Время временных

24-26Рубрика | Сюжет месяца / Вокруг России

Текст | Тимур ХУРСАНДОВ

Украинский кризис продолжается.

Когда в феврале в разгар беспорядков в стране президент Украины Виктор Янукович вдруг исчез, немедленно разлетелась шутка о том, что он повторил эскападу, приписываемую Александру Керенскому, — бежал, переодевшись в женское платье. Шутки шутками, но аналогии между российским Временным правительством и ситуацией на Украине действительно есть, вот только проводить их уместно не с бывшим украинским лидером, а, скорее, с новыми властями.

Некоторая схожесть лежит на поверхности. Нынешние и.о. президента Украины Александр Турчинов, премьер-министр Арсений Яценюк и их коллеги, как и Керенский со товарищи, пришли к власти, по сути, в результате государственного переворота, сформировали кабинет, считающийся либеральным, демократическим. Как и тогда, действовать новым властям приходится в условиях внешней агрессии, на этот раз, впрочем, не столь очевидной, никем толком не доказанной — каких-то неопровержимых свидетельств того, что ставшие за последний месяц притчей во языцех «вежливые люди» с оружием и в форме, подозрительно похожей на российскую, представлено не было — и самим «агрессором» отрицаемой. (В Москве признавали, что да, в Крыму есть военные из РФ, но только те, что всегда там находятся по договоренностям о Черноморском флоте, не больше и не меньше. А форма? Ну что форма? Она, мол, в любом военторге продается.)

При желании можно найти параллели и в первых шагах революционных правительств: освобождение и чествование политических заключенных (Юлия Тимошенко, конечно же), упразднение охранки и отдельного жандармского корпуса (роспуск «Беркута»), следственные действия в отношении бывших министров и прочих высокопоставленных чиновников, отстранение губернаторов и многое другое.

Но главное и печальное сходство: как в России начала ХХ века, временное правительство, на Украине называемое техническим, очевидно слабо и плохо контролирует ситуацию в стране. Почти сто лет назад из-за этого власть фактически сама упала в руки большевиков, сейчас она может оказаться у радикалов правого толка, которые уже высказывают недовольство тем, что все далеко не так, как им обещали на Майдане. Конечно, это самый пессимистичный сценарий, но даже если он и не воплотится в жизнь, проблем у нынешних украинских властей предостаточно.

 

Подарок России

По сути, их так много, что, как ни парадоксально это может прозвучать, присоединение Крыма к России — в определенной степени подарок правительству Украины. Это событие настолько сплотило общественное мнение — за исключением восточных, приграничных с РФ областей — и политические силы, что все остальные вопросы отошли на второй план. Во всяком случае, на время.

Однако если накал страстей по Крыму все-таки спадет до выборов президента, назначенных на 25 мая, то совсем не исключено, что партии опять начнут рвать друг друга на куски, а поддержка властей населением упадет так же резко, как и взлетела. Вполне возможно, нынешнее правительство вообще не доживет до конца мая. Уж слишком много недовольных.

И в этих условиях Киеву в срочном порядке придется решать два блока первоочередных вопросов. Первый — экономика. Экономическая ситуация на Украине близка к катастрофической. Это признают даже новые власти, утверждая, впрочем, что до такого положения страну довел «кровавый режим» Януковича.

При этом, однако, забывается: существенный вклад в разруху внесло то, что в последние несколько месяцев стараниями бывшей оппозиции почти половина страны не могла нормально работать: одни дневали и ночевали на киевском и прочих майданах, другие боялись первых, третьи еще почему-то. Да и само новое правительство, как представляется, больше было и продолжает быть озабоченным тем, как бы удержаться у власти и не растерять территории. А забота об экономике сводится к отчаянным попыткам получить займов, и желательно побольше.

Оно и понятно: по некоторым данным, только в этом году государству и частным компаниям понадобится порядка $40 млрд на рефинансирование краткосрочных долговых обязательств. И вроде бы что-то готов дать Евросоюз, что-то — США и другие страны Запада, что-то — международные финансовые структуры, в общем, с миру по нитке. Но, во-первых, обещать не значит жениться: потенциальные кредиторы если и дадут деньги, то только завтра (от ЕС и, вероятно, США основная часть траншей по плану поступит не раньше июня, то есть уже после выборов), а нужны они были, как обычно, еще вчера.

Во-вторых, просто так, за красивые глаза и демократию денег тоже никто не обещает. МВФ, например, традиционно предъявил ряд условий, среди которых — значительное сокращение расходов на социальную сферу, серьезное повышение тарифов на газ, электроэнергию, другие коммунальные услуги. Какова будет реакция населения, представить нетрудно, особенно с учетом того, что некоторые льготы, социальные выплаты уже урезаны.

