бизнес-продукт Калужской области — это индустриальные парки. Они позволяют в кратчайшие сроки локализовать производства на прозрачных юридических условиях. Расположенные в различных частях области индустриальные парки — это полностью подготовленные для размещения производств земельные участки с прилегающей к ним инженерной инфраструктурой. Калужская область предлагает линейку продуктов, покрывающую любые потребности инвесторов.

Кроме того, регион отличается развитой транспортно-логистической инфраструктурой. В области создана необходимая инфраструктура для непрерывного процесса: от доставки сырья до получения конечной продукции потребителем.

Наконец, здесь действует привлекательная система налогообложения. В Ка­луж­ской области законодательно предусмотрены налоговые льготы для инвесторов, которые предоставляются по налогу на прибыль и налогу на имущество и распространяются на период от одного до четырех лет. Размер налоговых льгот зависит только от объема инвестиций.

Не менее значимых успехов достиг Та­тар­стан. Бизнес этой республики активно претворяет в жизнь многочисленные проекты, и многие предприниматели находят инвесторов как для стартапов, так и для перспективного расширения географии или функционала своих бизнес-мероприятий.

В Татарстане лидируют химическое и перерабатывающее производство, а также сектор недвижимости. В регионе есть не только индустриальные парки, но и одна особая экономическая зона, пять технопарков, три технологических парка, один технополис, семь бизнес-инкубаторов. Казань отличается благоприятным имиджем, а также комфортной правовой и налоговой политикой власти.

 

Экономическая политика

Таким образом, составляющие инвестиционного успеха очевидны: развитая инфраструктура, адекватная налоговая политика, правовая прозрачность и в целом благоприятная репутация региона.

«Обеспечить соблюдение условий для создания благоприятного инвестклимата можно в отдельных регионах, таких как Калужская область, Республика Татарстан, Белгородская область и т.д. Для этого достаточно ответственной администрации области плюс некоторых финансовых возможностей, — отмечает независимый аналитик Александр Дмитриев. — Однако добиться подобного в масштабах всей страны гораздо сложнее».

По его мнению, начать необходимо с государственных инвестиций, которые позволят создать соответствующую инфраструктуру — как транспортную, так и экономическую. Разумеется, в данный момент власти к этому не готовы, они стараются всеми силами сократить расходы и надеются на паллиативные меры, например снижение курса рубля.

Кроме того, во главе области и областного центра должны находиться разумные люди, заинтересованные в привлечении инвесторов. «Губернаторам надо стать более открытыми к инвесторам и, условно говоря, раздавать им номера своих мобильных телефонов», — подчеркивает экономист.

Кадровый вопрос стоит очень остро, и его невозможно решить без политических преобразований, то есть нужно дать проявить себя профессионалам, а не просто людям, лояльным Кремлю.

Таким образом, преобразования в экономической политике являются основными для улучшения инвестклимата. Что касается внешней политики и имиджа России в глазах цивилизованного мира, то этот фактор не станет решающим в течение нескольких лет. «Резко улучшиться облик России не может, при этом он не может упасть до каких-то критических низов. Инвесторы будут заинтересованы в сырьевых активах независимо от размеров политических рисков», — подчеркивает Александр Дмитриев. К тому же не надо забывать о примере Китая, имеющего неблагоприятный политический образ, который, однако, не мешает ему привлекать инвесторов со всего мира. Это объясняется тем, что КНР проводит разумную экономическую политику. Б

 

 

МНЕНИЯ БОССОВ:

Станислав САВИНОВ, аналитик по макроэкономике UFS Investment Company:

Проблема улучшения инвестиционного климата в России сегодня стоит остро как никогда. Экономика переживает переход на рельсы новой модели, в которой потребительский спрос как основной локомотив утратит свою ведущую роль. Достигнут предел: нужно повышать производительность труда, капиталоотдачу, а также снижать энергоемкость и материалоемкость. Госбюджет, как верно подметил министр открытого правительства Михаил Абызов, «диетический», региональные — вынуждены фокусироваться на соцсфере. Без частной инициативы не обойтись. Хотя и бизнесу сейчас несладко: треть компаний убыточна, а рентабельность деятельности продолжает снижаться.

Чтобы вновь был запущен инвестиционный процесс, одного желания мало. По мановению волшебной палочки этого не произойдет. Необходимы стабильность и последовательность принимаемых властью решений. С конкретными проявлениями неблагоприятной среды для ведения бизнеса руководство страны начало активно бороться — позиции в рейтинге Doing Business тому пример. Однако системно не получается, поэтому Россия остается подверженной риску колебаний на внешних рынках и изменению настроений зарубежных инвесторов — отток капитала пока не удается остановить. Но правильный вектор задан: «бюджетное правило», инфраструктурные проекты на базе Фонда национального благосостояния, политика ЦБ в области таргетирования инфляции, создание территорий опережающего развития. Далее можно подумать о борьбе с монополизмом, приватизации, улучшении гибкости рынка труда, сокращении административной нагрузки и мерах повышения человеческого потенциала. Все это через систему стимулов. А главное — последовательность и предсказуемость. Тогда капитал не уйдет, он останется здесь, потому что это будет попросту безопасно и выгодно.

