Ключевое звено экспертизы

40-47Рубрика | Главная тема

Текст | Александр ПОЛЯНСКИЙ

Фото | Алексей Финаев

Участники ежегодного совещания госэкспертиз субъектов Федерации обратили внимание нового отраслевого министерства — Минстроя — на ряд нерешенных проблем, мешающих развитию отрасли.

В Москве 28 февраля прошло организованное Ассоциацией экспертиз строительных проектов (АЭСП) V межрегиональное совещание руководителей органов государственной экспертизы проектной документации субъектов Российской Федерации. Это, кроме того, второе ежегодное итоговое собрание в истории АЭСП — ассоциации пока только два года.

В совещании участвовали организации экспертизы проектной документации и результатов инженерных изысканий (государственной и негосударственной) из 35 субъектов Российской Федерации, из них 24 — члены ассоциации. Всего в ассоциации состоит 29 учреждений госэкспертизы, ассоциированными членами являются также две организации негосударственной экспертизы. Интересно, что почти за два года число членов ассоциации фактически удвоилось, и сегодня она представляет учреждения госэкспертизы большинства ведущих в экономическом отношении субъектов Федерации.

В совещании помимо членов АЭСП приняли участие также член Совета Фе­де­ра­ции Валерий Аксаков; председатель комиссии по ценообразованию и экспертизе Национального объединения изыскателей Андрей Акимов; ответственный работник структур управления капитальным строительством Министерства обороны, первый президент АЭСП Станислав Логунов; председатель подкомитета по экспертизе Национального объединения проектировщиков Сергей Журавлев; представители проектного и строительного бизнеса, пресса.

С докладом на заседании выступил президент ассоциации, директор ГАУ Мос­ков­ской области «Мос­обл­гос­экс­пер­ти­за» Игорь Горячев.

Значение органов региональной госэкспертизы в строительном комплексе страны, упомянул он, характеризуют статистические данные, собранные ассоциацией. В учреждениях, которые представили АЭСП информацию, трудится 2016 человек, из них более 715 аттестованы на право проведения экспертизы, ими рассмотрены 18 тыс. комплектов документации, 13 254 заключения по ним — положительные, 2206 — отрицательные. Общая сметная стоимость по представленной на экспертизу документации — 685,2 млрд рублей, она была в результате экспертизы снижена до 99,2 млрд рублей.

Горячев подчеркнул, что представители ассоциации активно участвуют в работе целого ряда правительственных и парламентских экспертных структур. В частности, это экспертная группа по градостроительной деятельности думского Комитета по земельным отношениям и строительству, рабочая группа АСИ, которая занимается вопросами упрощения процедур получения разрешений на строительство, улучшения предпринимательского климата в строительстве.

Ассоциация активно высказывается по острым проблемам организации экспертизы в стране. Так, были подготовлены критические замечания к законопроекту об отмене региональной государственной и негосударственной экспертизы с передачей всех экспертных полномочий Главгосэкспертизе и ее подразделениям. Однако законопроект пока с повестки не снят — решение перенесено на неопределенный срок.

Другая острая проблема, отметил Го­ря­чев, возникла уже в 2014 году. В конце января была принята формально новая сметно-нормативная база, а не редакция старой, как было в прошлые годы. Хотя ничто не предвещало такого развития событий. На совещании региональных органов ценообразования в строительстве, проведенном Федеральным центром ценообразования в строительстве (ФЦЦС) 11–12 декабря 2013 года в городе Москве, сообщалось о том, что подготовлены к утверждению дополнения №№9–10 в государственные сметные нормативы. О внедрении новой сметно-нормативной базы тогда даже не упоминалось.

Проведенный экспертами ассоциации анализ свидетельствует, что 90% изменений заключается в незначительной корректировке трудозатрат и замене кодов ресурсов, а также в исправлении наименования расценок и ресурсов.

«Возникает вопрос, — заметил эксперт, — насколько внедрение новой базы продиктовано производственной необходимостью? Некоторые считают, что оно, скорее, нужно для обогащения различных структур, созданных вокруг сферы ценообразования и сметного нормирования. Ведь, по данным ООО «Строй­ин­форм­издат», стоимость одного комплекта ГЭСН (государственные элементные сметные работы. — Ред.) и ФЕР (федеральные единичные расценки в строительстве. — Ред.) в редакции 2014 года составляет 148 620 рублей, что в несколько раз превышает стоимость сборников изменений и дополнений».

