Не прозябать

15Рубрика | Взгляд на общество

Текст | Флюр НУРЛЫГАЯНОВ

В 1980 году СССР отказался проводить Паралимпиаду. В стране было много инвалидов еще со времен Великой Отечественной войны, но демонстрировать это всему миру советская власть посчитала зазорным. Как изменилось отношение к людям с ограниченными возможностями в Сочи-2014?

После Великой Отечественной войны у нас было очень много ветеранов, которые передвигались на костылях, на колясках. Однако большая часть других инвалидов — инвалиды с детства, те, кто страдал какими-то общими заболеваниями, — не была так высока статусно, как ветераны войны. Работы для них не предлагалось. Лекарств им выделялось мало. По сути, они влачили нищенское существование.

Но за последние 30 лет многое изменилось. В начале 1990-х массово стали создаваться общественные организации. Через них инвалиды смогли настойчиво отстаивать свои права. В 1995 году был принят Закон «О социальной защите инвалидов». Потом на протяжении многих лет появлялись различные акты в развитие этого закона. Люди с инвалидностью начали заниматься спортом, творчеством, проявляли себя в других областях.

Сегодня профессиональных спортсменов-инвалидов готовят в специализированном федеральном центре в Алексине Тульской области, а еще в Сочи — в центре спортивной подготовки «Юг». Существует ряд подобных центров в других регионах, но они не такие значительные. Были планы построить большой центр в Башкирии, порядка 2 млрд рублей намеревались в него вложить, однако на данном этапе там все приостановилось.

В городах и регионах есть общественные организации, свои спортивные клубы. Сложнее с муниципалитетами. Му­ни­ци­па­ли­теты — ныне слабое звено, там гораздо меньше выделяется средств на спорт инвалидов.

Избрание Сочи столицей Олимпийских и Паралимпийских игр, конечно, мощный импульс для улучшения ситуации с правами инвалидов. До 2000-х централизованного государственного финансирования спорта высших достижений для инвалидов не было, все небольшие деньги на развитие собирались через общественные организации, частные пожертвования. С начала 2000-х паралимпийский спорт получил мощную государственную поддержку, и видите, какие наши ребята показали результаты.

То, что сделано в отношении нас за шесть лет в Сочи, во многих странах делали 30–40 лет. Внимание федеральных властей приятно: президент Путин присутствовал на открытии Паралимпиады. Когда он посещал олимпийские стройки, интересовался доступностью будущих объектов для инвалидов. Нам бы хотелось, чтобы этот политический посыл распространился на всю Россию.

На Паралимпиаде была наша делегация болельщиков — около 600 человек. У них в основном положительные впечатления — от тех возможностей, которые реализованы здесь для их передвижения, логистике в общественном транспорте, на железной дороге. Конечно, им захочется, чтобы и у них в регионе такое появилось — в родном поселке, городе. Разумеется, для нас важен в первую очередь социальный аспект внимания властей. Инвалиды России хотят получать образование, работу, да и просто устроить свою жизнь как-то так, чтобы не прозябать, а быть активным гражданином.

Государственная программа по развитию безбарьерной среды действует. Может быть, благодаря Паралимпиаде сейчас, на этот и следующий год гораздо больше регионов в нее втянулось. Однако она могла бы быть более эффективной, если бы к ее реализации подключались сами инвалиды.

К сожалению, часто что-то делается просто для галочки. Иногда читаешь отчеты органов власти в каких-то регионах. Там пишут, например: «У нас 40 объектов абсолютно доступно для людей с ограниченными возможностями». Ну не так это. Под доступностью обычно понимают пандус к входной двери, сделанный в соответствии с нормативами. А что за дверью происходит, как там? Ведь нужно, чтобы человек получил соответствующую услугу в поликлинике, в кинотеатре, в гостинице…

Одним словом, важно обеспечить не только физическую доступность, но и отношенческие вещи, чтобы человек не испытывал барьеров главным образом во взаимодействии между ним и другими.

Там, где сами инвалиды требуют, четко ставят повестку дня, там получается. Но сегодня ресурсы на подобные программы на федеральном уровне объективно ограничены. В этих условиях крайне сложно добиться того, чтобы городская, транспортная инфраструктура везде была готова принять людей с ограниченными возможностями. Я думаю, что процесс ее подготовки займет как минимум 10–20 лет. Б

 

 

Нурлыгаянов Флюр, президент Российского спортивного союза инвалидов, зампред Всероссийского общества инвалидов.

Родился в 1960 году в Уфе. В 1979 году окончил Уфимский автотранспортный техникум, поступил в Московский автодорожный институт (МАДИ). С 1982 года из-за травмы позвоночника на инвалидности.

С 1996 года по настоящее время является заместителем председателя ВОИ. Ведет вопросы организационного развития, повышения квалификации кадров ВОИ, связи с общественностью.

В 1997–2002 гг. — Генеральный секретарь Паралимпийского комитета России, шеф миссии сборной команды России на Паралимпийских играх в Нагано-98, Сиднее-2000 и Солт-Лейк-Сити-2002.

В 2006 году на учредительной конференции общероссийской общественной организации «Российский спортивный союз инвалидов» (РССИ) избран ее президентом.

Член рабочей группы по взаимодействию ЦИК России с общероссийскими общественными организациями инвалидов.