 

Александр ФИЛИМОНОВ, младший партнер Artisan Group Public Relations:

К настоящему времени этот вопрос стал лейтмотивом мистического диалога между государством и бизнесом, при этом ответы на него со стороны бизнеса уже три года, как не отличаются вариативностью. Все брокерские дома, какие есть в России, и все экономические школы говорят об одних и тех же механизмах: снижение налогов, гарантия прав инвесторов и права на собственность, увеличение эффективности госрасходов и государственного управления, уменьшение доли государства в бизнесе и длинные недорогие финансовые ресурсы для реальных секторов экономики. Как водится, сказать проще, чем сделать, если учитывать, что все эти пункты идут вразрез с интересами госчиновников.

С точки зрения здравого смысла особых противоречий быть не должно: номинально чиновники призваны заниматься тем, чтобы улучшать ситуацию в стране, уровень жизни, работу бизнеса и всячески содействовать экономическому развитию. Но тут появляется первое противоречие: номинально за экономический рост никто в стране не отвечает. Эта функция вроде бы возложена на Минэкономразвития, однако на поверку выясняется, что и оно этим не занимается (а если занимаются, почему все их движения приводят к торможению экономики?). Второе противоречие имеет скорее личностный характер, нежели формальный: как все это сделать, не заведя бюджет в дефицит и не лишившись своих интересов, никто в правительстве, Администрации президента и профильных министерствах и ведомствах просто не знает.

Условно «козлом отпущения» для финансовой общественности является Центробанк, регулярно ужесточающий финансовую политику и никак не объясняющий своих действий. Январские игры с рублем, которые нанесли вред всем, кому возможно (даже бюджету — разгон инфляции «съел» всю прибыль), бесконечные отзывы лицензий без предварительных информационных кампаний и борьба со следствиями попытки перехода к «свободному курсу» (повышенная учетная ставка, дефицит рублевой ликвидности и нервозность населения и инвесторов) стали отличным заделом для ускорения бегства капитала. Более того, учетная ставка, задранная до 7%, по словам самого же ЦБ, останется таковой до июля. Стало быть, эффективность финансовых инструментов априори снижена, что является сигналом для капитала «рвать когти туда, где больше оборачиваемость». Убегающий капитал возвращается в страну, только уже в другом качестве — внешних заимствований. Для экономики это плохо, для финансового рынка еще хуже.

Впрочем, экономика, основанная на рыночных отношениях (а плановую экономику уже не вернуть), — субстанция, которая не может постоянно находиться в кризисе. Страны четвертого мира, которые не развиваются, в данном случае исключение. Возможно, это излишний оптимизм, но к настоящему моменту власть, прежде занимавшаяся «подкруткой» и «регулировкой», подошла к черте, близкой к критической, когда не просто нужно, а необходимо менять что-то кардинально. История с Мастер-банком показала, как можно локально решать проблемы с коррупцией, а эксперименты со снижением налогового бремени пока давали только положительные результаты. На днях министр финансов Антон Силуанов заявил, что собирается освобождать часть средств, зарезервированных в ЦБ (порядка 700 млрд рублей). Чем не источник «длинных» денег? Правда, ЦБ почему-то называет «длинными» деньгами кредиты до трех лет.

В итоге выполнение всех первостепенных условий, полагаю, вопрос времени, и очень короткого, учитывая рост народного недовольства. Санкции Запада имеют сугубо психологический характер, так как Запад сам себе не враг. При определенных гарантиях государства инвесторам и развитии финансовых инструментов они никого, кроме западных же компаний, испугать не должны, да и те в последнее время довольно избирательно следуют предписаниям американских политиков, что показали возобновление обслуживания Visa и MasterCard СМП банка и отказ JP Morgan сжимать объем операций с российскими контрагентами.

 

Григорий СИЗОНЕНКО, генеральный директор компании ИВК:

В настоящее время с российского рынка происходит в основном отток спекулятивного ­капитала. Этот капитал больше любого другого любит тишину. Когда тишина наступит, он будет возвращаться обратно.

Значительно выше устойчивость инвестиций в реальный сектор экономики. Как показал прошлый год, такие проекты в нашей стране есть, например в Калужской и Белгородской областях и в ряде других. Но здесь очень многое зависит от руководителей региона, от географического положения. Чтобы расширить позитивный опыт, нужен спокойный адресный анализ ситуации в других регионах и устранение главных причин, выявленных в каждом конкретном случае.