Можно себе представить, уверен Го­ря­чев, масштабы доходов структур, функционирующих под эгидой ФЦЦС и распространяющих программное обеспечение для разработки смет и составления актов выполненных работ по объектам, финансируемым из бюджетных источников.

По этой проблеме ассоциация тоже обращалась в органы власти с предложением о корректировке решения, однако пока безрезультатно.

Игорь Горячев остановился также на сложностях, возникающих из-за деятельности негосударственных экспертиз. На сайте Росаккредитации, отметил он, на 17 февраля значится 186 организаций негосударственной экспертизы. При этом, например, Госстройнадзор Московской области выявил фактически массовые нарушения в заключениях, которые они готовили: заключения не имели выводов о соответствии проектной документации нормативным требованиям, содержали такие выводы, но без действительного рассмотрения проектной и изыскательской документации и т.д.

Установлены, по его словам, случаи, когда заключения давали неаккредитованные организации. Они готовились физическими лицами, не аттестованными в качестве экспертов. Причем выявлялись все эти нарушения после получения разрешения на строительство, то есть когда оно уже велось!

Горячев отметил, что Министерство строительного комплекса Московской области по этим фактам ставило перед Росаккредитацией вопрос об отзыве аккредитаций, и он во многих случаях решался положительно. В 2014 году ряд аккредитаций был аннулирован и приостановлен.

«Но, — подчеркнул Игорь Горячев, — возникают вопросы, что делать с заключениями организаций, аккредитация которых аннулирована или приостановлена? Действительны ли они или юридически ничтожны? Я задавал эти вопросы в департаменте надзорной деятельности Росаккредитации. Их ответ: законодательство не позволяет однозначно разрешить эту ситуацию, имеется правовой пробел».

При этом, говорит Горячев, в Рос­ак­кре­ди­тации заверяют, что готовы рассматривать в первоочередном порядке надзорные жалобы от органов госстройнадзора и административно-технических инспекций субъектов Федерации на деятельность организаций негосударственной экспертизы и оперативно принимать по ним решения.

Важный вопрос — разработка единого стандарта проведения экспертизы проектной документации и инженерных изысканий. Выработка этого документа вызывает серьезные дискуссии при обсуждении в правительственных ведомствах.

Дискуссионным пока, по словам Игоря Горячева, является вопрос, нужен ли срок экспертизы проектной документации и инженерных изысканий или может быть просто срок в договоре. Мнение ассоциации — срок необходим. О сроках и стоимости обязательно нужно информировать заявителя, убежден Горячев. Кстати, любопытный факт: государственные экспертизы, параллельно выполняющие функции негосударственных, информируют заказчиков о сроках и стоимости, а чистые ­негосударственные — нет.

Еще одна актуальная тема регулирования деятельности органов экспертизы — введение единого реестра экспертных заключений. Горячев не сомневается, что Мособлдума готова выступить с законопроектной инициативой по этому вопросу.

Ведь без реестра вообще нет достоверной информации о том, что происходит с экспертными заключениями на территории субъекта Федерации: только госстройнадзоры могут получить подобные сведения, да и то уже на этапе строительства.

Кроме того, реестр позволит ставить в известность потребителей об организациях, у которых изъяты или приостановлены аккредитации. Потому что без такой информации у них есть возможность выдавать задним числом десятки заключений. Подобная информационная система будет также источником статистических данных для органов госэкспертизы и участников рынка. Реестр, уверен Игорь Горячев, станет важным фактором прозрачности строительного рынка.

* * *

Сенатор Валерий Аксаков в своем выступлении обратил внимание на проблему качества экспертизы. Даже в таких благополучных регионах, как Москва и Московская область, отметил он, были случаи разрушения домов и мостов из-за проектных нарушений. Очевидно, что проектные решения не соответствовали требованиям конструктивной надежности и эксплуатационной безопасности. А значит, сказывается «недостаточность» экспертизы.

Прежде всего трудности возникают в деятельности организаций негосударственной экспертизы. Потому именно органам госэкспертизы, по его мнению, должна принадлежать главенствующая роль. «Без госэкспертизы невозможно обеспечить баланс соблюдения общественных и частных интересов», — утверждает Аксаков.