Второй блок проблем — сохранение становящегося призрачным контроля центральных властей над восточными, приграничными с Россией областями с преимущественно русскоязычным населением. Здесь и раньше были сильны настроения в духе «мы их (западные регионы) кормим, а они только митингуют», а теперь они усилились многократно. Восток Украины, являвшийся всегда довольно инертным в политическом плане и не склонным к майданам по любому поводу, сейчас, похоже, раскачался и взял наконец на вооружение тактику уличной демократии.

Губернатор? Выберем на народном сходе. Прислали из Киева? Не признаем. Будут сопротивляться? Захватим местную администрацию, милицию и т.д. В общем, классическая схема, благодаря которой нынешнее правительство и пришло к власти.

Но при этом почему-то для него стало крайне неприятным сюрпризом то, что эту тактику можно обернуть и против него самого. Что делать с областями, не понявшими своего счастья и не оценившими действия новых властей, в Киеве, похоже, плохо понимают.

 

«Батькивщина» на «Свободе»

Кто же будет решать эти проблемы? Кто эти люди, которые взяли на себя без преувеличения самоубийственные в политическом смысле слова задачи? Нынешнее украинское правительство — лица по большей части знакомые, но не первоплановые.

На две трети это представители партии «Батькивщина». Здесь и уже упомянутые Турчинов и Яценюк, и первый вице-премьер Виталий Ярема, и вице-премьер по евроинтеграции Борис Тарасюк, министр топлива и энергетики Юрий Продан, финансов — Александр Шлапак, внутренних дел — Арсен Аваков, и другие.

Ряд постов, в том числе глав министерств экономики, культуры, образования, здравоохранения, достался активистам Майдана. И, наконец, «третья голова» нового кабинета министров — партия «Свобода», которой отвели одну вице-премьерскую должность, министерства обороны, аграрной политики и экологии. Примечательно, что сам лидер националистов Олег Тягнибок в правительство не вошел, но тень на имидж новых украинских властей тем не менее брошена.

Хотя из речей и западных, и киевских политиков может показаться, что заграница безоговорочно с Украиной, эта поддержка небезусловна. В Европе, в частности, прекрасно помнят, кто такие Тягнибок и его сторонники, под какими лозунгами они выступают. Из-за этого, например, канцлер ФРГ Ангела Меркель пережила несколько далеко не самых приятных в своей политической карьере минут, когда с трибуны бундестага ее в лицо обвинили в поддержке украинского правительства, в составе которого есть фашисты, читай «Свобода».

Не вошли в новое правительство и самые популярные на сегодняшний день политики Украины — лидер партии УДАР Виталий Кличко и внефракционный депутат, бывший секретарь Совбеза, бывший глава МИД, бывший министр экономического развития и просто миллиардер Петр Порошенко. Их мотивы ясны: оба собираются баллотироваться в президенты (по последним опросам, за Порошенко готово проголосовать почти 20% украинцев, а за Кличко — около 12%), и впутываться в заведомо непопулярные авантюры им ни к чему.

Кстати, по-прежнему относительно популярна и Юлия Тимошенко. Хотя после Майдана стало почему-то считаться, что ее рейтинг стремится к отрицательным величинам, за нее на президентских выборах готовы отдать свои голоса почти 9% украинцев. Не стоит забывать, что Тимошенко — политик несравненно более опытный, не чета нынешним украинским лидерам.

Чего стоит одна ее речь почти сразу после освобождения. После этого выступления даже противники бывшего премьера признавали, что пока она обходит всех на классе, а ведь за последние месяцы Майдан слышал немало речей. Да, сейчас Тимошенко не на пике популярности, но она всегда могла удивить. Увы, пока она удивляет антироссийскими речами, достаточно вспомнить ставший достоянием публики разговор с Нестором Шуфричем.

Кто знает, вдруг завтра «леди Ю» сделает элегантный финт, решительно отмежуется от созданной ее же руками «Батькивщины», обвинит нынешние власти, например, в предательстве национальных интересов, в бездействии по Крыму, в отходе от идеалов Майдана, да мало ли в чем еще. Создать новую партию для Ти­мо­шен­ко дело привычное.

Единственное что — до мая подобную схему провернуть проблематично, все-таки нужно время. Возможно, именно поэтому в Верховной раде уже поговаривают, что неплохо бы сдвинуть выборы ближе к концу года, тем более что и предлог есть благовидный: ну какое голосование, когда страна практически разваливается на куски и катится чуть ли не к дефолту?

Пока Тимошенко всячески уверяет, что никогда на такое не пойдет и будет со «своими» до конца, но, естественно, все еще может поменяться с началом активной предвыборной кампании. Б