Налог на бизнес-климат

1Рубрика | Страница редактора

Президент Путин отменил НДС с авиаперевозок в Крым. И это правильно: перевозчикам, для того чтобы увеличить предложение авиабилетов, нужно резко снизить затраты. Экономическая задача состоит в том, чтобы не уменьшить турпоток на полуостров в стоимостном отношении по сравнению с предыдущим сезоном, и по всем прогнозам и количество туристов, и выручка даже вырастут, несмотря на предшествовавшие сезону военно-политические события и сохраняющиеся на полуострове трудности. В итоге российский бюджет, скорее всего, и не проиграет от потери поступлений НДС.

Если бы этот же рецепт власти использовали для поддержки электронной промышленности, приборостроения, станкостроения, Путину сказал бы спасибо не только крымский турбизнес, но и российские промышленники. Ведь это отрасли, продукция которых в первую очередь необходима для оборонной промышленности и машиностроения в условиях, когда поставки, например, французской электроники, израильских приборов или немецких станков могут резко прекратиться, что чревато срывом поставок военной техники на экспорт и для российской армии. Вряд ли западные партнеры пойдут на радикальные меры — Россия, чай, не Иран и способна в конце концов выпустить практически любое оборудование, но временные разрывы, а значит, срывы контрактов возможны. К тому же наличие собственного производства снизит зависимость от западных поставок и цены. Бюджет в конечном счете выиграет, так как возникнут новые производства и рабочие места в России.

Вообще правительству в сложившейся ситуации стоит вернуться к вопросу о замене НДС налогом с продаж, то есть о переходе от «европейского», сложного оборотного налога, к «американскому», простому — налогу с продаж (НСП). Первый хорош как средство для регулирования перегрева в перерабатывающей промышленности (эта проблема актуальна для ЕС и КНР, но не для нашей преимущественно сырьевой экономики), но коррупциогенен. Второй используется исключительно как средство пополнения бюджета.

НДС создает для российской экономики массу проблем. Во-первых, бремя НДС фактически усиливается от более низкого этапа переработки к более высокому, что снижает рентабельность высокотехнологичного производства по сравнению с сырьевым. Во-вторых, бизнес, работающий по упрощенной системе налогообложения, не платит НДС; появился ряд секторов, освобожденных от НДС. В-третьих, экспортерам возвращают НДС, причем это происходит фактически в разрешительном порядке. Отсюда негативные структурные эффекты этого налога, полукриминальная активность вокруг льгот по НДС, коррупция…

С НСП подобных проблем не существует — больше того, на первом этапе он выступит как лекарство от них. Ведь оптимальными для экономического развития и фискальной системы являются одинаковые условия для всех. По расчетам экспертов, 10-процентный НСП способен заместить 18-процентный НДС, что приведет к снижению цен и инфляции.

Замена НДС на НСП обсуждалась до кризиса 2008–2009 годов, но в кризис прекратилась, так как на первое место вышли соображения финансовой стабильности в условиях мирового экономического шторма. Однако сегодня с внешними шоками сталкивается именно наша экономика, которой в условиях охлаждения экономических отношений с Западом срочно требуются дополнительные факторы привлекательности для инвестирования. Частичная налоговая реформа может стать одним из ключевых таких факторов.

 

Александр Полянский