Другая проблема — ситуация в органах госэкспертизы. В 2013 году у органов гос­экспертизы субъектов Федерации была изъята часть полномочий по проведению госэкспертизы и проверке достоверности сметной стоимости, финансируемой из федерального бюджета. Они были переданы органам Главгосэкспертизы: ее головной конторе и филиалам в федеральных округах. Причем Главгосэкспертизе переданы не только объекты, связанные с уникальностью, технической сложностью и промышленной опасностью, но и «иные», то есть по усмотрению Главгосэкспертизы.

Это некий «вотум недоверия» субъектовым госэкспертизам, ни на чем не основанный. И он привел к тому, что у госэкспертиз образовалась серьезная дыра в бюджете.

При этом возможности Глав­гос­экс­пер­ти­зы не позволяют нести ношу, которую на нее взвалили. За счет этого, отмечает Аксаков, сдерживается финансирование, несвоевременно вводятся в строй объекты капитального строительства. Нынешняя ситуация не в интересах ни государства, ни общества. «Субъектовая госэкспертиза — ключевое звено экспертизы в стране!» — заявил он.

В отношении негосударственной экспертизы Валерий Аксаков заметил, что, хоть он и опытный законодатель, юрист с большим стажем, однако так и не смог разобраться в правовом режиме деятельности соответствующих организаций. Запутанность правового режима очевидна и негативно сказывается на функционировании этого института. «То, как действует негосударственная экспертиза в ряде регионов, — это дискредитация экспертизы строительных проектов как таковой», — заявил он.

Есть, например, случаи присоединения к инженерным сетям без проектной документации — негосударственная экспертиза такое присоединение нередко согласовывает, хотя это незаконно. Бывают случаи согласования негосударственной экспертизой проектов без необходимых изыскательских работ, а также согласования типовых проектов без внесения изменений, связанных с конкретными условиями их реализации…

Целесообразно ли вообще сохранять институт негосударственной экспертизы? В этом у Аксакова нет уверенности. Но в любом случае, по словам эксперта, необходим конкретный перечень объектов, по которым негосударственная экспертиза может давать заключения на проектную и изыскательскую документацию.

Как законодатель Валерий Аксаков выступает за три принципиальные поправки в Градостроительный кодекс. Во-первых, он убежден, что в этом документе следует записать: проектная, изыскательская документация и сметная стоимость объектов капитального строительства или реконструкции, финансируемых полностью или частично из бюджетов бюджетной системы РФ, подлежит проверке при проведении государственной экспертизы. То есть документацией на объекты, связанные с государственными или муниципальными деньгами, должна заниматься только госэкспертиза. Во-вторых, по его мнению, необходимо убрать словосочетание «иных объектов» из п. 5.1 ст. 6 Градкодекса: Главгосэкспертиза должна оценивать проектную и изыскательскую документацию только по определенному перечню объектов и не иметь возможности расширять этот перечень по собственному усмотрению. В-третьих, сенатор предлагает определить понятие «уникальные объекты» в ч. 2.1. ст. 48 всего двумя критериями: высота более 100 м и пролет более 100 м, а другие критерии — большой метраж заглублений, консолей — исключить.

* * *

Андрей Акимов из Национального объе­ди­нения изыскателей в своем выступлении вспомнил о ставшем уже знаменитым совещании 16 января с.г. у вице-премьера Дмитрия Козака. Именно на этом совещании появился неожиданный проект закона о фактически ликвидации субъектовой государственной и негосударственной экспертизы. «Это закон, по сути, о монополизации экспертных функций Главгосэкпертизой», — заявил Акимов.

Аргументация в пояснительной записке, по его мнению, несерьезная: грубо говоря, одни плохо работают, другие воруют, поэтому давайте все передадим Главгосэкспертизе. Это совершенно бездоказательно. Судя по всему, отметил эксперт, этот закон не прошел и, скорее всего, не пройдет.

Но был принят другой, по которому застройщики жилья по долевым схемам обязаны проходить процедуру перестрахования в страховой компании, обществе взаимного страхования либо получать банковскую гарантию. Создана проблема, пути решения которой непонятны, подчеркивает он. Дело в том, что ни одна настоящая страховая компания не будет брать на себя риски инженерных изысканий и природные риски. Это риски застройщика.

Что касается ситуации в сфере экспертизы, на взгляд Акимова, нет необходимости «зачеркивать» ни один из механизмов экспертизы: ни федеральный, ни региональный, ни негосударственный, нужно просто четко распределить между ними объекты по значимости, чтобы все они работали более продуктивно и более безопасно.