Особо отмечу ИТ-отрасль. По известным причинам сейчас на первый план выходят вопросы технологической безопасности страны и ускоренного развития требуемого для этого комплекса технологий. Соответственно, ИТ-компании, действительно способные развить такие технологии, могут стать выгодным объектом инвестирования. Но для этого нужно в кратчайшие сроки создать необходимую инфраструктуру инвестирования, учитывающую специфику госсектора и оборонной промышленности, которые и должны стать основными потребителями продукции таких предприятий. Учитывая предполагаемый объем госзакупок в сфере перевооружения и экспортный потенциал оборонной продукции, появляется шанс получить весьма стабильный, с точки зрения бизнес-климата, действительно инновационный сектор российской экономики.

 

Евгений КУЗНЕЦОВ, председатель совета Центрального союза потребительских обществ Российской Федерации:

Для компенсации оттока капитала с нашего рынка Россия должна бороться за приток иностранных инвестиций.

А этого можно достичь только при создании нормального инвестиционного климата. На мой взгляд, здесь не сто2ит изобретать велосипед. Главное — это понятная и прозрачная долгосрочная налоговая политика, четко работающая судебная система, дополнительные меры по защите института собственности.

Также мы должны понимать, насколько остро в рамках улучшения бизнес-климата сейчас для России стоит транспортная проблема. Это касается и общей связанности страны, и снижения пробок на дорогах. Эффективность транспорта в силах сыграть ключевую роль в развитии регионов страны, таких как Сибирь, Дальний Восток, а также юг России. Но решение данного вопроса может затянуться на долгие годы.

 

Тимур ВЕКИЛОВ, генеральный директор компании «Вокорд»:

«Вокорд» — высокотехнологичная компания, которая в течение многих лет создает сложные аппаратно-программные комплексы в области видеонаблюдения и аудиорегистрации, применяемые в сферах государства и бизнеса. Мы по собственному опыту знаем, что высокотехнологичный бизнес может опираться на внутренние инвестиции. При этом собственные разработки отечественных компаний уже востребованы и будут еще более востребованы как в России, так и на других географических рынках даже при не слишком оптимистических сценариях. Сегодня мы регулярно получаем запросы на внедрение наших систем из стран СНГ. Поэтому, я полагаю, одна из важных задач — и для бизнеса, и для успешного развития страны в целом — сейчас заключается в том, чтобы российские инвесторы научились правильно выбирать стратегические объекты для инвестирования, вкладывая средства в бизнесы, которые способны в обозримом будущем принести реальную пользу государству и обществу, а также имеют потенциал географической экспансии.

 

Михаил ШАПИРО, генеральный директор компании «Данфосс»:

Наиболее действенным способом оздоровления инвестиционного климата в России является реализация различных инвестиционных проектов как с государственным финансированием, так и основанных на привлечении средств внебюджетных фондов, базирующихся на территории России. Чем быстрее мы начнем двигаться по этому пути, тем раньше получим результат.

Речь идет не только о новых проектах, но и о тех, которые были инициированы в прошлые годы, однако по каким-то причинам заморожены или приостановлены либо реализуются медленно, недостаточно эффективно. Например, есть множество подобных инфраструктурных проектов, программ модернизации ЖКХ. В свое время в этой сфере было заявлено немало подобных инициатив, направленных, в частности, на снижение энергоемкости коммунального хозяйства, внедрение схем расчета за коммунальные ресурсы по факту потребления и т.п., но многие из них либо забуксовали, либо свернуты, либо вообще остаются пока только на бумаге. Сейчас самое время активизировать работу в указанном направлении, тем более что на их подготовку затрачено немало ресурсов, и эти затраты нужно как-то оправдать.

Чем больше инвестиционных проектов будет развернуто, тем лучше для экономики страны, поскольку в процесс реализации окажется вовлечено множество компаний различного профиля. Это создаст позитивную атмосферу ожиданий. Затем придут и сами инвестиции: рынок станет привлекательным, и, чтобы занять на нем уверенные позиции, игрокам придется самостоятельно финансировать расширение своей деятельности.

Параллельно можно немного приподнять ввозные пошлины на готовую продукцию и близкие к полной готовности узлы машин, подтолкнув тем самым расширение локализации производств.

 

Владимир МАРКОВ, генеральный директор производственного комплекса корпорации «ТехноНИКОЛЬ»:

На сегодняшний день можно констатировать, что бизнес-климат в России начинает приобретать некоторую стабильность. Локально на уровне регионов формируются или уже сформированы привлекательные условия для развития бизнеса, однако на федеральном уровне все еще остается ряд ключевых проблем, которые требуют проработки.

