Дмитрий БЕКЛЕНИЩЕВ: незащищенность бизнеса — главная проблема для растущих компаний

66-69Рубрика | Защита бизнеса

Текст | Малика Шайкенова

Фото | Наталья ПУСТЫННИКОВА

Компания «Сплав М» (г. Каменск-Уральский Свердловской области) — одна из быстрорастущих компаний, работающих в сфере оптовой торговли продукцией цветной металлургии. Директор компании Дмитрий Бекленищев рассказал нашему журналу о перспективах и препятствиях на пути развития этого бизнеса.

— Дмитрий Леонидович, специализация вашей компании обусловлена тем, что вы живете и работаете в городе металлургов?

— Да. Каменск-Уральский — город металлургов, город, где много предприятий черной и цветной металлургии. Это, например, Каменск-Уральский металлургический завод, который выпускает алюминиевый прокат из сырья Каменск-Уральского алюминиевого завода.

Ситуация в металлургии, и черной, и цветной, как вы знаете, непростая. Кризис в отрасли начался в 2008 году и не завершился. Были периоды подъема, но они затем сменялись новыми периодами спада, так что «качка» продолжается. Особенно в алюминиевой отрасли.

Наша компания содействует развитию цветной металлургии — организует сбыт продукции.

Я, в прошлом топ-менеджер коммерческой службы металлургической компании, принял решение открыть свою фирму 1 сентября 2009 года. До конца 2009 года работал абсолютно один, пытаясь сам вести бухгалтерию, заниматься закупками, проводить переговоры… Через какое-то время я вынужден был передать ведение бухгалтерского учета в специализированную бухгалтерскую компанию. Но к концу 2010 года выяснилось, что эта фирма, ориен­тированная больше на сотрудничество с индивидуальными предпринимателями, уже не справляется с нашими задачами.

Масштаб бизнеса быстро рос, наша модель работы с потребителями оказалась очень востребованной. Сформировался широкий круг клиентов — и в России, и в странах СНГ. От промышленных предприятий как нашей страны, так и партнеров по Таможенному союзу — Белоруссии и Казахстана до, например, «Северстали», Новочеркасского электровозостроительного завода… «Сплав М» обзавелся собственной бухгалтерией.

— Это уже не малый бизнес?

— Да, фирма по оборотам перешла уже на уровень среднего бизнеса.

— Кто основной потребитель вашей продукции?

— У нас очень широкий круг потребителей — предприятия всех отраслей производства и инфраструктуры. Среди основных — автомобилестроение, производство ферросплавов, строительство, транспорт… Довольно крупные поставки приходятся на предприятия Казахстана, а также в Белоруссию, в частности, на МАЗ. Были серьезные поставки на Украину, но в связи с последними событиями там они резко уменьшились. Я уже упоминал Новочеркасский электровозостроительный завод — очень важный для «Сплава М» потребитель, сотрудничество с которым у нас расширяется.

— Развитие вашей компании пришлось на период кризиса и послекризисное время…

— Совершенно верно. И это неслучайно. Дело в том, что в кризис ряды участников нашего рынка поредели — очень многие компании погибли под тяжестью кредитов и нереализованной продукции.

Мы сполна использовали это окно возможностей, к тому же помогли реализовать продукцию компаний, которые оказались в полубанкротном состоянии. К тому же у нас была и есть возможность благодаря старым связям и обеспечению эффективного сбыта получать продукцию с ряда предприятий напрямую, а не через подразделения сбыта.

За счет этих трех факторов сумели быстро расширить бизнес.

— Кредитами не злоупотребляли?

— Мы по минимуму стараемся пользоваться кредитными средствами, ведь это дополнительные затраты. Хотя, конечно, совсем обойтись без кредитов в нашем бизнесе проблематично.

Деньги — наше главное «средство производства». Мы ведь оказываем, по сути, посреднические услуги и, если у нашей компании нет в наличии достаточного финансового ресурса, сразу теряем обороты и прибыль.

Сейчас «Сплаву М» банкиры дают кредиты под 16% годовых — под поручительство. Но когда мы начинали, процент был гораздо больше…

Вообще когда фирма начинает работать на рынке, очень сложно получить кредит: у банков нет доверия к молодой компании. Кроме того, банки требуют залог или поручительство.

Собственники могут выступить поручителями, создать какую-то залоговую массу за счет личной собственности — например квартир, но этого часто бывает недостаточно. Либо предлагаются кредиты под грабительский процент. Кредитные организации стараются таким образом скомпенсировать с лихвой все свои риски.

Только спустя довольно длительное время работы на рынке компании могут рас­счи­тывать на кредиты на менее драконовских условиях. Но финансовый рычаг нужен прежде всего в стартовый период деятельности…

Выход из этой ситуации, на мой взгляд, особая система кредитования начинающего бизнеса под госгарантии.