Андрей Акимов остановился также на вопросе квалификации экспертов: квалификационные требования и тесты нуждаются в уточнении. Верно было бы выделение категорий просто эксперта и эксперта элитарного уровня с разными правами.

При этом, с его точки зрения, не следует слишком увлекаться повышением обязательного стажа для экспертов. Звучащее сейчас в стенах Минстроя предложение об увеличении стажа до 15 лет нереалистично. Зато следует уточнить требования к руководителям негосударственных экспертных организаций, начав с элементарных: гражданство России и отсутствие судимости. Сейчас даже эти требования не соблюдаются.

К тому же минимальная численность аттестованных экспертов в составе экспертной организации не должна снижаться, как это предлагают некоторые. В современных условиях экспертам нужно владеть многими разделами, в том числе касающимися экологии и гидрометеорологии. Россия развивается в рамках ВТО, потому уменьшать разнообразие аспектов оценки за счет сокращения числа экспертов неправильно.

На взгляд Акимова, необходимо разработать нормы, исключающие аффилированность экспертных организаций и организаций, представляющих документацию для экспертизы. В системе СРО изыскателей такой опыт есть.

Андрей Акимов считает, что надо расширить полномочия экспертной комиссии Минстроя, рассматривающей жалобы на заключения экспертных организаций. В комиссию должен получить возможность обращаться более широкий круг лиц.

Специалист Национального объединения изыскателей поддержал создание открытого реестра выданных заключений как меры для оздоровления рынков экспертизы, проектирования и изысканий. Такой опыт, по его словам, был наработан в СРО изыскателей и может использоваться при создании реестра экспертных заключений.

* * *

Ответственный сотрудник стройкомплекса Минобороны Станислав Логунов в своем выступлении отметил, что к вопросу о количестве экспертов в экспертной организации нужно подходить взвешенно — не все экспертизы в регионах объективно в состоянии собрать большое количество аттестованных специалистов.

Он высказался за то, чтобы в регламенте проведения экспертизы обязательно присутствовали четкие сроки, в том числе срок подготовки замечаний по документации. Открытый, общедоступный реестр заключений, с его точки зрения, необходим — это элемент информатизации всей строительной отрасли.

Логунов выступил за постепенную консолидацию позиций государственной и негосударственной экспертиз в развитии экспертизы вообще, ведь экспертиза оценивает значительный объем по правоустанавливающим документам — только с ее помощью застройщик может быть уверен, что строит по закону.

* * *

Сергей Журавлев из Национального объединения проектировщиков отметил, что проектировщики часто воспринимаются как антагонисты экспертов, однако они вовсе не являются противниками экспертизы. Ведь и «проектанты», и органы экспертизы решают одну задачу — обеспечение безопасности объектов капитального строительства. Проектировщики могут совершать ошибки, и институт экспертизы позволяет их своевременно корректировать. Кроме того, институт экспертизы, по сути, заменяет нормоконтроль, существовавший ранее в проектных институтах.

Совещание от 16 января 2014 года у Козака вызвало некоторое смятение: был предложен совершенно непонятный законопроект. Однако плюс его в том, что он обратил внимание на недостатки экспертной деятельности, в частности, негосударственной экспертизы, где иной раз подвизаются откровенные мошенники.

По словам Журавлева, эксперт должен отвечать за обоснованность своего заключения — как положительного, так и отрицательного. Потому помимо публикации заключений в общедоступном реестре нужно расширить возможности обжалования заключений в экспертной комиссии Минстроя. Так как необоснованно положительное заключение — это угроза безопасности, а необоснованно отрицательное — угроза репутации.

«Мы в нашей СРО сталкивались с необоснованно отрицательными заключениями экспертов», — поделился Журавлев. Однако экспертная комиссия Минстроя работает не очень споро, к тому же круг лиц, которые могут подавать туда жалобы на необоснованно отрицательное заключение, должен быть расширен — не только застройщик и технический заказчик, но и генподрядчик.

Кроме того, по мнению Сергея Жу­рав­ле­ва, сегодня требования к стажу экспертов занижены, нужна ступенчатость аттестации экспертов.

