Не ужесточать, а реформировать

10Рубрика | Законопроекты

Текст | Николай АНИЩЕНКО

Из недр Совета Федерации вышла законодательная инициатива, которая предусматривает ряд резких мер по деофшоризации экономики. Сенаторы, к примеру, предлагают ввести в Налоговый кодекс понятие необоснованной налоговой выгоды, институт предварительного согласования льгот по налогообложению, а также вернуть в Уголовный кодекс применение конфискации имущества за налоговые преступления.

Зампред Экспертного совета по совершенствованию налогового законодательства ТПП РФ Дмитрий Фадеев обращает внимание на то, что введение подобных мер крайне негативно сказалось бы на инвестиционном климате в стране.

«В целом предлагаемые изменения Налогового кодекса достаточно поверхностны, обрывочны и могут привести к зло­употреблению правом со стороны налоговых органов. Любые неточности неизменно влекут увеличение числа налоговых споров, что отрицательным образом сказывается на инвестиционной привлекательности России», — говорит он.

В налоговой политике предполагается предварительное согласование налогоплательщиком законных способов получения налоговой выгоды. При этом в текущей редакции документа нет порядка устранения разногласий, которые могут возникнуть между налогоплательщиком и налоговым органом. Кроме того, согласование налоговой политики с налоговым органом может стать серьезным коррупциогенным фактором, предупреждает зампред Экспертного совета.

Предложение дополнить 198-ю статью Уголовного кодекса («Уклонение от уплаты налога») понятием «уклонение от уплаты налога путем получения необоснованной налоговой выгоды», по словам эксперта, «чрезмерно расширяет состав деяний, признаваемых преступными».

«Согласно разъяснениям Пленума ВС от 28.12.2006 №64 «О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления» по действующей редакции ст. 198 УК РФ под уклонением от уплаты налогов и (или) сборов, ответственность за которое предусмотрена статьями 198 и 199 УК РФ, следует понимать умышленные деяния, направленные на их неуплату в крупном или особо крупном размере и повлекшие полное или частичное непоступление соответствующих налогов и сборов в бюджетную систему Российской Федерации, — говорит собеседник журнала «БОСС». — Однако по сложившейся практике «необоснованной» налоговая выгода признается не только в результате целенаправленных действий налогоплательщика по минимизации налогообложения, а зачастую (в большинстве случаев) в связи с непроявлением должной осмотрительности при выборе контрагента. По характеру вины это непреднамеренное деяние, совершенное по неосторожности. В случае включения предлагаемых изменений в УК привлечение к уголовной ответственности будет возможно не только в случае умысла, но и по неосторожности».

«В частности, многочисленные налоговые споры по отношениям с так называемыми недобросовестными поставщиками (что в подавляющем большинстве случаев выясняется в период налоговой проверки) потенциально повлекут привлечение руководителя (и иных лиц) добросовестного налогоплательщика, не проявившего должную осмотрительность, к уголовной ответственности, что может парализовать весь бизнес в России», — предупреждает Дмитрий Фадеев.

Эксперт отмечает, что в конце 2013 года Торгово-промышленная палата провела анкетирование представителей российского бизнеса о том, что побуждает их использовать офшоры. Результаты этого исследования могут озадачить законодателя: главной причиной ухода из российской юрисдикции в офшорную компании назвали не оптимизацию налоговых платежей, а высокий уровень защиты собственности. «В этой связи в России следует принимать законодательные меры по усилению защиты собственности: рассмотреть в окончательной редакции поправки о юридических лицах в Гражданский кодекс, принять законодательство о проектном финансировании, рассмотреть возможность принятия отдельного закона о холдингах», — уверен Фадеев. Б