— А в чем достоинства модели торговли металлами, предлагаемой вами, то есть посреднической, по сравнению с сотрудничеством напрямую с металлургическими компаниями — с их службами сбыта или дочерними торговыми фирмами?

— Мы открыты в том числе для небольших заказчиков: у нас компания, которая может обеспечить небольшой объем поставки. Оптовое подразделение металлургической корпорации с некрупным заказчиком не будет даже разговаривать…

Кроме того, мы способны осуществить поставку одному заказчику широкого ассортимента продукции от разных производителей. У «Сплава М» есть такая услуга — комплексная поставка, она пользуется большим спросом.

— А какая сейчас ситуация на рынке? Насколько на нем свободно?

— Сейчас на рынке очень тесно! И приходится отвоевывать свое место под солнцем. Нам помогает то, что, во-первых, мы хорошо понимаем потребности наших заказчиков, поскольку долгие годы работаем на рынке поставки металлов, причем в разных его сегментах: и на стороне производителя, и на стороне покупателя.

Во-вторых, мы всегда были бескомпромиссны во всех вопросах, касающихся репутации: никогда не нарушали сроков поставки. Потому что репутация зарабатывается годами, а теряется буквально за месяц неритмичной работы.

Кстати, именно поэтому одним из первых наших шагов стало создание склада продукции. Это дорогостоящее дело, но для нас важнее гарантированное удовлетворение потребностей заказчиков. Подумываем о покупке собственных автотранспортных средств и о строительстве собственного офисно-складского, а в перспективе и производственного комплекса (сейчас работаем на арендных площадях).

Тем более что с этого года использовать собственный транспорт выгоднее: с транспортных средств перестали брать налог на имущество, то есть его начали рассматривать как средство производства, чем он, собственно, и является.

В-третьих, далеко не во всех компаниях есть такие кадры, такая система организации бизнеса, как у нас. В нашей компании — опытнейшие коммерческие сотрудники, работающие на рынке долгие годы. Один из наших ведущих специалистов, например, уже пенсионного возраста, но его энергии могут позавидовать молодые. Он работает на рынке поставки металлопродукции десятилетия, знает все основные категории потребителей со времен СССР; его связи тоже еще с советских времен.

Другой наш ключевой специалист по продажам даже стал моим младшим партнером по бизнесу. Он так же, как и я, длительное время проработал в коммерческом подразделении одного из металлургических предприятий. Теперь отвечает в компании за всю текущую коммерческую деятельность.

Наш главбух суперпрофессионал — за ней как за каменной стеной, все финансовые операции в полном порядке. У нас отдельный менеджер по экспорту — он отслеживает все процедуры по экспорту, контролирует все бумаги.

— Насколько на вас влияют известные трудности с возвратом экспортного НДС и сроками этого возврата?

— Возврат как таковой производится, но со сроками действительно бывают определенные трудности. Теоретически возврат осуществляется за три месяца, но на практике такое редко бывает.

Схема возврата, как известно, следующая: в отчетный период подается декларация на возмещение НДС, собирается пакет документов, по факту проводится проверка налоговой службой в течение ста дней. Потом, после заключения налоговых органов, в течение семи дней происходит расчет.

Отчетность предоставляется за квартал. Если фирма в начале квартала поставила товар, к концу квартала она получает все документы плюс определенный срок занимает проверка в налоговой. В итоге до получения денег проходит обычно не менее полугода…

— С какими препятствиями вы сталкиваетесь на данном этапе развития компании?

— Это трудности, вызванные, я считаю, масштабами бизнеса, когда тебя начинают замечать не только конкуренты, но и контролирующие органы, делать на тебе план…

Первая проблема с контролерами возникла у нас в 2012 году. Тогда налоговая инспекция по результатам проверки заявила, что мы в 2010 году сотрудничали с фирмой-однодневкой: мол, заключали договора с компанией, которую толком не проверили, а она зарегистрирована в квартире…

Претензия странная: у нашей компании нет службы экономической безопасности, мы просто не в состоянии проверять каждого партнера. Довольно часто торговые фирмы зарегистрированы на квартирах. Это не запрещено законом и разве может выступать в качестве критерия оценки благонадежности?

К тому же сотрудничество с данной фирмой, якобы однодневкой, пришлось на 2010 год — период, когда наш учет вела сторонняя бухгалтерская компания.

Тем не менее налоговая предъявила нам претензии, доначислила НДС, выписала штраф… Мы подали по поводу этого решения иск в арбитражный суд, но, к сожалению, проиграли, так как не могли представить ряд документов. Из-за того, что прошло несколько лет, и из-за того, что в этот период мы вели учет не самостоятельно.

В результате «Сплаву М» пришлось доплатить НДС и заплатить штраф, оставшись почти без прибыли. Было это, как я уже сказал, в 2012 году.