* * *

Валерий Худяков, директор ГАУ Ар­хан­гель­ской области «Управление государственной экспертизы», привел ряд конкретных примеров, характеризующих проблемы взаимодействия с подразделениями Глав­гос­экс­пертизы. Во-первых, они выдвигают к заказчикам требования, не предусмотренные 145-м постановлением Правительства РФ (о порядке прохождения экспертизы). Во-вторых, Главгосэкспертиза требует удешевления сметы любой ценой, что, например, в случае с музеем на Соловках негативно сказывается на его экспозиционных характеристиках. В-третьих, Санкт-Петербургский филиал за два года работы в новом режиме так и не смог подготовиться к экспертизе по 14 разделам.

Кроме того, г-н Худяков рассказал о том, что Законодательное собрание Ар­хан­гель­ской области также подготовило предложение об исключении из Градостроительного кодекса права для Главгосэкспертизы осуществлять проверку «иных» объектов.

* * *

Директор ГАУ Санкт-Петербурга «Центр государственной экспертизы» Вла­ди­слав Еремин в своем выступлении упомянул о том, что после знаменитого совещания 16 января у Козака прошло совещание во исполнение решений январского совещания — в Минстрое. И на этом втором совещании практически не были представлены субъектовые госэкспертизы, зато организации негосударственной экспертизы присутствовали в избытке. «Имейте в виду: они почти живут в министерстве!» — заметил Еремин.

При этом характерно, заявил он, что и госэкспертизы, и негосударственные экспертизы выступили единым фронтом против «законопроекта Козака» о монополизации экспертизы.

Директор петербургской госэкспертизы рассказал о трудных моментах взаимодействия заказчиков, в проектах которых есть федеральное финансирование, и филиалов Главгосэкспертизы, в частности, филиала в Санкт-Петербурге. Для калининградских, например, проектных организаций требуется превращать документацию в таможенный груз и перевозить через две границы не по одному разу.

Еремин отметил, что из-за права Глав­гос­экс­пертизы относить к своему ведению «иные объекты» наблюдается чехарда с полномочиями. Яркий пример, который он привел: работа по Петербургскому метрополитену. Все, что касается подготовки территории, — ответственность субъектовой госэкспертизы, подземная часть — ответственность Главгосэкспертизы, проверка сметной стоимости — опять ответственность субъектовой экспертизы.

«Какой смысл в этом разделении?» — удивляется Еремин. Затягивается время, страдает качество экспертизы. Это направление, по его словам, вполне в состоянии целиком «поднять» субъектовая госэкспертиза с помощью специального подразделения.

Понятно, замечает Владислав Еремин, когда Главгосэкспертиза контролирует федеральный перинатальный центр. Но какой резон брать на себя контроль объектов муниципального значения только на том основании, что там некий процент федерального финансирования? Кроме того, например, при оценке достоверности сметной стоимости происхождение денег не имеет никакого значения.

Эксперт считает, что источник финансирования не должен приниматься в расчет при отнесении объекта к ведению того или иного уровня госэкспертизы. За это, отметил он, «надо биться, чтобы делать работу, которая нужна стране».

Большая проблема для субъектовых гос­экспертиз — почти полная потеря экспертизы жилья. Сегодня, по словам эксперта, жилье «заходит» в региональные госэкспертизы только в одном случае: когда нужно на основании иностранной проектной документации построить объект повторного применения.

На взгляд директора петербургской госэкспертизы, разумное решение проблемы — поделить объекты по сложности, а не по источнику финансирования. «Допустим, девятиэтажка без встроенных помещений — негосударственной экспертизе, девятиэтажка с двумя этажами встроенных помещений с различным функционалом — субъектовой госэкспертизе, дом 110 м высотой — Главгосэкспертизе». Это, считает он, простая и понятная схема.

* * *

Виталий Яценко, директор ГАУ «Гос­экс­пер­тиза Оренбургской области», остановился на проблеме «ухода жилья» из органов субъектовой госэкспертизы. Большая часть жилого сектора теперь проходит негосударственную экспертизу — и это ненормальное явление. К тому же появляется региональное законодательство, позволяющее вольности при подключении к сетям — обходиться вообще без экспертизы.

В субъектовой экспертизе, отмечает он, остались в основном детсады, школы, перинатальные центры. При этом по некоторым видам услуг уже приходит прокуратура и требует объявлять конкурсы на основании 44-го ФЗ.