Так, для промышленной отрасли, не связанной с сырьевым сектором, я бы выделил следующие стратегически важные вопросы. Стабильность законодательной базы — законодательное поле в России меняется слишком часто. Ни в одной стране не принимается более 500 законопроектов ежегодно. Сроки оформления разрешительной документации на строительство и согласование новых проектов: сейчас это десятки экспертиз, толстые папки документов на утверждение и до нескольких лет по срокам согласования. Причем если построено будет неправильно, что-то упадет, то ни одна инстанция из тех, кто согласовывал проект, никакой ответственности не понесет! Сроки и стоимость подключения инфраструктуры — на данный момент при строительстве завода в Ростове-на-Дону мы подключаем электричество уже два года, в Санкт-Петербурге — более года. К тому же цена на подключение доходит до 10 млн рублей за 1 мегаватт. Могу привести пример Турции, где стоимость подключения составляет 75 тыс. евро за 1 мегаватт и срок два месяца. И при этом мы считаем себя энергетической сверхдержавой!

Экспортная политика требует максимального упрощения. Как сам пакет документов, так и сроки его приемки и, самое главное, сроки возврата экспортного НДС. Сейчас у нас средние сроки возврата более 100 дней, и большая часть требует судебных решений! Это 100 дней выпадения денег из оборота и лишняя, никому не приносящая ценности работа юристов.

Немаловажным моментом является и вопрос тарифов госмонополий, решение по которым постоянно пересматривается.

 

Евгений РУДАКОВ, партнер ADE Professional Solutions:

Инвестиционный климат — это термин, за которым кроется прагматичная оценка предпринимателями и инвесторами ситуации в стране в целом: как экономической, так и политической. И формируется такой климат годами и десятилетиями.

В текущий момент самый его очевидный фактор — политический. В этом плане наиболее эффективные шаги по улучшению инвестиционного климата — это разъяснения позиции государства по вопросам, которые могут вызвать реакцию мирового сообщества. Инвесторы должны понимать как минимум среднесрочную политическую перспективу. Недавнее исключение из G8, санкции в отношении России — все это не добавило нашей стране баллов в глазах инвесторов. Продолжение санкций — прямой путь к дальнейшему оттоку капитала. Соответственно, необходимо любыми средствами стремиться к снижению политических рисков.

Тем не менее политическая система страны как таковая не может быть абсолютным тормозом для инвестиций — их в первую очередь привлекает высокая норма прибыли. В России норма прибыли на этапе бизнес-планирования в значительной степени определяется даже не рынком (рынок как раз у нас ненасыщен и недостаточно конкурентен), а потребностями в инфраструктуре. Любое предприятие на начальном этапе страдает от непредсказуемости сумм, которые необходимо затратить на подключение к энергоносителям, от неудобства логистики из-за отсутствия доступных автодорог и железнодорожного сообщения. Обеспечение бизнеса инфраструктурой — первостепенная задача государства.

В то же время направленность текущей государственной политики не на формирование инфраструктуры и повышение конкуренции, а на ее снижение путем создания государственных корпораций, которые убивают конкуренцию на корню. Скупка компаниями с государственным участием долей в частных бизнесах — один из очень символичных шагов. Такие шаги предпринимаются государством как в сырьевой сфере, так и в сфере высоких технологий, где ожидать успеха при помощи неповоротливого бюрократического государственного управления абсурдно. Тут следовало бы провести справедливую приватизацию (но не раздел «между своими»), а государственное участие в компаниях заменить льготным кредитованием и другими инструментами стимулирования, распределяемыми исключительно на прозрачной основе.

Дополнительным стимулом для инвестирования могла бы стать рабочая сила, которая также перестала быть конкурентным преимуществом нашей страны. Квалифицированные кадры переместились на «теплые» места в сферу государственного управления, разумно не желая рисковать собственным уровнем жизни. Привлекательность государственной службы необходимо снижать, в том числе и при помощи увеличения меры ответственности за действия специалистов. Из других мер — повышение гарантий работодателям за счет снижения гарантий работникам. В этой сфере у нас пока царит полный «коммунизм». Компенсировать населению это достаточно легко, обеспечив нормальные социальные гарантии в виде пособий по безработице и бесплатной медицины.

 

Денис АЛЕКСАНДРОВ, CEO компании Auriant Mining:

Нужно больше хороших проектов. Хороший проект всегда найдет инвестиции, и, чем больше мы станем иметь в стране интересных проектов, тем больше приток капитала. Но для этого необходимо многое сделать, и многое уже делается. Здесь прежде всего вложения в инфраструктуру, развитие Дальнего Востока, налоговые льготы для предприятий с длинными сроками окупаемости. И конечно, не надо бояться привлекать в страну крупных западных игроков. За ними идет капитал, они формируют рынок M&A, а значит, создают хорошую почву для возникновения и роста новых проектов.