Прошло время, и уже в этом году к нам пришли сотрудники УБЭП: по тому же самому эпизоду 2010 года! Оказывается, еще в ноябре 2013 года было возбуждено уголовное дело по признакам мошенничества. «Но как же так, — спрашиваем, — мы ведь уже понесли наказание за этот эпизод как за налоговое нарушение…»

В итоге органы полиции расширили свое расследование: нам вменяется ныне несколько эпизодов, в том числе более поздних. Пока у меня статус подозреваемого, остальные сотрудники проходят как свидетели…

Надо ли говорить, что текущая деятельность компании от этого страдает? Я больше всего боюсь, что тот или иной заказчик откажется вносить предоплату за поставку, опасаясь, что его деньги «зависнут», если что-то случится с компанией.

— А в чем суть обвинения?

— Во-первых, как я уже сказал, это эпизод 2010 года. Якобы я заведомо сотрудничал с фирмой-однодневкой. Во-вторых, якобы я незаконно получил возмещение НДС из российского бюджета, хотя всякий раз законность подтверждалась проверками налоговых органов.

У нас в компании, как и положено в таких случаях, ведется два разных учета налогообложения: один — для внутрироссийских поставок, другой — для экспортных. По первым мы к возмещению ничего не выставляли — исправно платили НДС. По вторым мы действительно получали возмещение НДС, но в полном соответствии с законом.

Мы не имеем возможности развиваться, ведь нас натуральным образом «кошмарят»: вызывают на допросы каждого из сотрудников, да не по одному разу. От того, что мы не имеем возможности работать на полную мощность, страдают также муниципалитет и государство, ведь они недополучают налоги.

Если говорить не о наших частных проблемах, а об общих проблемах бизнеса, бывают ситуации, когда компании, особенно начинающие, совершают ошибки в налоговом учете. Нужно ли их за это непременно наказывать? Может быть, налоговым органам следует в каких-то случаях помогать им, подсказывать, как это делается во всем мире? Тем более что интерпретации налогового законодательства весьма неоднозначны.

Было так раньше и у нас — специалисты налоговых органов довольно охотно делились знаниями. Но теперь они панически боятся предстать консультантами. Ведь если выяснится, что они консультировали предпринимателя, а против того возбудили уголовное дело, они могут пойти как соучастники или участники организованной группы…

Репрессивная тенденция, мягко говоря, не способствует тому, чтобы бизнес чувствовал себя защищенным.

— Это самая крупная проблема, которая мешает развитию бизнеса?

— Это одна из крупных проблем. Есть и другие.

О сложности получения кредита, о том, что кредит дорогой, я уже упоминал.

Есть сложности, связанные с приобретением недвижимости. Чтобы построить офис на участке земли, нужно сначала этот участок купить, весь период строительства платить налоги, хотя участок еще никак не используется для извлечения прибыли. Это колоссальные затраты: мы вынуждены откладывать наш проект офисного и производственно-складского комплекса на потом.

Налоговая проблема. Безусловно, необходимо платить налоги, чтобы государство имело возможность финансировать армию, социальную систему. Но налоговое бремя должно больше способствовать развитию бизнеса — и НДС, и налог на прибыль слишком высоки.

Очень высоки также налоги на заработную плату. В частности, они резко уменьшают для предпринимателей возможность выплачивать сотрудникам премии, потому что высоки издержки, связанные с налогами.

Огромная проблема — кадровая. Особенно в таких городах с промышленной специализацией, как наш. Молодые люди уезжают за лучшей жизнью в Екатеринбург, производственные профессии не пользуются большим спросом…

— Несмотря на сложности, вы видите для себя перспективу?

— Да, безусловно: нужно развиваться, расширяться. Я планирую освоить производственное направление — обработку ряда продуктов, которые мы сегодня получаем в качестве сырья. Самим нам будет делать ее дешевле, чем ее выполняют на стороне, и доход от продажи таких продуктов выше.

У нас нет другого выхода, как выживать, несмотря на сложности, и уверен: у нас все получится. Б

 

 

Компания «Сплав М» осуществляет промышленный маркетинг, предлагая прокат из меди, никеля, алюминия и сплавов на основе этих металлов, а также дополняющие продукты (из меди, цинка, свинца, никеля, олова и пр.), в первую очередь по прямым контрактам с заводами-изготовителями.

География деятельности — СНГ (Россия, Казахстан, Украина, Белоруссия). Уникальность предложения фирмы в том, что материалы изготавливаются строго по спецификации заказчиков и большой спектр товара имеется в наличии. Поставляемая продукция отгружается со склада, находящегося географически в центре промышленного региона России (Свердловская область, г. Каменск-Уральский).

18 декабря 2013 года общество с ограниченной ответственностью «Сплав М» награждено дипломом лауреата всероссийской премии «Национальная марка качества — 2013» с присуждением почетного звания «Гарант качества и надежности».