Все объекты, где даже 5% федеральных денег, забирает себе Главгосэкспертиза. Причем зачастую экспертиза для заказчиков оказывается двухступенчатой: чтобы попасть в адресную программу, нужно пройти экспертизу в субъекте Федерации, а затем — вторую экспертизу в Главгосэкспертизе.

* * *

Директор ГАУ Саратовской области «Са­ра­тов­ский региональный центр экспертизы в строительстве» Сергей Лазарев отметил, что источником проблем госэкспертизы во многом стала позиция Института экономики города — разработчика концепций снижения административных барьеров в строительстве. Якобы госэкспертиза препятствует повышению позиций России в рейтинге Doing Business.

К сожалению, многие организации негосударственной экспертизы демпингуют, а проектные организации недостаточно пекутся о своем реноме, чтобы не прибегать к демпингу. К борьбе с демпингом должна подключаться, по его мнению, ФАС.

Еще одна острая проблема, на взгляд директора саратовской госэкспертизы, — очень медленное обновление техрегламентов. Зачастую современная техническая документация не имеет обязательного применения, и эксперты не могут настаивать на ее использовании. Работа по техрегламентам, по словам Лазарева, прежним ответственным за отрасль министерством — Минрегионом — была провалена, остается выразить надежду, что Минстрой окажется в решении этой проблемы на высоте…

* * *

По итогам совещания была принята резолюция, предлагающая для законодательной и исполнительной власти:

– установить в Градостроительном кодексе сокращенный, окончательный перечень объектов федерального уровня и окончательный перечень объектов, полномочия по государственной экспертизе в отношении которых переданы органам государственной власти субъектов Российской Федерации;

– предоставить органам исполнительной власти субъектов Российской Фе­де­ра­ции полномочия в области государственной экспертизы и государственного строительного надзора в отношении всех объектов (за исключением объектов, отнесенных к федеральному уровню) вне зависимости от источников финансирования;

– установить возможность изъятия переданных субъектам Российской Фе­де­ра­ции полномочий в области градостроительной деятельности только на временной основе и в случае их неисполнения или ненадлежащего исполнения (по представлению федерального органа исполнительной власти, осуществляющего функции по реализации государственной политики, оказанию государственных услуг, управлению государственным имуществом в сфере строительства, градостроительства, промышленности строительных материалов и жилищно-коммунального хозяйства);

– осуществлять проверку достоверности одновременно с государственной экспертизой проектной документации в организации, уполномоченной на проведение государственной экспертизы федерального или регионального уровня, вне зависимости от источника финансирования.

На совещании были обсуждены направления деятельности ассоциации в 2013 году и задачи на 2014 год, практика применения законодательства по вопросам проведения государственной, негосударственной экспертизы проектной документации и ценообразования в строительстве, участие ассоциации в работе экспертных органов и рабочих групп, общий регламент проведения экспертизы, технические требования к Единому электронному реестру экспертных заключений членов ассоциации.

Совещание решило:

1) одобрить деятельность президента ассоциации в 2013 году;

2) поддержать законодательную инициативу, направленную на устранение противоречий, содержащихся в Гра­до­стро­ительном кодексе, в части разграничения полномочий и обязанностей федеральных органов исполнительной власти и органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации;

3) поддержать обращение президента ассоциации в Минстрой России о пересмотре приказа от 30.01.2014 г. №31/ пр в части ввода в действие с 1 апреля 2014 года не очередной «новой» сметной нормативной базы ФСНБ-2001 (версия 2014 года), а дополнений №9, 10 к базе ФСНБ-2001 (версия 2009 года) в связи с отсутствием в «новой базе» существенных изменений;

4) согласовать (с редакционными правками) общий регламент проведения экспертизы проектной документации и результатов инженерных изысканий ассоциации и технические требования к Еди­но­му электронному реестру экспертных заключений членов ассоциации;

5) одобрить участие представителей ассоциации в работе экспертного совета по градостроительной деятельности при Комитете Государственной думы Рос­сий­ской Федерации по земельным отношениям и строительству и в других рабочих группах и коллегиальных органах;

6) направить резолюцию Меж­ре­гио­наль­ного совещания в Комитет Совета Фе­де­рации по социальной политике, Ко­ми­тет по строительству и земельным отношениям Государственной думы Федерального собрания Российской Фе­де­ра­ции и в Министерство строительства и жилищно-коммунального хозяйства Рос­сий­ской Федерации. Б