Шанс на стабильность

1Рубрика | Страница редактора

Гаагский саммит G7 возложил ответственность за эскалацию украинского кризиса на Россию — и с этим трудно согласиться. Увы, Запад пока не хочет видеть, что действия России не причина болезни, а ее симптом.

Он в упор не хочет замечать ширящегося украинского кризиса, считая, что после 21 февраля — победы Майдана — Украина на верном пути, ведь к власти в Киеве пришло «демократическое» правительство. Новая власть, сконструированная вопреки Конституции Украины, поддерживается Западом только за то, что она продекларировала западную ориентацию: стремление в Евросоюз и НАТО.

Российская же «активная» украинская политика последнего месяца Бараком Обамой, например, оценивается чуть ли не как политика, продиктованная страхом демократических процессов, происходящих на Украине. Надо ли говорить, что это неадекватная трактовка?

Есть вопросы к пропорциональности реакции на угрозы: некоторые эксперты считают, что Россия вошла в украинскую ситуацию в последние месяцы слишком глубоко. Но ведь большого выбора не было. В реализации стратегических задач: невраждебности соседнего государства в военно-политическом отношении и широкой хозяйственной кооперации с ним, наша страна оказалась вынуждена поддерживать Януковича. Он пусть и непоследовательно, но противостоял попыткам со стороны некоторых стран Запада превратить Украину в геополитического сателлита Запада и противника России.

В ходе мартовских активных действий Россия опять-таки решала стратегические задачи — защищала военно-стратегический плацдарм и соотечественников в Крыму, который новым режимом в Киеве рассматривался как антиреволюционная Вандея; поддерживала юго-восток, почти лишенный права голоса в новой украинской ситуации.

То, что одним из промежуточных результатов активности нашей страны стало отделение Крыма от Украины и присоединение его к России, — стечение обстоятельств, вызванное в значительной степени оголтелой антикрымской политикой властей в Киеве, а не умысел, направленный на присоединение новых территорий.

Владимир Путин в своей Крымской речи заявил, что Крым станет и российским, и украинским, будет использоваться как в интересах нашей страны, так и Украины, находясь под более сильным российским суверенитетом. Кремль наверняка попытается создать в Крыму «Украину, какой она могла бы быть» — пример для подражания со стороны «остальной» Украины: регион с развитой экономикой, социальной сферой, здоровыми межнациональными отношениями (как известно, в Крыму будут три государственных языка: русский, украинский и крымско-татарский).

Что касается этой самой «остальной» Украины, то там сегодня существуют все условия как раз для эскалации кризиса. Ведь геополитическая победа Запада означает крен в сторону предпочтений только одной части граждан, болезненные реформы на пути к пока отложенной, но весьма скорой экономической ассоциации с Евросоюзом, проводимые «без анестезии». Все это может кончиться гражданской войной…

Чтобы этого не произошло, нужны совместные усилия Запада, прежде всего Евросоюза, и России в осуществлении конституционных преобразований в интересах всех граждан Украины, постепенном проведении экономических и социальных реформ в стране. У России есть опыт таких реформ (реформы угольной отрасли, металлургии, машиностроения, ОПК, социальной сферы и др.), есть кооперационные цепочки для украинских производителей, а также финансовые ресурсы и бизнес-структуры, способные принять участие в их проведении и демпфировать негативные последствия. Западу нужно понять: только при участии России есть шанс создать стабильное и развивающееся украинское государство.

 

Александр Полянский